Помощь  -  Правила  -  Контакты

Поиск:
Расширенный поиск
 

Размещено 18:48 6/07/2017





4 ноября 2015 прошла лекция "Онкология: состояние и перспективы". Лекцию проводил ведущий сотрудник Московского областного онкологического Центра, хирург высшей категории ГРОЗДЕЙ Пётр Николаевич.


Дорогие Друзья!

Данный видеоматериал выложен в текстовом формате.

Рад приветствовать вас в нашем лектории. Действительно, сегодня та тема, которая волнует всех и это то  заболевание, которое часто звучит как приговор. Когда говорят больному, что у него рак, он сразу начинает прощаться с жизнью и начинает сразу себя вести как практически умерший уже человек. Вот сегодня мы, дорогие братья и сестры, вместе должны с вами подумать, что можно сделать для того, чтобы правильно вести себя в этой ситуации, для того, чтобы не отчаяться, вовремя получить нужную помощь.

Понятно, что в этой ситуации нам всем трудно разобраться, поэтому сегодня мы имеем в нашей аудитории за этим столом ведущего сотрудника Московского областного Центра онкологии Гроздей Петра Николаевича.

Прежде чем дать ему слово, я немножко статистики приведу о том, что такое онкозаболевание и какое оно занимает место в структуре общей патологии. Некоторые данные. Конечно, данные тревожные, потому что сегодня Россия, к сожалению, набирает обороты в смертности от онкозаболеваний. Это связано с разными причинами. И сегодня уже мы приближаемся к первым местам, и, по данным международных агентств по исследованию рака, Россия в 2012 году заняла 5 место в мире по числу смертей от онкозаболеваний. Тут приводится количество случаев. Нас опередили Китай и Индия в этом плане. К сожалению, большинство ситуаций с онкозаболеваними связаны с тем, что идёт поздняя диагностика, на 3-4 стадии. Это утяжеляет прогноз (потом мы поговорим об этом) и возможности лечения.



Говоря в общем об онкозаболеваемости в мире, сегодня умирает более 7,5 миллионов человек ежегодно. В России на конец 2012 года на учёте в онкологических учреждениях состояло более 3 миллионов больных. Каждую минуту ставится 1 онкодиагноз. За последние 10 лет число онкологических больных в стране увеличилось на 25 %. Через 10 лет, если ситуацию не менять, больных станет ещё больше на 15-20 %. Как я уже сказал, заболевание в большинстве случаев – это цифра 60% случаев – диагностируется 3-4 стадия этого процесса. Ежегодно экономический ущерб от онкологических заболеваний был на 90 млрд. рублей.



Сегодня мы думаем о том, что мы можем сделать. Для того чтобы немножко войти в тему онкозаболеваний, давайте поговорим о том, какие причины онкозаболеваний, как они развиваются и как их диагностировать на ранней стадии. Слово предоставляется нашему ведущему лектору.



Ведущий сотрудник Московского областного онкологического диспансера, врач высшей категории, онколог ГРОЗДЕЙ Пётр Николаевич



Спасибо огромное, о. Моисей, за приглашение сюда на круглый стол. О. Моисей сказал о статистике. То, что заболеваемость онкологическими заболеваниями на самом деле растет и растет в геометрической прогрессии. Наверное, это болезнь нашей цивилизации:  то, что мы всегда куда-то торопимся для того, чтобы достичь каких-то невиданных высот –  физических, но, наверное, не духовных.



На самом деле онкология – это наука, раздел медицины, который занимается изучением опухолей, доброкачественных и злокачественных.

Доброкачественные – это те опухоли, которые выходят из-под контроля клеточного деления (немножко так, вкратце остановлюсь), но в то же время они имеют свою дифференцировку клеток и они по своей структуре напоминают те ткани, из которых они произошли. Это липомы (в народе т.н. жировики) или фибромы, фиброаденомы в молочных железах у женщин, это папилломы, которые находятся как в желудке, также и в кишечнике. Эти опухоли поддаются лечению. В основном это хирургическое лечение, это полное выздоровление. И в основном очень редко, когда они рецидивируют, т.е. когда опять болезнь возобновляется.



Вторая категория опухолей в онкологии – это злокачественные. Здесь совсем другая обстановка. Это опухоли, которые абсолютно выходят из-под контроля нашего организма, которые делятся сами по себе, независимо от того, как бы мы этого хотели. Это опухоли, которые очень быстро растут, прорастают в окружающие ткани (т. н. инвазивный рост) и самое страшное то, что они очень часто метастазируют.



Онкологические заболевания имеют системный характер и не зависят только от того именно конкретного органа, будь то печень, почки, либо молочная железа, кишечник. Это болезнь всего организма.

Процесс клеточной трансформации, конечно, до конца не изучен. В основе его лежит повреждение генетической информации, т.е. повреждение ДНК. Отсюда происходит вот этот бесконтрольный рост и деление клеток, а также механизм апоптоза, т. е. запрограммированной клеточной смерти.

Т.е. в нашем организме, уже доказано, в каждом человеке есть раковые клетки. Только кто-то доживает до рака, кто-то не доживает до рака, кто-то не доживает. Почему? А потому, что у нас у каждого есть свой иммунитет от раковой опухоли. И здесь на самом деле зависит от того, насколько этот иммунитет развит у человека, насколько мы стараемся нашему всему организму помочь. Поэтому и получается, что кто-то выздоровел от рака, живет, у кого-то это не получилось. В основном это связано с нашим противоопухолевым иммунитетом.



Почему это «болезнь цивилизации», как сказал о. Моисей? Какие факторы? Именно онкология. На самом деле, выделяют очень много факторов, и каждый ученый в каждой стране каждый по-разному. Но в основном это химические факторы, т.е. это ароматические углеводороды, это бензопирены, затем диоксины – это вся наша химическая промышленность, весь наш пластик. Особенно очень большой вред, когда мы стараемся его сжечь (всякий мусор бытовой). Наша хлорированная вода, которую мы постоянно пьём из водопровода. И так же наши нитраты, нитриты. Нитраты – это в сельском хозяйстве для того, чтобы получить очень хороший результат. А нитриты – это все наши колбасные изделия, все наши консерванты, которые мы добавляем, чтобы это было всё как-то красиво: красивое мясо, красивая продукция. Всё это в итоге приводит к тому, что эти все препараты обладают канцерогенезом.



Дальше идут физические факторы. Это всем известное ультрафиолетовое облучение, это радиация.



Механические травмы: в основном это люди, которые работают с повышенными температурами – такая профессиональная вредность – это сталевары, люди, которые работают в горячих цехах.



Биологические факторы. Это уже доказанная вирусная этиология. Роль вируса папилломы человека, который вызывает развитие рака шейки у женщин.



И нарушение иммунной системы. Это так называемая СПИД-инфекция, о которой много разговаривают. И нарушения эндокринной системы: опухоли молочной железы, предстательной железы и щитовидной железы.



Немножко остановлюсь, конечно, на лечении. Лечение доброкачественных образований, мы остановились,  единственный способ – это хирургический метод. Для злокачественных образований – это, конечно, очень много форм и вариантов лечения рака. О. Моисей сказал, что на самом деле, когда пациент приходит и к нам в клинику, и, я думаю, что в любую больницу, и когда человеку объявляют, что у тебя рак, это как приговор. Почему так происходит? Человек на самом деле не осведомлен и не знает, что это всё лечится и что на первых стадиях диагностики заболевания 97 % – это выздоровление. У нас информации об этом много. Если взять заграницей, то там, прежде чем пациенту поставить диагноз «рак», обязательно должно быть морфологическое подтверждение. Но у нас, если кто-то не дай Бог сталкивался и с родственниками,  в поликлинике или в стационаре доктор безапелляционно заявляет (на одном там, например, снимке; или по УЗИ; или томографии грудной клетки), что у вас рак, и ставят человеку приговор – на самом деле это неверно. Ставится диагноз во всем мире, и я думаю, что и сейчас у нас всё это происходит, после морфологической биопсии, т.е. после того, как ткань опухоли исследуется. Поэтому прежде чем как-то сказать или поставить диагноз «рак», обязательно должно быть морфологическое тому подтверждение, т.е. гистология. В крайнем случае, цитология.



Методы лечения онкологии. Это хирургическое лечение.
Это химиотерапия обязательно. Может быть в моно-режиме, или полихимиотерапия, когда несколько препаратов применяется. Она применяется как перед операцией, так и после операции. Это облучение опухоли и метастазов. Один из методов – иммунотерапия с помощью назначения иммуномодуляторов или стимуляторов для того, чтобы поддержать наш противоопухолевый иммунитет. Это гормонотерапия при гормоночувствительных и гормонозависимых опухолях. И последние, вот, новейшие разработки, которые вся онкология сейчас использует, в т. ч. и наш Центр – это таргетные препараты. Это дорогостоящее очень лекарство, которое направлено на то, чтобы убивать, воздействовать на клетку-мишень, т.е. непосредственно на саму опухоль. Если в химиотерапии препаратом мы действуем на весь организм, не только на больные клетки, раковые, но и на все остальные органы и ткани. Поэтому после химиотерапии – многие пациенты очень тяжело это переносят –  это и тошнота, и рвота, выпадают волосы, и дискомфорт. И поэтому очень много пациентов, конечно, отказываются от этого лечения, и мы прерываем это лечение. Потом это очень плачевно всё, конечно, оборачивается для данного пациента. То таргетные препараты – это, конечно, всё по-другому. Это пациенты, которые намного легче переносят лечение, но в связи с тем, что это препараты очень дорогие, конечно, не каждый простой человек это лечение может получить.



А для того, чтобы его не получать, должна быть профилактика и ранняя диагностика. Потому что на начальных стадиях, как я уже говорил, опухоль поддаётся лечению, и люди выздоравливают.



Профилактика в чём заключается? Мы не можем отделиться от этого мира, в котором мы живём. Но хотя бы стараться в чём-то себя как-то ограничивать (<имеются в виду> те факторы, которые я перечислял: химические, физические и т.д.). Помнить, что вот это вредно, а вот это можно отложить, попозже что-то сделать.



Диагностика.
На самом деле всё зависит от нас, от нас самих. Так, наверное,  устроен наш организм, что он всегда нам подскажет где-то что-то как-то. Надо просто научиться к нему прислушиваться. В Центре я в основном занимаюсь проблемами молочной железы, я хирург-маммолог, поэтому, когда приходят пациентки и видишь, что там опухоль молочной железы, там язва, и человек сидит год прикладывает каким-то капустным листом или ещё куда-то ходит к знахарям – это не есть правильно! Видно эту опухоль. Спрашивается, почему вы дома сидели, почему не приходили к доктору. И здесь вытекает на самом деле очень много вопросов. Не от того, что сам пациент виноват, что он не пришел. А потому что наша система здравоохранения: когда вы приходите в поликлинику и видите очередь народу,  и нету талончиков… Человек раз пришёл, второй раз пришёл, талона не получил. Ему остаётся что? Искать какие-то ходы-выходы. Я думаю, что мы это решить не можем. Там большие люди сидят в Здравоохранении, которые будут, как говорится, думать, как нам улучшить. Ну, а от нас всё-таки зависит: надо быть более напористыми, искать доктора, чтобы посмотреть родственников своих, как говорится, где-то беспокоит… Пожилым людям просить своих взрослых детей, чтобы отвезли к доктору, чтобы он посмотрел. Потому что начальные стадии, ещё раз повторяюсь, поддаются лечению. Конечно, лечить 4 стадию и 3 стадию очень тяжело и, на самом деле, потом в финансовом отношении очень плохо. Очень плохо в финансовом отношении! Потому что сейчас такая ситуация в стране. Да и во всём мире кризис. Денег не очень много у населения, а химиопрепараты, для того чтобы лечиться, очень дорого стоят. И поэтому тогда замкнутый круг получается. Пациент пришёл к доктору. Доктор (даже мы) выдаём справочку, вы идите по месту жительства, там получите лекарства. В итоге по месту жительства бюджет очень маленький, лекарств нет. И люди остаются наедине со своей проблемой. Им некуда деваться! О. Моисей приводил статистику о том, что у нас в России, конечно, заболеваемость растёт. Она растёт во всём мире! Просто если взять Европу и Америку – там люди приходят на ранних стадиях, поэтому они лечатся. И вот эта статистика – она хитрая очень вещь! Поэтому там показатели намного лучше. У нас же в связи с тем, что мы приходим с самыми уже последними четвёртыми стадиями, конечно, статистика – первый год жизни, когда ставят на учёт пациента – очень, очень высокий <уровень>.



Насчет так же профилактики, диагностики. Сейчас везде очень много и в интернете, и по телевидению показывают о том, что есть всякие антиоксиданты, витамины. Конечно, это очень хорошо. Но сразу хочу просто остановиться по своему опыту работы в клинике: все синтетические витамины и все синтетические антиоксиданты пользы приносят мало. Самая лучшая польза от средств растительного происхождения.  Т.е. травы. Это травы и это витамины, полученные от фруктов, овощей, ягод, орехов. Зелёный чай. Вот это всё то, что нам необходимо. Это наше питание.



Конечно, сразу возникает вопрос. Подходить надо очень грамотно. Я сказал, что овощи-фрукты – это и нитраты. Опять же, надо кушать именно экологически чистые овощи и фрукты, а не покупать там, где китайцы выращивают. Там, извините меня, когда берут на анализ, показатели просто зашкаливают. Желательно, конечно, овощи-фрукты где-то как-то почище принимать, потому что это очень хороший антиоксидант, это очень хорошее подспорье будет нашему организму бороться с данными злокачественными опухолями.



И на самом деле, ни одна болезнь не возникает без причины. Дело в том, что, как я сказал, в настоящий момент медицина настроена на то, чтобы лечить именно симптомы, а не болезнь. Мне, слава Богу, довелось. Я начинал учиться в институте, когда были ещё земские доктора, профессора. На самом деле Профессора с большой буквы! И по жизни мне встречались люди, которые всегда говорили: «Пётр, ты должен лечить больного, а не болезнь!» Сейчас это всё поменялось. И сейчас всё направлено на то, что студенты приходят, выпускники, начинающие молодые специалисты и обращают внимание только на наши именно симптомы. Заболела голова – дали таблетку от головы, заболел желудок – дали таблетку для желудка. Не интересуясь, почему у него голова заболела, с чем это связано. Т. е. нет вот этого комплекса, единого подхода к лечению больного. Да, сейчас у нас приказ (опять же возвращаюсь к Министерству здравоохранения): меня учили оказывать медицинскую помощь, сейчас, вы знаете, что приказ – мы оказываем медицинские услуги. Да, т.е. мы сфера услуг. Вы пришли, например, или вызвали Скорую помощь – у вас повышенное давление. Вам померили давление и спокойно уехали. А может быть это связано  абсолютно с каким-то заболеванием почек… всё что угодно! Или заболевание той же самой щитовидной железы. Но банально приехали, сделали гипотензивный препарат и уехали. Т.е. вот такой у нас подход в настоящее время.



Поэтому ни один человек не может победить болезнь, поскольку эта болезнь результат неправильного обращения с системой человеческого организма. Мне понравилось высказывание: «Онкология – это крайняя степень загрязнения организма. В таком организме нарушена работа таких систем как кишечник, печень. До придела закислены и загрязнены кровь, лимфа и, конечно, наша душа». Потому что от этого в нашем мире, в котором мы сейчас живём, очень тяжело. Много соблазном всяких, много искушений. Я думаю, это не мне говорить. Об этом лучше всего скажет о. Моисей. А то, что касается медицины, я думаю, что медицина у нас на самом деле, если взять в общем, хорошая. Просто пережить надо несколько лет. Всё будет хорошо.



Я опять же с опытом, немножко отвлеку вас. По поводу «заграниц». Многие пациенты приходят, которые с деньгами. Там большие деньги и всё это. Мы поедем, там, в Израиль лечиться, в Германию, мы куда-то ещё поедем… Поверьте мне: то, что есть в Израиле и в Германии, это есть в России. Здесь просто очень хорошо работает менеджмент. К чему сейчас в принципе идёт и наша медицина. Т.е. насколько это преподнести. Когда ко мне приходят пациенты и говорят: «Вот, доктор, я была в Израиле, заплатила там за операцию на молочной железе, провели мне четыре курса химиотерапии. Мне профессор мазал семь раз зелёнкой послеоперационный шов». Я говорю: «Это хорошо – профессор мазал зелёнкой. Но опять же, сколько вы денег заплатили!» Конечно,  сейчас это для всех коммерческая тайна. Никто не хочет разглашать, потому что налоговая и все дела. Но когда через 3 или 4 месяца эта же пациентка, которая раньше приходила… Я думаю, у каждого на слуху Балашиха, какие там очереди в поликлинике, надо там выстоять и все дела, а там тебя принимают, встречают и всё там прекрасно, и всё хорошо. Безусловно. Но когда через 3-4 месяца приходят, когда живого места нет, и человек с метастазами просит помощи: «Доктор, почему я не прислушалась, почему я это не сделала!?» Ну, увы, каждый человек вправе выбирать сам, по какому пути ему идти: лечиться у нас или лечиться заграницей. Просто на самом деле мы такой мир сейчас… Народ разучился. Когда говоришь правду пациентам, человек абсолютно не верит. Как только начинаешь где-то врать, всё это принимается за чистую монету! Поэтому то, что сейчас у нас делается, вот от себя лично скажу, сейчас надо идти всегда на доктора. Не надо обращать внимание на аббревиатуру, там «Всесоюзный» или какие-то там. Да, там работаю профессора – я не могу сказать. Надо выходить не только ни на клинику, надо выходить на тех врачей, которым вы доверяете. Потому что со своего опыта знаю, когда, например, приходят ко мне пациенты, говорят, Пётр Николаевич, у меня такая-то беда. Я говорю: «Давайте лечиться: вы доверяете полностью мне, я уверен в вас», – тогда всё получается! Как только начинается – нет вот этой связи «доктор-пациент», лечение не идёт! Потому что, на самом деле, должна быть вера: вера человека в доктора, вера человека в выздоровление, вера человека в Бога – самое главное. Тогда всё это получится. Тогда мы победим любую болезнь.



Я за своё время столько чудес видел. Когда я пациентов выписывал, извините меня, честно говоря, увидимся мы ещё раз хоть или не увидимся… Когда человек через месяц приходил своими ногами – это… чудо просто! Но опять же, это единицы, это те люди, в которых на самом деле сильна воля, когда сильна вера, когда готовы цепляться за жизнь. И побеждают болезнь те пациенты, которые на 180 градусов меняют своё мировоззрение. Когда поначалу – пришла беда, онкология.  У кого-то сразу первая мысль, ставят себе вопрос, почему это я? Я такая хорошая, у меня всё прекрасно. Вот соседка, там: она пьяница, она гуляет. А я вот, такая вроде бы порядочная. Почему я?! Заметил это, самые дорогостоящие лекарства абсолютно не помогут. А та пациентка, которая приходит: «Пётр Николаевич, да я знаю то, за что мне это. Я должна это», – на 180 градусов всё меняется. Смотришь, и всё получается. 3-4 стадия, выходят с операции – кажется, ну всё, человек должен умереть. Смотришь, всё нормально, пять лет приезжают, наблюдаются, остаёмся друзьями. Всё зависит от пациента! А мы, врачи, мы как бы направляем в то русло, которое надо: где-то что-то помочь, где-то лекарством, где-то может быть словом, а где-то просто направить к молитве, в Церковь. Потому что без неё нам никак нельзя. У меня всё.



Если возникли вопросы, вы можете задать их по этой ссылке.


Размещено 19:01 6/07/2017
Далее беседу продолжает о. Моисей (Дроздов)


Пока Вы говорили, я тоже вспомнил ряд интересных данных, которые можно привести. Вот Вы сказали «пятилетний срок». 5 лет – это не просто цифра, это некий стандарт выживаемости. Человек выжил в течение пяти лет, значит он, в принципе, здоров. Ему можно дальше жить.



И вот я приведу такую вот статистику. Тоже она показательна. У нас выживаемость в России около 40%, в то время когда во Франции, допустим, 60%. В Америке немножко больше. По стадиям. Хотел ещё вернуться к нашим графикам. Вы видите, как растёт кривая в мире и в нашей стране. Этот график показывает именно ту ситуацию, что у нас, к сожалению. больше процент 3-4 стадии этого заболевания. Вот интересный факт. Если болезнь диагностируется в 1 стадии, то пятилетняя выживаемость более 90%. 2 стадия – выживаемость около 75%. 3 стадия (может быть, Пётр Николаевич нам ещё немножко скажет, что такое стадии, как отличить 1, 2, 3 и 4 стадии) пятилетняя выживаемость около 55%. Т. е. показатель падает.  А 4 – последняя стадия с метастазами – выживаемость всего 13%. Сравните, дорогие братья и сёстры, в 1 стадии 90%, а в последней 13%. Мы видим,  насколько большая разница.



Теперь в отношении, какие органы больше всего поражаются. По данным статистики, и у нас, на первом месте стоят лёгкие.
Т.е. важно, что мы дышим, как мы дышим и что мы делаем, для того, чтобы лёгкие оздоровить. На втором месте наш желудок. Что мы едим, как мы едим, насколько мы правильно едим. В частности, интересный факт (даже не касаясь нашей Церкви, а просто касаясь вегетарианства).
Оказывается, вегетарианство, тем более пост – очень мощный фактор оздоровления человека от токсинов, онко-  всевозможных веществ. Я ещё помню, когда у меня мама (тоже медик, преподаватель) писала диссертацию о влиянии 3,4 периспилен (тогда было такое ужасное вещество) на рак лёгких и других органов.

Третье место – печень. Почему печень, потому что она всё обезвреживает, но наступает такой период, когда она уже не может обезвредить и сама поражается.

Четвёртое – простата, т.е. как мы ходим, насколько у нас подвижный образ жизни и т.д.

Пятое место – это рак груди, то, чем занимается предметно Пётр Николаевич.

Шестое – толстая и прямая кишка.

Седьмое – щитовидная железа, проблема всех технических регионов: нарушается её действие, потому что толи йода не хватает, толи ещё чего-то не хватает. Щитовидная железа – это очень мощный регулятор всех процессов в организме. Лимфомы, почки, мочевой пузырь, поджелудочная железа, меланома, лейкимия, рак эндометрия и т. д.



Теперь, дорогие братья и сёстры, несколько слов о том, сколько стоит, допустим – вот мы говорили о лечении заграницей. Ряд больных уезжают заграницу. Стоимость лечения онкозаболевания в долларах США заграницей от 20 до 50 тысяч. Представляете, да? Аппараты, которые используются для эффективного лечения, стоят больше 100 тыс. долларов. Вот эти таргетные методы, которые сейчас внедряются (к сожалению, их мало, этих препаратов) стоят более 100 тыс. руб.  (на капельницу). Бывает, гораздо выше. Это я немножко занижаю даже, чтобы не пугать присутствующих.



И, конечно же, Пётр Николаевич сказал в своём выступлении о том, что синтетические препараты работают плохо. Это естественно, потому что Господь, сказано, создал врачевства из земли. Всё то, что связано с растениями, с естественными методами оздоровления – оно работает. Всё, что связано с нашим химическим производством, работает плохо, потому что организм научился распознавать то, что он принимает или не принимает. Вот я читал – одна из таких интересных теорий, которая подтверждена научными исследованиями,– что даже право- и левовращающий замеры, т.е. одно и то же вещество может быть по-разному ориентировано в пространстве, по-разному воспринимаются организмом. Вещество может быть одно и то же, но с одной стороны – это правовращающий, допустим, химический изомер. А с другой стороны – левовращающий, природный.



И сегодня мы сталкиваемся с такой важной темой, как помочь, людям, которые находятся в состоянии болезни, предболезни. Конечно, хорошо, когда есть ранняя диагностика, но, к сожалению, её нет. Вот как помочь людям в этой ситуации? И народ правильно понимает, куда надо идти и что надо делать. Но здесь начинаются перекосы, потому, что люди начинают чем-то одним увлекаться. Допустим, фитотерапией вне обращения к врачу. Толи, допустим, Церковные Таинства вне обращения к врачу. К сожалению, не всегда это бывает эффективно в полной мере. Хотя, конечно, именно фитотерапия является сегодня основной возможностью помочь людям в состоянии болезни, в т. ч. когда они применяют те или иные подчас «жёсткие» методы онкотерапии. Например, удалили грудь, потом возникает химиотерапия, возникают другие «жёсткие» методики. Люди лысеют, теряют силы, не могут справиться с этими методами воздействия. И здесь может помочь фитотерапия. Мы дали одному больному, который плохо переносил химиотерапию, небольшой пакетик со сбором трав при химиотерапии. И он настолько хорошо её перенёс, что все были поражены.



Недавно мы с о. Мелитоном были на Алтае, потом в Башкирии. На Алтае есть целая школа на базе мединститута; работают профессиональные врачи, которые занимаются фитотерапией. Один из них возглавляет это направление – Корепанов Сергей Валерьевич. И мы конкретно там изучали, проходили, смотрели, как фитотерапия и в каких случаях работает. Действительно, очень важно применять фитотерапию не только для лечения, но и для профилактики этих серьезных недугов.



Я приведу небольшие книги, которые выходят не только где-то на Алтае (рекомендую: книга Корепанова Сергея Валерьевича, к.м.н. «Фитотерапия. Онкология»), но и этой проблемой занимаются ведущие травники нашей страны, за рубежом. Недавно мы были на конференции в Башкирии, которая так и называется: «Здоровый образ жизни – основы безопасности России». Там мы видели такие книги, которые очень показательны даже своими обложками: «Фитотерапия против рака». Здесь изображены такие растения, которые часто используются, и очень полезно применять их, чтобы снизить риск: тот же грецкий орех, например, берёзовые почки, даже красный мухомор – правильно приготовленный и принятый резко снижает заболеваемость онкопатолигиями, сибирский барбарис, пурпурная эхиноцея, алое и т.д.



 Книжечка, которую тоже вам порекомендую, профессора Корсуна и его дочери Елены: «Традиционное траволечение в Православии». Тоже очень хорошая книга!



Недаром эти растения – целая группа, о которой я сказал, – называются адаптогены – это те растения, которые позволяют человеку максимально хорошо приспособиться подчас к жёстким условиям внешней и внутренней среды.
И действительно,  дорогие братья и сестры, это очень важная тема и эта тема нуждается в широком распространении. Пить нужно травы! Пить правильно травы, потому что травы – это не просто больше насыпал, кучу заварил – трава лучше. Это очень чёткие деликатные методы воздействия.



Говоря о состоянии больного, у которого поставлен этот диагноз, очень важно понимать, что, конечно же, как говорил Пётр Николаевич, главное – настроение больного; то, как он воспринимает свою болезнь; то, как он обращается к Богу, к Божией Матери. Сегодня у нас праздник, мы празднуем образ Казанский Божией Матери, которая является всегда заступницей рода христианского. Сегодня мы вспоминаем этот праздник в связи с событиями 1612 года, когда, как сказал явившийся Арсению архиепископу, который был в заточении в Кремле после Литовского нашествия, преподобный и богоносный отец наш Сергий: «Арсений, предстательством Богородицы суд над нашим Государством изменён на милость. Москва будет в руках осаждающих, и Россия будет спасена». Так и случилось.  И, конечно же, Божия Матерь является той нашей главной надеждой, которая позволяет людям выстоять в борьбе с недугом.



И вот хочу рассказать один случай, будет интересно, а таких случаев очень много. Мы были как-то с братиями в Толгском монастыре, и нас монахиня водила с показом Обители. Прикладывались к чудотворной Толгской иконе, и здесь мощи святителя Игнатия (Брянчанинова). И она нам рассказала такой интересный случай. Тоже он является очень показательным. У неё как-то недавно на экскурсии были мама с ребенком. Ребёнок 12 лет, подвижный мальчик. Мама рассказала свою историю, что когда лет 15 назад она проходила лечение по поводу онкозаболевания, ей было сделано несколько химиотерапий. Потом, трудно понять, как это случилось, что врачи не досмотрели, обнаружили, что она беременна. Вот такой возник сложный вопрос, что делать, потому что понятно, что тут обычный человек умирает или очень себя плохо чувствует от этой химиотерапии, а плод в утробе матери, конечно же, формируется и естественно он не может не ощущать их воздействия. Врачи начали сразу эту женщину пугать этой ситуацией, что вот плод в вашей утробе (а это уже было несколько месяцев) умер, будет разлагаться, и вы умрёте. Поэтому вам надо делать аборт по медицинским показаниям. А женщина была верующая или, скажем так, частично верующая. И она, прежде чем решиться на этот шаг, пришла к своему духовному отцу-старцу, который ей сказал очень жёсткие слова: «Ты же знаешь, что аборт – это убийство. Ты рожай, а если что-то будет не так, тогда проси, чтобы Господь забрал этого человека, которого та родишь. Это будет уже как-то по-христиански, по православному». А женщина верит и врачам, и духовнику. И она начала молиться Богу в своей такой горячей молитве уединённой, чтобы Господь, как только она родит, сразу забрал ребёнка. И женщина та рождает мальчика в срок абсолютно здорового по всем показателям оценки здоровья младенца! Ну что делать? Она понимает, что она уже испросила у Бога забрать этого маленького человека, и она начала, как мы говорим, давать задний ход. Она начала говорить, что Ты не сейчас забери этого человека, а если он будет неугодный, если он будет плохо себя вести, если не будет в храм ходить, молиться, ну, и т. д. Она начала приводить контраргументы, чтобы, в общем, Господь не забирал сразу этого маленького мальчика. И маленький мальчик, по молитвам матери, рос, развивался до 10 или 12-летнего возраста. Но слово матери всегда со властью! И в 12 лет у мальчика начала быстро развиваться опухоль мозга. Причём очень быстро, в тех отделах, когда было сложно что-то сделать, потому что эти отделы захватывали центр регуляции, гипоталамическую область, и врачи понимали, что риск очень высок, боялись что-то сделать. Ребёнок впал в кому – без сознания в реанимации. Мать чувствует свою вину. Она приезжает в Толгский монастырь, слёзно молится перед иконой Божией Матери, покупает обыкновенную иконочку в свечном ящике – образ Божией Матери, прикладывает его к иконе-оригиналу. Потом с этим маленьким бумажным образочком она едет в больницу. В реанимацию её пропускают, как мать умирающего ребёнка. И она прикладывает этот образочек к голове своего сына, который без сознания больше недели к этому времени. А он открывает глаза, смотрит на образ и говорит такие слова, которые нас не могут не трогать: «Она всё время тут стояла». И потом ребёнок быстро выздоравливает. Выздоравливает буквально за какой-то месяц. Опухоль прошла очень быстро,  регрессировала и ушла. Врачи были поражены. Но есть такое выражение: «Для верующих людей нет вопросов, а для неверующих людей нет ответов». Врачи начали выдумывать, что включился некий такой гомеостаз, некие особые резервы, которые позволили ему быстро преодолеть это  и т.д. Так, часто учёные предпочитают верить в явную ложь типа теории Дарвина и других теорий, которые отрицают Творца и предпочитают какую-то лужу, в которую ударила молния, из которой образовались жизнь и, в общем-то, уникальные творения.



Таких случаев, дорогие братья и сестры, очень много. Находясь в Обители уже более 15 лет, мы постоянно сталкиваемся с чудесами исцелений. Эти чудеса исцелений касаются в первую очередь тех людей, которые обращаются к Богу и которые просят об исцелении. И вот когда, например, Господь исцеляет слепого человека, который сидел у края дороги и просил, перед тем, как его исцелить, Господь спрашивает: «Что ты хочешь?» Не потому, что бы Господь не знал, что хочет этот человек, а для того, чтобы человек обнаружил свою свободную волю, потому что свободная воля – это самое главное и достояние, и ответственность человека, которая у него есть. Это свободной волей выбирается или дорога жизни, или дорога смерти; или ад, или рай и т.д.


 
Интернет-магазин икон "Главикона.ру"

Помогите Машеньке