Помощь  -  Правила  -  Контакты

Поиск:
Расширенный поиск
 

 Псалтирь на всякую потребу, составленная по советам и наставлениям святых отцов 

Чтобы уберечься от тяжких грехов: 18 
Против нападений бесовских: 45, 67 
При обвинениях и клевете, воздвигающихся на тебя: 4, 7, 36, 51 
Для смирения духа: 5, 27, 43, 54, 78, 79, 138 
Когда враги продолжают искать твоей погибели: 34, 25, 42 
В благодарность за победу над врагом: 17 
Во время скорби и в несчастиях: 3, 12, 21, 68, 76, 82, 142 
При унынии и в безотчетной скорби: 90, 26, 101 
В защиту от врагов, в напастях, при кознях человеческих и вражьих: 90, 3, 37, 2, 49, 53, 58, 139 
В обстояниях, чтобы Господь услышал молитву твою: 16, 85, 87, 140 
Когда просишь милости и щедрот у Бога: 66 
Если желаешь научиться, как должно приносить благодарение Господу: 28 
Чтобы не скупиться и подавать милостыню: 40 
Восхваляя Господа: 23, 88, 92, 95, 110, 112, 113, 114, 133, 138 
В болезнях: 29, 46, 69 
В смятении душевном: 30 
В душевном уязвлении: 36, 39, 53, 69 
В утешение угнетаемым: 19 
От порчи и колдунов: 49, 53, 58, 63, 139 
Когда имеешь потребность исповедания истинного Бога: 9, 74, 104, 105, 106, 107, 117, 135, 137 
О прощении грехов и в покаянии: 50, 6, 24, 56, 129 
В радости духовной: 102, 103 
Когда слышишь, что хулят Промысл Божий: 13, 52 
Чтобы не соблазниться, когда видишь, что нечестивые благоденствуют, а праведные терпят скорби: 72 
В благодарность за всякое благодеяние Божие: 33, 145, 149, 45, 47, 64, 65, 80, 84, 97, 115, 116, 123, 125, 134, 148 
Перед выходом из дома: 31 
В дороге: 41, 42, 62, 142 
Перед посевом: 64 
От покраж: 51 
От потопления: 68 
От мороза: 147 
В гонениях: 53, 55, 56, 141 
О даровании мирной кончины: 38 
О желании переселиться в вечные селения: 83 
По усопшим: 118 
Если одолевает лукавый: 142, 67

 ПОКОЛЕНИЕ ЖЕНЩИН С ИСКАЖЕННЫМИ ЦЕННОСТЯМИ.... 

Вы никогда не задумывались почему практически каждой из нас так тяжело быть постоянно с детьми? 

Почему нас куда-то тянет из дома? 
Почему ради выхода в свет, мы готовы отдать своих детей другим людям на воспитание, людям, которых мы не знаем? 
Почему нас больше волнует мода и сплетни, чем педагогика и здоровое питание? 
Почему семья не занимает главное место в нашей жизни? 
Почему наше с вами будущее и самореализация, наши желания важнее будущего наших детей? 
Сейчас все эти вопросы из разряда риторических... 

Мы не умеем быть счастливыми матерями, женами, хозяйками, женщинами… Мы не видим смысла в том, чтобы посвящать как можно больше времени детям, чтобы печь печенье каждый день, чтобы носить юбки и платья, чтобы гладить мужу рубашки, думая о его жизненной цели… 

Мы не видим в этом ценности, важности. Семья, материнство, преданность, жертвенность, женственность… Все обесценилось. Все потеряло смысл. 

Почему так произошло? 

Почему мы рвемся на работу, бросая ребенка в полтора-два года на какую-то странную женщину в детском саду? Ведь она не будет любить его. Она будет обращаться с ним как цокольщица с цоколем на электроламповом заводе. Для нее это конвейер. Она не будет даже пытаться увидеть личность в этом ребенке. Она будет давить на него, требуя быть как все, потому что у нее таких 25 и по-другому с ними нельзя. 

Когда-то давно, лет 30 назад наша мама так же отдала нас в детский сад. Такой же тете. Немножко странной. Но делать нечего. Надо идти на работу. Только практически каждой из нас тогда было около года. И мы росли и развивались не дома почти все это время… А если точнее, то 21 год — 5 лет детского сада, 11 лет школы и 5 лет ВУЗа. Все это время мы дома были практически только вечерами и иногда на выходных. Мы постоянно куда-то спешили. У нас были дела — утренники, занятия, уроки, контрольные, репетиторы, экзамены, пары, курсовые, диплом, работа, курсы… 

Нам говорили — учись, иначе будешь домохозяйкой! 

И это звучало так угрожающе, что хотелось, действительно, грызть зубами гранит науки. Ведь главное — это красный диплом, хорошая работа и умопомрачительная карьера. Ну или хотя бы просто устроиться куда-то на работу, ведь надо самой себя обеспечить. 
Как часто мы собирались за обеденным столом всей семьей? Только по праздникам. 

Как часто мама встречала нас со школы? Обычно мы сами приходили домой и грели себе обед или же оставались в продленке. А вечером мама устлавшая и озлобленная от бесконечных неприятностей на работе приходила домой. Она не хотела ни говорить, ни есть. Она спрашивала про отметки (если не забудет), проверяла уроки вскользь и отправляла всех спать. 

Наши родители не знали нас... 

Они не знали ничего о нашем внутреннем мире, о наших мечтах и стремлениях. Они реагировали только на плохое, потому что реагировать на хорошее у них не было времени. 

Мы тоже не знали их. Мы и не могли их узнать, потому что у нас не было времени на долгие задушевные разговоры, на летний отдых с палатками у реки, на совместные игры или чтение, на семейный поход в театр или парк на выходных… 

И так мы росли.. Так мы взращивали в себе какие-то идеи и представления о будущем, о жизни, о жизненных целях и идеях. 
И в наших умах место для семьи было отведено очень незначительное. Как раз именно такое же, какое мы видели в наших семьях. 
Ведь чтобы долго возиться с ребенком, играть с ним, нужно любить это делать. 

Чтобы постоянно каждый день печь печенье и готовить много разнообразной еды, нужно любить это делать. 
Чтобы уделять время дому — украшать его, убирать, улучшать, создавать уютную атмосферу, нужно любить это делать. 
Чтобы хотеть жить целями и идеями мужа, переживать за него и его будущее, нужно… любить мужа, а не только себя рядом с ним. 

Главный Учитель в жизни. 

Все это прививает дочери мама. Она - ее первый и самый главный учитель. Она указывает на жизненные ориентиры. Она учит любить…свою женскую миссию. Она объясняет о важности быть женой и матерью. Она учит… любить. 

И если дочь практически не видела свою мать, а если и видела, то совсем не вдохновляющую на семейное счастье, то как ей самой обрести его?! 

Мы обречены были растерять свою чистоту и любовь, потому что нас учили только как сделать карьеру. Нас учили, что слово «успех» имеет значение только вне дома, только где-то в казенных стенах. 

А потом мы тихо плачем над разрушенным браком (которым по счету уже), над отчужденностью детей и каким-то странным ощущением, что кто-то когда-то нас обманул. 

Но выход есть всегда! 

Выход — это учиться. Учиться быть матерью, женой, хозяйкой, женщиной. По-тихоньку, по-немногу… Учиться видеть все другими глазами. Женскими, добрыми, любящими… 

Учиться любить. Учиться думать не о работе большую часть дня, а о своей семье. Учиться ценить семью, мужа, детей. Служить им, помогать им стать лучше, распуститься как цветочным бутонам, согретыми нашей любовью. 

Нам нужно учиться улыбаться детям и мужу, обнимать их чаще. Нам нужно смотреть глубже и понять, что мы не просто растим человека, мы формируем его внутренний мир, его мировоззрение, его жизненные установки. Многое из того, что он получит в детстве, будет следовать за ним всю его жизнь. 

И нам нужно сделать блестящую карьеру матери и жены. И если мы даже не будем пробовать пройти по этой карьерной лестнице, разочарование будет неотъемлемой частью нашей старости. Потому что упущенные возможности и отвергнутая ответственность дают очень горькие плоды в будущем. 

И важно помнить, что все даст свои плоды в свое время. Какие они будут? Многое зависит от нас. От нашего жизненного вектора, от ценностей, которые мы несем в этот мир…в мир своей семьи. 

Автор: Наталья Богдан

 Так бывает: ютятся в однушке, 
За обедом делят котлету, 
Спят на стареньких сбитых подушках, 
И проводят за городом лето. 

Босоногих дочурок лелеют, 
Круглощеких сынишек рожают. 
И живут - ни о чем не жалеют. 
Просто любят и оберегают. 

А бывает совсем по-другому: 
Два авто, трехметровое ложе, 
Пес породистый бродит по дому, 
Каждый шаг - дорогого дороже. 

В жизни стали для многих примером 
Неродные, ненужные души. 
И давно уж не помнят, наверно, 
Как любили друг друга в однушке. 

Что ж ты, жизнь, так устроена странно? 
Видно, счастье - не там, где вкуснее. 
Пустота - не в дырявых карманах, 
А в домах, где душою беднеют. 

Аленушка Легкая

 ДУХОВНАЯ БРАНЬ 

Я жил под кровом веры Благодатной, 
В тиши молитвы к Богу воссылал... 
Вдруг искуситель нагло и превратно 
Не те слова нашептывать мне стал. 
С тех пор лукавый расставлял ловушки... 
Внезапно попадая в них — на миг! —
Как часто я служил послушною игрушкой
И, падая, чуть духом не поник. 
Зачем хулу и яд вливаешь в уши, 
Назойливый и тайный супостат? 
Куда ведешь? Зачем пиявишь душу? 
Ты, мерзкий, опротивел во сто крат. 
Но враг упрям, коварный и безстыжий, 
Терзает душу, истязует плоть... 
В безсилии своем я к Богу — ближе.. 
К Нему взываю «Помоги, Господь! 
Ты всюду: солнце, море, птицы, сосны- Всё 
Ты- в дрожаньи каждого листа. 
Пребудь со мной, 
Зиждитель Живоносный, 
Не дай погибнуть, на защиту — встань!».
И прояснилось: ложные наветы
Не что иное — тление и дым... 
К Тебе стремимся — истине и Свету,
Хвалу тебе, о Боже, воздадим! 

Протоиерей Рафаил Яганов.

 Что красит девушку? Не яркий цвет помады, 

Не золото, не бархат, не шелка. 
Что красит девушку? Какою быть ей надо? 
Об этом говорят во все века: 

Не гордой, а приветливой и скромной, 
Не дерзкой, а послушной и простой, 
Чтоб, чистотою покоряя мир огромный, 
Она бежала бы от болтовни пустой. 

Нет скверных слов, нет выкриков хвастливых, 
Красавице такое не к лицу, 
Нет взглядов неприличных и блудливых, 
А есть почтенье к матери, к отцу. 

Красива та, которая умеет 
Себя смирить и ближнего простить. 
Прекрасна та, которая не смеет 
Себе позволить лгать, хамить и мстить. 

Блистает ярко красотой чудесной 
Та, у которой совесть говорит: 
«Будь целомудренной, трудолюбивой, честной, 
Такою быть Сам Бог тебе велит!» 

Сегодня многие желают быть иными 
И рабски служат ложной красоте. 
Желаю, девушки, я вам не быть такими, 
А всеми силами стремиться к чистоте. 

Когда любовью, верой, добротою 
Наполнен будет жизни каждый час, 
Тогда спасительной небесной красотою 
Господь чудесно всех украсит нас!
 

 Учись прощать, молись за обижающих,
Зло побеждай лучом добра,
Иди без колебаний в стан прощающих
Пока горит Голгофская Звезда.

Учись прощать, когда душа обижена,
И сердце, словно чаша горьких слёз,
И кажется, что доброта вся выжжена,
Ты вспомни, как прощал Христос!

Учись прощать, прощай не только словом,
Но всей душой, всей сущностью твоей.
Прощение рождается любовью
В борении молитвенных ночей.

Учись прощать, в прощении радость скрыта,
Великодушие лечит как бальзам,
Кровь на кресте за всех пролита,
Учись прощать, чтоб был прощен ты сам.

Борис Пастернак

 Скажи спасибо перед сном 

За то, что ты имеешь дом, 
За то, что есть чего поесть, 
За то, что есть куда присесть. 

За то, что у тебя есть друг, 
За то, что верен твой супруг, 
А если друга, мужа нет, 
Тогда, за то, что видишь свет. 

Чтоб видеть свет, нужны глаза 
И слух, чтоб слышать голоса, 
Глаза на месте, есть и слух, 
Скажи спасибо, что не глух. 

Ещё спасибо двум ногам, 
Что ходят всюду, тут и там. 
Есть люди, что живут без них. 
Ну что, счастливчик, ты притих? 

Я соглашусь, что есть бардак, 
Что в жизни многое не так, 
Но всё же, ты подумай, взвесь, 
Цени, что есть сейчас и здесь! 

И прежде, чем ложиться спать 
В свою уютную кровать, 
Ты вспомни, друг мой, об одном: 
Сказать СПАСИБО перед сном. 

Зиля Аипова
 

 Скажи спасибо перед сном 

За то, что ты имеешь дом, 
За то, что есть чего поесть, 
За то, что есть куда присесть. 

За то, что у тебя есть друг, 
За то, что верен твой супруг, 
А если друга, мужа нет, 
Тогда, за то, что видишь свет. 

Чтоб видеть свет, нужны глаза 
И слух, чтоб слышать голоса, 
Глаза на месте, есть и слух, 
Скажи спасибо, что не глух. 

Ещё спасибо двум ногам, 
Что ходят всюду, тут и там. 
Есть люди, что живут без них. 
Ну что, счастливчик, ты притих? 

Я соглашусь, что есть бардак, 
Что в жизни многое не так, 
Но всё же, ты подумай, взвесь, 
Цени, что есть сейчас и здесь! 

И прежде, чем ложиться спать 
В свою уютную кровать, 
Ты вспомни, друг мой, об одном: 
Сказать СПАСИБО перед сном. 

Зиля Аипова
 

 Цена на ручную работу пугает? 

И что ни копейки я не уступаю? 
Простите, конечно, но в кассах вокзала 
Торгов на билет я пока не встречала. 

В оплате услуги за газ или свет 
Возможности торга, увы, тоже нет. 
Никто на заправках базар не разводит. 
Залил себе в бак, оплатил и свободен! 

Не можешь платить - мёрзни, топай пешком, 
Голодным ходи, голяком, босиком. 
Цена есть на всё: на продукты, одежду 
И только ручная работа как прежде… 

Как прежде совсем не в почёте цена. 
И каждому что-то я сделать должна. 
Кому по знакомству, кому по соседству, 
Но мне одарить всех совсем не по средствам! 

Никто из знакомых, соседей, друзей 
Имея зарплату, не делится ей. 
Никто не придёт мне квартиру убрать, 
Обед приготовить, бельё постирать. 

Все ценят себя, ценят время своё. 
А я, почему всем должна… ё – моё ? 
И я своё время, представьте, ценю 
И трачу его на себя, на семью! 

А если хотите иметь эксклюзив, 
То выходов два, я озвучу и их. 
Вы можете сами всё сделать себе. 
Ну, или купить, но по ЭТОЙ ЦЕНЕ. 

Продать за копейки работу ручную… 
НЕТ!!! Я не согласна на жертву такую. 
А кто не согласен с моими словами 
Удачи, Вам, счастья и…делайте сами! 

Хотите иметь эксклюзив – покупайте, 
А нет, проходите… и не отвлекайте! 
Где взять материал? И как правильно сделать? 
Вопрос не ко мне, а в другие отделы. 

В наш век технологий и инноваций 
Бесплатно уже не дают информацию. 
Кто хочет учиться – за знания платит, 
А даром делиться…с какой это стати? 

На каждый вопрос одинаков ответ 
Идите, товарищи, вы в …Интернет 
Чтоб в море инфы разыскать одно семя 
Потратьте СВОИ гигабайты и время! 

Стих Елены Бергман.
 

 ПОСТ ДЛЯ ТЕХ, У КОГО "МНОГО ПРОБЛЕМ" 


- Здрасьте-здрасьте, проходите на кухню. Я сейчас. Только ногти досушу... 
- Ногти? Какие ногти? - опешила психолог. 
Она работает в хосписе. В детском хосписе. Она работает со взрослыми, у которых умирают дети. Это не работа, а наказание. Постоянный контакт со смертельным отчаянием. 
Ее клиенты не красят ногти. Не одевают яркое. Не смеются. Не улыбаются. Не празднуют праздники. Не ходят в кино. 
Они носят черные платки. Смотрят в одну точку. Отвечают невпопад. Подолгу не открывают дверь. 
Они живут в ожидании черного дня и делают черным каждый день ожидания. 
Психолог нужен для того, чтобы прогнать из головы таких родителей мысли о смерти. О своей смерти. Потому что когда уйдет ребенок, зачем жить? 
Психолог должен объяснить зачем. Помочь придумать новое "зачем". И поселить это новое "зачем" в голову мам и пап, давно и привычно живущих на грани отчаяния. 

- Какие ногти? – переспросила психолог. – Вы мама Анечки? Вы Снежанна? 
- Я мама, мама. Вот эти ногти, - засмеялась Снеж. Показала красивый маникюр с блестящими, как леденцы пальчиками. 

Снеж 30 лет. 2 года назад ее четырехлетней дочке поставили диагноз. Онкология. 4 стадия. 
Диагноз, определивший конечность жизненного отрезка её дочери. Два года. Два раза по 365 дней. "Плюс-минус 720 дней", - посчитала Снеж и упала в колодец отчаяния. 
В колодце не было дна. Когда Снеж смотрела на дочку, она все время летела вниз, испытывая нечеловеческие перегрузки. Ей даже снилось это падение. Во сне она отчаянно цеплялась за стенки колодца, сдирая пальцы в кровь, ломая ногти, пыталась замедлиться, остановиться. Просыпалась от боли. Болели пальцы. И ногти болели. Желтели. Грибок, наверное. Снеж прятала желтизну под нарядный маникюр. 

Конечно, они боролись. 
Снеж отчаянно карабкалась. Хваталась за любую возможность. Традиционная медицина. Нетрадиционная. В один день после утреннего облучения она могла повезти дочь к деревенскому знахарю. А вдруг? Лучевая терапия и отвары целебных трав. 
Лучшие диагносты и онкологи. 
«А вдруг» закончилось, когда метастазы попали в костный мозг дочки. Снеж поняла: вот теперь - всё. Финальный отрезок пути. Сколько бы там не было дней, они уже без «а вдруг». 
Снеж осознала: она больше не сможет ничего изменить. Выбора: жить или умереть – больше нет. Ей, Снежане, придется это принять. Она мгновенно замерзла. 

Подождите, но выбор же есть всегда! Даже у осужденного на смерть человека, которого ведут на расстрел, есть выбор. Выбор – с каким настроем туда идти. С остервенением, с обидой, с прощением, с надеждой… 
Снеж поняла, что в этом выборе – ее спасение. И согрелась. 
Она выбирает жить «как ни в чем не бывало». Она не станет культивировать болезнь и подчинять ей всю жизнь дочери. И свою жизнь тоже. Она не положит на алтарь грядущей смерти больше ни дня из отведенных Господом на жизнь. 
Надо ЖИТЬ. А не ЖДАТЬ. 

Да, больничная палата и ежедневные инъекции яда в исколотые вены ребенка возможно продлят ее жизнь на несколько дней. Жизнь ли это для пятилетней девочки? Нет. Это мучение. 
Анюта все время плакала в больнице и просилась домой. Дома – куклы. Мультики. Смешные журналы. Фрукты. Дома – детство. А в больнице – борьба. Но исход борьбы уже определен, зачем тогда? 
Снеж забрала дочку домой. И стала жить-поживать. 

- Это она не в себе, - хмуро смотрели на Снежанну другие матери, чьи дети оставались в больничных палатах. – Это она сдалась. 
А Снеж в этот момент делала свой осознанный выбор. Она перестала падать в колодец. Остановилась. Подняла голову. И увидела небо. И лучи солнца, дотянувшиеся до нее в колодце. 

Снеж крепко сжимала Анюткину ладонь, когда они уходили из больницы. 
- Пойдем домой, моя хорошая… 
- Мы сюда больше не вернемся? – с надеждой спрашивала девочка. 
- Нет, больше не вернемся, - твердо сказала Снеж. 

Анюта стала пациенткой хосписа. Ну, то есть жила дома, а там стояла на учёте. 
Хоспис – это не про смерть. Хоспис – это про жизнь. Про то, что смерть – это часть жизни. Что умереть – не страшно. Страшно умереть при жизни. 
Снеж ценила сотрудников этого заведения. Они всегда были рядом. На расстоянии телефонного звонка. Он всегда готовы были помочь. И они не задавали глупых вопросов. Это важно. 

А другие - задавали. 
- Как ты? – спрашивали окружающие. 
В вопрос зашит глубокий ужас от осознания бескрайности чужой беды и глубокая радость от осознания, что эта беда – не со мной. 
- Я – отлично, - честно признавалась Снеж. – Сегодня на карусели поедем. Анютка хочет. Мороженого поедим. По парку пошатаемся. 
Люди отводят глаза. Этот текст принадлежит маме здорового ребенка. Его не должна говорить мама смертельно больной девочки. 
Люди, ни дня не прожившие в колодце, любят давать экспертные советы о том, как грамотно страдать. У них есть Хрестоматия отчаяния, мокрая от слез. 
А у Снеж нет такой хрестоматии. У нее – альбом с белыми листами. Каждый лист – это новый день. Сегодня мы проживем его на полную катушку. С мороженым и каруселями. Раскрасим яркими цветами и детским смехом. А потом настанет ночь, Анютка заснет, а Снеж будет слушать ее дыхание. Дыхание спящей дочери - лучшая симфония любви на свете. Спасибо, Господи, за ещё один яркий день. Завтра нас ждет новый чистый лист. В какие бы цвета его раскрасить? 

Где-то на отрезке Анюткиной болезни от Снеж ушел муж. Страшнее, конечно, что при этом от Анютки ушел папа. 
Уходя, муж говорил Снеж что-то обидное. Что толстая. И старая. И что-то ещё. Избивал словами. Снеж не слушала. Она понимала. Он просто сдается. Он уходит от страха. Он не хочет каждый день видеть угасание дочери. Это портит качество его жизни. Ему приходится виновато улыбаться. Потому что общество осуждает улыбки в такой ситуации. 
Впереди ещё год. Муж не хотел выкидывать год своей жизни в трубу страданий. Ведь этот год можно прожить весело, ездить на море, смеяться заливисто, целоваться исступленно. А альтернатива – слезы, уколы, врачи, диагнозы. Муж выбрал первое. Вышел за скобки семьи. И оттуда, из-за кулис, дает ценные советы Снеж. 
- Такой активный образ жизни добивает ребенка, - авторитетно заявляет бывший муж, рассматривая в соцсетях фотографии. На них - счастливая мама с хохочущей дочкой. Подписчики не подозревают, что дочка больна. - Ты ей жизнь сокращаешь. 
Снеж молчит. А что говорить? Теоретически он прав. Если бы Анютка лежала сейчас, утыканная иголками, через которые в нее закачивали бы химические препараты на основе яда, она бы, вероятно, прожила дольше. Но... Разве это жизнь для пятилетнего ребенка? 

Снеж давно не рефлексирует по этому поводу. Просто живет. 
Недавно свозила дочку в Парк развлечений. Вот это приключение! Анютка была счастлива. Желтоватые щечки покрывались румянцем. Она целый день проходила в платье Эльзы, она была настоящей, взаправдашней принцессой. Снеж радовалась вместе с дочкой, заряжалась ее восторгом. 

Жить, когда у тебя все хорошо - это одна история. А жить, когда у тебя все плохо - совсем другая. 
Когда у тебя все хорошо, то можно думать о пельменях и новых обоях в гостиную. А когда все плохо, то все мысли перекрыты шлагбаумом осознания, что метастазы уже перешли в костный мозг ребенка. 
Снеж прошла этап отрицания. И гнева. И истерик. Она уже там, на другом берегу. Она - в принятии. 
Поэтому она живет, как будто все хорошо. Она сломала шлагбаум и прибралась в голове. Она думает о пельменях и обоях в гостиную. Можно взять бежевые такие, с кофейным оттенком. Будет красиво. 

- Снежанна, вы думаете о том, как будете жить...потом? – осторожно спрашивает психолог. Она готова к ответу про суицидальные мысли. И знает, что говорить в ответ. 
- Потом? Ну, плана у меня нет, но я знаю, что я сделаю сразу после... 
- Что? 
- Я уеду на море. Буду много плавать. И загорать. И заплывать за буйки. 
- На море? Интересно, - психолог рассматривает Снеж с любопытством. Думает о силе этой измученной испытаниями, но несломленной женщины. 
Снеж по-своему понимает этот пристальный взгляд. Она трактует его как осуждение. Она к нему привыкла. 
- Вы думаете, это стыдно? Все так думают. Мама. Бывший муж. Соседи. Подруги. 
- Я так не думаю, Снежанна, честно. Даже наоборот. 
- Я смою в море все эти осуждающие взгляды. Все приговоры. Мне тут сказали, что я... как это... "пафосно страдаю"… 
Снеж усмехнулась. 
- Снежанна, вы боитесь чего-нибудь? – спрашивает психолог. 
- Я? - Снеж задумалась. - Наверно, уже нет. Я боюсь Анюткиной боли. Но есть морфий. А так ничего... 
- Анечке хуже. 
- Да, я вижу. Не слепая. Но так уже было. Думаю, прорвемся. 
- А если нет? 
- А если нет, то я не хочу вскрытия. Не хочу, чтобы трогали ее. И платье Эльзы уже готово. Она в нем была счастлива здесь. И будет там. 

Психолог собирается уходить. Она здесь не нужна. Она не скажет этой маме ничего нового. Скорее, наоборот. Эта женщина - сама мудрость и принятие. А может это защитная реакция, блокирующая чувства. А может, жажда жизни. Какая разница? Море... Она хочет на море. 
От нее не пахнет отчаянием. Пахнет лаком для ногтей. И немножко шоколадом. Они с дочкой ели шоколад. 
Из комнаты в руки Снеж выстреливает Анютка. 
- Мама, пойдем раскрашивать новыми фломастерами разукрашку!!! - верещит девочка. 
- Я иду, Анют. У нас гости, видишь? Поздоровайся. А то не вежливо… 
- Здрасьте, - здоровается девочка и убегает в комнату. Если бы не желтоватый цвет лица и не вздувшиеся лимфоузлы - обычный ребенок, заряженный детством. 

Снеж выходит на лестничную клетку проводить психолога. А на самом деле - закурить. Очень хочется. 
- Вы – удивительная, Снежанна, - говорит психолог на прощание. - Вы большая редкость. Вам не нужен психолог. Вы сама себе психолог. Я даже советовать Вам ничего не буду. Пожелаю сил и стойкости. 
- Угу, спасибо, приятно, - Снеж приветливо улыбается и жадно затягивается сигаретой. - Сил и вам тоже. У вас работка - не позавидуешь. 
Двери лифта закрываются и не дают психологу ответить любезностью. 
Снеж докуривает сигарету и еще минуту рассматривает весеннее небо через грязное окно. Небо голубое, яркое, залитое солнечным светом. 
Такое же будет на море. Потом. Снеж будет греться в его лучах. Быстро загорит в черное. Будет вечерами мазать сметаной красные плечи. 
А когда придет пора – она вернется сюда. 
Вернется, обновленная. 
И пойдет работать в хоспис. Психологом. Будет вот также ходить к тем, кто разучился улыбаться, и учить. Учить жить вопреки диагнозам. Учить ломать шлагбаумы. Учить думать о море. Учить видеть солнце в колодце. 
Она будет показывать людям свои фотографии. На фотографиях – счастье двух людей. И нет болезни. Это они с Анютой в парке. Это - катаются на лошадках. Это - на каруселях. Это - на горке. Это они лопают фрукты. А вот тут - шоколад... 

Видите, можно жить. Можно. И нужно. Просто купите пельмени. Просто поклейте обои... 

Р.S. А вот теперь все, кто прочел этот текст, подумайте: у вас и правда еще есть проблемы? 

Ольга Савельева
 

« Предыдущая страница  |  просмотр результатов 11-20 из 783  |  Следующая страница »
Интернет-магазин икон "Главикона.ру"

Помогите Машеньке