Помощь  -  Правила  -  Контакты

Поиск:
Расширенный поиск
 

 КАК ЖИТЬ? 


Духовный завет архимандрита Георгия (Евдачёва), 
игумена Свято-Георгиевского Мещовского мужского монастыря, братии обители и духовным чадам.... 

Ничего не искать, ничего не просить, как живёшь – по плодам жизни твоей – нужное тебе даст Бог. Всё терпеть и прощать, никого не осуждать, за всё благодарить Бога и верить Ему и Его Божественному промыслу. При этом помнить слова Спасителя: «От Меня это было». 

Не унывать, не печалиться, быть в мире душевном, потому как в немирной душе нет Христа. Ум и чувства всегда держать в Боге, жить и всё делать по Евангелию, как Господь велит. 

Делать, слушать, говорить, мыслить, чувствовать, рассуждать, предполагать, идти вперёд – всё нужно делать по Евангелию, чтобы во всём этом был Христос. А Христос есть Мир, Радость и Любовь. Всегда освящай себя, преображай, очищай, ограждай себя от Зла и всего плохого именем Иисуса Христа. Как можно чаще произноси: « Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Этим должны быть пропитаны ум, чувства, душа, плоть, дела наши. Божественная благодать, а это есть Божественная энергия, Божественная энергия же есть Бог, Она же есть Дух, Жизнь, Любовь, Троица Единосущная. 

Не давай плоти властвовать над духом, усмиряй её постом и воздержанием, мало ешь и мало пей, во всём имей меру, бегай Зла, твори Добро, люби Закон Бога, его исполняй, тогда будешь в благодати Божественной. Кто исполняет заповеди, тот в Боге и в нём Бог. Старайся ум всегда держать в тишине, со Христом. Не давай помыслам, воображению, чувствам царствовать в уме. В этом тебе поможет частое произнесение умом имени Иисуса Христа. 

Бойтесь суеты во всём: в словах, в мыслях, в движениях, в разговоре, в поступках. Суета как ураган – всё погубит. Любите ближнего, не говорите о нём плохо. Не обижайтесь на ближних, не осуждайте их. Ваши ближнии, как и вы, больны грехом. При общении с ними об этом надо помнить. Духовная болезнь наша – от Адамова греха. 

Не спорь с ближним никогда, в споре живёт дьявол – погубит обоих спорщиков. При споре возгорится гнев и оба будете пленены лукавым. От спора уходи со словами: «Прости меня Христа ради». И кланяясь, удаляйся. Не ищи правды. Правда - мир души. Радость – в Боге, тишина в уме – тишина от грехов и от помыслов, тишина в плоти, во всём человеческом существе. Правда –Христос , Он – во всём. 

Не страшись ничего, не печалься, уповай на Христа и говори: «Господи Иисусе Христе, прости и помоги!» В беседе собеседнику неси радость. Это тоже терпение ближнего. В диалоге с собеседником не будь распинателем Христа, то есть не осуждай, не говори плохо о людях, всё делай по Евангелию. В противном случае станешь распинателем Христа даже в обычном разговоре как иудеи, кричавшие: «Распни Его!» и делавшие Ему заушения. Всё, что против Евангелия, против Христа. 
Не бойся дьявола, который пугает болезнями и скорбями. Всё преодолевай с помощью Божией. Взывай: « Боже, будь ко мне милостив. Как Ты знаешь, Господи, как ты хочешь, Господи, помилуй мя!» Бойся потерять Бога. Потеряешь Бога, если будешь жить по страстям, греховно, когда ум будет утопать в греховных помыслах. Если потеряешь Бога, сразу ищи Его как овца, которая отбилась от пастуха. Кричи умом, делом и покаянной жизнью: «Господи Иисусе Христе, помилуй!» 

Открывай помыслы старцу – и обрящешь Бога во Святом Причастии. Причащайся часто. Каждое воскресенье непременно, это святая обязанность христианина. В этом смысл и суть нашей веры. Там Христос, которого мы проповедуем, – Распятого и Воскресшего, по слову божественного апостола Павла. Если на неделе случится чтимый праздник, то и в день сей причащайся. Перед причастием достаточно поститься один день, но правило ко причащению исполняй полностью. 

Храни очи, чтобы они не бегали по миру. Они, грешные, всегда ищут греха и вводят его в душу, потому что сами они есть дверь души. Чтоб очистить духовное сердце, в ум и в чувства не пускай греха. Тогда воля будет со Христом. 

Правило молитвенное бери по силам, как благословит старец, а в монастыре – игумен. Всё делай по благословению старца, а в монастыре – по благословению игумена. Если дело начал без благословения, то это дело тебе предложил и делает вместе с тобой дьявол, он тебя в нём погубит. Молитвы не будет, хоть бы и с молитвой дело начал. Старец, а в монастыре игумен – помощник тебе на пути ко Христу. Без них дороги не найдешь, так как на них почивает особая благодать. Куда тебя вести, в благодати им скажет Христос. 

Не верь дьяволу, который возгревает в тебе брань на старца или на игумена. Даже если их видишь во грехе. Дьявол тебя тем самым норовит погубить. Помни Хама, который смеялся над наготою Ноя, отца своего. За это был проклят. По вере во Христа через старца, а в монастыре – игумена тебя поведёт Спаситель. 

Умереть готовься каждый день и каждый час. Если день прожил – не умер, в конце дня говори: « Благодарю Тебя, Господи, что оставил меня на покаяние!» И кайся во грехах за день, как написано в конце молитв на сон грядущим. Утром вставай и благодари Бога за то, что увидел дневной свет. Взывай: «Помоги, Господи, не согрешать в наступающем дне!» Всё об этом сказано в утренних молитвах. Читай их. Каждый день читай Евангелие. Если не будешь этого делать, как научишься жить по нему?! Читай Псалтирь – она бесов отгоняет, бальзам для души есть. Ангелов на помощь призывает. Псалтирь Бога покажет. 

Среду и пятницу почитай строго, в них сила даётся духу. Посты соблюдай – в них душа обновляется и наполняется благодатию Божией. В постах очищаются и оздоравливаются душа и тело. Почитай двенадцать временных Пятниц – особо мощное оружие против дьявола. 

В нищих живёт Христос, почитай Его милостыней. Всегда помни: перед тобой не нищий, а невидимо стоящий Христос. Убогих и больных Христос на руках держит. Обидишь их – обидишь Христа. За это жизнь тебя накажет. И Ангелы вразумят разными попущениями и скорбями. Божьих тварей – животных – не обижай, почитай их как украшение земли. Уважая творение, мы почитаем Творца. Они бессловесны, не могут сказать, когда им хорошо, а когда плохо. За добрых они молятся Богу, злых молитвенно просят наказать. 

Перед храмом и иконами крестись, как перед лицом Божьим. В испытаниях будь твёрд и уповай на Бога. Читай святых отцов. Это как молитва – подаётся Божия благодать. Молись святым – они за нас просят Бога. Святой Нектарий Эгинский сказал в явлении: « Что вы нас не просите за вас молиться? У нас на Небе безработица». Люби простоту, имей радость во всём. Делай Добро и да просветится свет ваш пред человеки, и да видя ваши добрые дела, прославят Отца Небесного. 

В монастыре живите как ангелы. Они нам образец на Небе. Будем помнить и об ответственности: на нас облачения ангельские, мы, монахи, должны быть образцом всем людям – тихи, скромны в походке, в учтивой речи, в скромном поведении, в молчании, в опущенном долу взгляде. Всё в нас должно подтверждать, что мы – ангелы. Если монах ввёл в соблазн мирянина своим поведением, словами, манерой разговора, содержанием своих речей, взглядом, выражением лица, суетными телодвижениями, лучше было бы этому монаху не родиться вовсе, так как этим он рискует ввести мирянина в состояние безверия. И тот может стать добычей дьявола. Монахам в миру погибель, они там жить не могут и не должны. Монах не должен без благословения и особой надобности выходить из монастыря. Монах не должен без благословения ночевать вне монастыря. 

У монаха нет родных и близких по плоти. Если он о них с пристрастием проявляет заботу, тем самым проклинает их и себя, кликает беду на них и себя. Господь сказал в Евангелии: « Кто любит отца или мать больше Меня, не достоин Меня». Близкие у монаха – ангелы небесные, Божия Матерь, Христос, все святые и монастырская братия. Своеволие и непослушание изгоняют из монаха благодать и сотворяют его демоном. Будет то, что стало с денницей и ангелами, превратившимися в бесов. 

Во всём держите чистоту веры православной. Нарушающие правила Семи Вселенских Соборов, правила Апостльские, догматы нашей веры суть еретики и безбожники. Их надо боятся как демонов. В спор с ними не вступать. Поправить их мы не можем, потому как ими управляет демон. За них нужно только молиться и только общецерковными молитвами. Их поправить может только Бог через посланных Им особых людей, которые пребывают в Духе Святом. Страстный человек, живущий во грехе, желающий поправить еретиков, основой своего дела будет иметь гордость, а в гордых Бога нет. 

Живите хотя бы так – и спасётесь!
 

 Боже, Ты услышь Свое творенье 

В радости Отеческой любви. 
Ты прости, предай грехи забвенью, 
И со дна на небо возведи. 
 
Ты, исполнив пустоту любовью, 
Мир прекрасный для людей создал, 
И Своей святой Пречистой Кровью 
На кресте лукавый грех попрал. 
 
Каждый, получив дыханье жизни, 
Вечно будет, вечно окрылен. 
По своей потерянной Отчизне 
Плачут души канувших времен. 
 
Дар свободы, под грехом согнувшись, 
Тяготится, прожигая дни, 
Господи, помилуй нас заблудших, 
В душах падших зло искорени. 
 
Протоиерей Геннадий Заридзе
 

 Сколько женщина может выстрадать, 

Сколько выплакать может она, 
А потом, приходя на исповедь, 
Так сказать... виновата сама... 
 
Сколько может любить и маяться, 
Всё и всем без обиды прощать, 
А потом вдруг виниться и каяться, 
И виновной себя считать... 
 
Сколько может она надеяться, 
Что и ей улыбнётся судьба, 
И когда-нибудь, всё изменится, 
И в окошко заглянет весна... 
 
Сколько силы, терпения и жалости 
Каждой женщине Бог подарил... 
Просто вы их любите, пожалуйста, 
Он для счастья их всех сотворил... 
 
Галина Воленберг
 

 О СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ 

ВОПРОС: Батюшка, вот я листаю ленту в Instagram, и она просто пестрит бесконечными селфи гламурных красавиц, у которых, кажется, и без Церкви всё хорошо. Выходит люди счастливы без Бога? И ещё вопрос. А можно выкладывать фото семьи в соцсети? Все подруги выкладывают! Вроде тоже хочется, и есть чем похвалиться, но муж не разрешает. 

ОТВЕТ: Давайте по порядку. Во-первых, не всегда можно верить страницам, как Вы говорите, гламурных красавиц. Всё это зачастую ложь. Они обманывают сами себя и врут окружающим, внушая миф о том, что безумно "счастливы, успешны и любимы". Но без Бога счастья не добудешь! Мне много сообщений приходит в «личку». Посмотришь аккаунт, и душа радуется - кажется, что внешне всё хорошо у человека, а при этом у него такие скорби, такое отчаяние, что плакать хочется. 
И потом, действительно счастливый человек вряд ли будет выставлять своё счастье, личную и семейную жизнь напоказ, обнажаясь в прямом и в переносном смысле. Ох, если бы мы знали, насколько это опасно – делиться интимным, самым дорогим и сокровенным с совершенно чужими людьми, выставляя фото в просторах глобальной сети. Зачем это нужно? Цель-то одна, чаще всего – заполнить пустоту в душе, свою гордыню потешить, дать людям возможность о себе всё узнать, посплетничать, чтобы все восхищались и завидовали. Но вызывать зависть – это ущербная позиция людей, у которых чаще всего есть всё, кроме счастья. 

Интернет – идеальный инструмент для того, чтобы беспощадно губить наши души. Но не Интернет – зло, а то, как мы его используем. Если он нам нужен для того, чтобы хвастаться и самолюбованием заниматься - это очень страшно. Казалось бы, это так безобидно - выставлять свою личную жизнь напоказ. Подумаешь, все так делают! Да, бывают примеры светлых миссионерских страничек в соцсетях, но это большая редкость, и я бы сказал - нелёгкий крест. Но в основном хвастограмм какой-то получается. Святые хранили себя в чистоте и молчании, а мы на весь мир трубим о своей жизни и потом удивляемся, почему несчастны. Напрасная публичность опустошает и не все обладают такой духовной силой, чтобы выдержать возникающие в этой связи искушения. 
Почему же за желанием со всем миром поделиться своим счастьем приходят слёзы и страдания? Потому что счастье любит тишину и тот, кто действительно счастлив, бережно его хранит, не провоцирует зависть у людей, и более того молится о том, чтобы ему никто не завидовал. А плоды хвастовства, самолюбия и гордости - это скорби и несчастная жизнь. 

Отчего так происходит? Попробую объяснить. Ну вот Вы рассказали миру о своём счастье и, вроде бы, вполне искренне. Как итог – Вам, скорее всего, позавидовали. И, того страшнее, – сглазили, а, возможно, и прокляли. На тех, кто церковной жизнью не живёт, не причащается – колдовство, проклятие, порча, сглаз и другие проделки сатаны действуют молниеносно! Враг, конечно, сделает всё, чтобы мы в это не верили и исполняли его волю, удаляясь от Господа. Но духовные законы работают независимо от нас. Есть Бог и есть дьявол. Есть добро и зло. Можно верить, можно не верить, но силы тьмы никогда не спят и имеют полное влияние над человеком, который не ходит в храм и не имеет никакой защиты от зла. Поэтому не стоит удивляться чувству одиночества и необъяснимой печали – это чаще всего наших же рук дело. Вроде поделились радостью, а самим в сто раз хуже стало. К сожалению, сейчас немало людей, которые живут бессмысленно и безрассудно, одержимые одним желанием, чтобы все им завидовали, считая это показателем какого-то "успеха". Но разве имеет значение мнение людей о нас? Разве они нам - судьи? Сегодня хвалят, завтра ругают. Главное жить благочестиво, в доброй совести и быть честным перед Богом, ведь только Он - наш судья и Спаситель. ​ 

Если не хотите страдать, никогда и никому (кроме духовника и ближайших людей, кто действительно может помочь, порадоваться, а главное - помолиться за Вас) нельзя ничего рассказывать о своей личной семейной жизни, а особенно в соцсетях. А чтобы защитить себя от зла, будьте благоразумны не только в интернете, но и в реальной жизни. Меньше языком болтайте, поменьше о себе рассказывайте, побольше молчите, а главное – ходите в храм и регулярно причащайтесь. Берегите себя от зла. Да будет милостив к Вам Господь! 

прот. Пётр Гурьянов

 Подари другому счастье, 

Обогрей своим теплом, 
Пусть в погоду и ненастье 
Твой открытым будет дом. 
 
Дай врагу горбушку хлеба, 
Чаем друга напои 
И почувствуй прелесть неба, 
Ощути тепло земли. 
 
Удивись красе природы 
Летом, осенью, зимой, 
А весна всегда в дороге 
Будет рядышком с тобой. 
 
Ты поймёшь, что в мире этом 
Злобе просто места нет, 
Есть всего на белом свете 
Счастье, данное для всех.
 

 Не бойся едких осуждений, 

Но упоительных похвал: 
Не раз в чаду их мощный гений 
Сном расслабленья засыпал. 
 
Когда, доверясь их измене, 
Уже готов у моды ты 
Взять на венок своей Камене 
Ее тафтяные цветы; 
 
Прости, я громко негодую; 
Прости, наставник и пророк, 
Я с укоризной указую 
Тебе на лавровый венок. 
 
Когда по ребрам крепко стиснут 
Пегас удалым седоком, 
Не горе, ежели прихлыстнут 
Его критическим хлыстом. 
 
Евгений Баратынский
 

 ЗВОНОК ПО СОТОВОМУ ТЕЛЕФОНУ 


Эта история случилась со мной на днях, когда я ездила из Оптиной Пустыни в Козельск по послушанию. Послушание выполнила. Пришла пора возвращаться в монастырь. А день уже заканчивается, маршрутки перестают ходить. Вот и в Оптину последняя по расписанию пошла. Бегу я за ней, а сумка тяжёлая. Нет, точно не успею… И не успела. Можно и пешком, конечно, дойти, но вот поклажа моя… Да и устала под конец дня… 

Подходит рейсовая маршрутка, которая по городу ездит. Пустая почти. Сажусь я в неё и спрашиваю: «А вот только что Оптинская маршрутка ушла. Мы её не догоним на какой-нибудь из городских остановок?» 

Водитель оборачивается ко мне не спеша. Смотрит на меня тяжёлым взглядом. Сам здоровый такой. Ручищи на руле огромные лежат. «Вот это здоровяк», – думаю… 

А он отворачивается и угрюмо так цедит сквозь зубы: «Не, не догоним». Достаёт из кармана сотовый телефон и начинает кому-то названивать. «Ну, – думаю, – конечно, если ты во время движения своей маршрутки ещё и по телефону будешь лясы точить, то точно не догоним». А он так спокойно чего-то там болтает. Сижу я и злюсь на саму себя, что на маршрутку опоздала, на погоду дождливую, слякотную. На здоровяка невежливого. Хотя знаю, что злиться – смысла нет. «Никогда не бегите за уходящим автобусом – это был не ваш автобус…» 

И осуждать ведь – тоже нельзя. Сижу и пытаюсь придумать добрый помысел об этом здоровяке. Я когда-то даже рассказ написала «Фабрика добрых помыслов». Там речь идёт о словах Паисия Святогорца. Старец писал о том, что необходимо терпеть немощи окружающих людей, покрывать их любовью. Не поддаваться помыслам осуждения, недоверия. 

А для этого придумывать добрые помыслы в отношении окружающих. Пытаться оправдать их, пожалеть. Понять, что, возможно, у них были добрые намерения, просто не получилось воплотить их в жизнь. Пожалеть, даже если этих добрых намерений не было, придумать добрый помысел о таких людях. Старец называет эту мысленную работу «фабрикой добрых помыслов». 

Маршрутка наконец-то с места сдвинулась. Здоровяк наболтался. Еду я и пытаюсь добрый помысел о нём придумать. Чтоб не осудить его, а оправдать как-то. «Так, – думаю, – у него, может, мама в больнице лежит. Или дома. Больная. А он ей звонит часто. Даже с дороги. Беспокоится о матери… Или нет. Вот ему срочно нужно детям позвонить. Проверить, что они там делают одни дома… А то, может, жена ждала звонка важного…» Еду и чувствую, что раздражение отошло. Вот и здоровяк мне уже кажется не таким вредным. А что? Хороший, наверное, человек… Просто вот озабочен срочными делами… 

Смотрю в окошко: луч солнечный сквозь тучи пробился. Ура! Дождь кончается! Хорошо-то как! 

Подъезжаем мы к остановке. Тут здоровяк ко мне оборачивается и говорит: «Догнали мы Оптинскую маршрутку. Пересаживайтесь». Вот здорово-то! И с чего я взяла, что взгляд у него тяжёлый? Обычный такой взгляд… Можно сказать, даже добрый… 

Я быстро пересаживаюсь в Оптинскую маршрутку. Она тоже полупустая. Протягиваю водителю деньги. А он спрашивает: «Ну что, чуть не опоздали?» Я улыбаюсь в ответ: «Да, я уж настроилась пешком идти. Вот погода только сырая да сумка тяжёлая». 

А водитель, парнишка молодой, улыбается мне и говорит: «Да, пришлось бы вам пешком топать, если б не друг мой, водитель городской маршрутки, на которой вы ехали. Он мне позвонил и попросил притормозить немножко на остановке. Говорит: «Тут пассажирка одна к тебе опоздала. С сумкой большой такой. Ты уж её подожди, ладно? Жалко сестрёнку». Я и притормозил». 
Вот тебе и здоровяк угрюмый! Сестрёнкой меня назвал… 

Благодарю тебя, отче Паисий, за твоё наставление о фабрике добрых помыслов! 
«Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей!» 

Ольга Рожнёва
 

 Мы стремимся всю нашу жизнь расписать. 

В праздник работать можно или нельзя? Если можно, то до какого часа? После какого часа нельзя? Можно ли зубы чистить после Причастия? Можно ли до Причастия? Сколько кусочков можно съесть? Сколько не съесть? Сколько нужно поститься - три дня или два с половиной? 
Вот что для человека представляет огромную важность. А на самом деле это все играет роль чисто дисциплинарную. 

Многие люди способны с помощью правил вести себя внешне безукоризненно. Таковы были фарисеи. Они исполняли весь закон, все его мелкие предписания, и при этом делали гораздо больше, чем сейчас мы с вами. Но пришел Христос - и они Его распяли, потому что у них в сердце была зависть, а про борьбу с завистью им никто ничего никогда не говорил, они об этом вообще не слыхивали. И многие из нас, гоняясь за призраками исполнения чего-то, теряют гораздо больше, не понимая, что же главное принес в мир Христос. 

От священников можно слышать такую фразу: "Ты лучше постом мясо ешь, а не людей". Потому что иногда люди, которые мяса не едят, терзают всех вокруг, терроризируют своих детей, снох или племянников. У внука, кроме мотоцикла, папирос и пива, нет никаких интересов, а бабушка ему: "Ты в церковь сходи, помолись, ты крест носи". И ест его, и ест, превращает его жизнь в ад кромешный. Он уже не знает, куда ему деться, а она и к матери его пристает: "Ты его своди, ты ему скажи!" И это называется христианство. Если внука притащить в храм насильно и крестить, бабушка будет довольна: "Ну, слава Богу, теперь у меня душа спокойна, закон исполнен, все в порядке". А на самом деле не в порядке: раз он крещёный, он в аду, возможно, будет гораздо ниже, чем если бы был некрещёный. То есть она ему гораздо худшую услугу оказала, потому что он мог бы дорасти когда-нибудь до веры; в тюрьме, может быть, пять раз посидел, одумался, крестился, и Господь в крещении простил бы ему все грехи. А так он тут же, покрестившись, идёт неизвестно что творить. Ту благодать, которая ему дана, втаптывает в самую жуткую грязь, которую только можно вообразить. И бабушка не считает это чем-то страшным. 

Вот такое чисто законническое, ветхозаветное отношение к духовной жизни. И нам всем надо его обязательно изжить. А изживается оно постепенно в процессе воцерковления, в процессе раскрытия в нас духовной жизни, восприятия благодати Божией. Те правила, каноны, обычаи, которые в Церкви существуют, святы. Они все подводят нас к Истине, делают её наглядной. Истина же совершается и раскрывается в нашей душе через духовный подвиг. 

Спасает не исполнение правил и не поиски особенных молитв. А то часто в стремлении вычитать побольше акафистов человек даже попадает под власть каких-то чисел; некоторые говорят: вот, надо сорок акафистов прочитать. А почему не сорок два? Или, может, двадцати трёх хватит? Почему именно сорок? Или стремятся куда-то поехать: о, там благодатно! А там ещё благодатней! Но каждый храм православный - это Небо. Что может быть благодатней? Вот мы сейчас пришли в храм, и на престоле лежит Пречистое Тело Господне. Мы стоим буквально в трёх метрах от самого святого места, которое только можно себе вообразить. Какие ещё нужны святые места? Здесь Небесное Царствие. И Тело Христово, то самое, которое одесную Бога Отца пребывает на Небесах, которое въезжало на осле в Иерусалим, которое распиналось на Кресте и возносилось на Небо, то самое Тело, к которому женщина прикоснулась с верой и исцелилась от своей болезни, - оно находится здесь. Никакой разницы между этим Телом и тем нет, они абсолютно тождественны. Мы стоим в присутствии Христа Спасителя, мы каждый день слушаем слово Божие, которое из Евангелия несётся, но с нами ничего не происходит, потому что Ветхий Завет в нас еще не умер, мы всё живем в цепи каких-то правил, которые нас связывают и сделались для нас самоцелью. А ведь правило - это всего лишь костыль, который помогает ходить. 

прот. Димитрий Смирнов

 У человека есть жена. Он недоволен ей. 

Ему как будто бы нужна получше, поумней. 
Но если счастья нет внутри, и в сердце пустота, 
Хоть всех вокруг перебери: не та, не та, не та. 
 
У человека есть страна. Он недоволен ей. 
Ему как будто бы нужна получше, посильней. 
Но если счастья нет в груди и в сердце пустота, 
Все страны мира обойди: не та, не та, не та. 
 
У человека есть судьба. Он недоволен ей: 
Потери и за жизнь борьба, не всё как у людей. 
Но если счастья нет внутри и в сердце пустота, 
Все судьбы мира рассмотри: не та, не та, не та. 
 
Но если счастья семена взошли и расцвели, - 
По нраву жизнь, друзья, страна и все края земли!
 

 7 секретов счастья от афонских святых и старцев. 


1. Вера в Бога. 

Однажды у преподобного Порфирия Кавсокаливита одна женщина спросила, почему он называет себя счастливым, ведь его здоровье серьезно ухудшилось. На это святой ответил: «Читай Священное Писание, ходи в церковь, имей духовника, причащайся Святых Тайн, - одним словом будь доброй христианкой.Тогда ты найдешь ту радость, которую ищешь. Ты видишь, что я сейчас болен, но я счастлив. Так и ты, когда немного приблизишься ко Христу, обретешь радость в своей жизни», - говорил преподобный. 

2. Освобождение от суеты и тревоги. 

Преподобный Паисий Святогорец советовал, чтобы чувствовать себя счастливым, жить естественной и простой жизнью, в которой нет места излишней роскоши, суете и напрасным волнениям. 

«Как-то раз ко мне в каливу зашел один врач из Америки, - говорил преподобный. - Он рассказывал мне о тамошней жизни. Люди там уже превратились в машины - целые дни они отдают работе. У каждого члена семьи должен быть свой автомобиль. Кроме этого, дома, чтобы каждый чувствовал себя комфортно, должно быть четыре телевизора. Вот и давай - работай, выматывайся, зарабатывай много денег, чтобы сказать потом, что ты благоустроен и счастлив. Но что общего у всего этого со счастьем? Такая исполненная душевной тревоги жизнь с ее безостановочной гонкой - это не счастье, а адская мука». 

3. Трезвый ум. 

У монаха Симеона Афонского есть короткая притча, которая ярко иллюстрирует, что внешние обстоятельства нисколько не влияют на то, чувствуем мы себя счастливыми или нет. Спасение находится в нас самих, поэтому нужно иметь трезвый ум, чтобы выстоять в трудностях. 

Вот эта притча: «Человек, не умеющий плавать, в панике барахтался в реке. Он поднял тучу брызг и по реке побежали волны, которые человек в страхе принял за опасное течение. Он начал бороться с речными волнами. Наконец, утопающий сообразил, как нужно держаться на воде и понемногу доплыл до берега. Выбравшись из воды, пловец оглянулся и увидел, что на реке полная тишина, а он все время боролся с волнами и брызгами, которые сам же и создавал. Все несчастья начинаются с нас самих. Но если ты наведешь порядок в мыслях, в тебе эти несчастья и закончатся». 

4. Чистое сердце. 

По слову святителя Нектария Эгинского, верный путь к счастью - иметь чистое, беззлобное сердце. 

«Счастье - это чистое сердце, потому что такое сердце становится престолом Божиим. Так говорит Господь для тех, кто имеет чистое сердце: "Вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом" (2Кор. 6:16). Чего им еще может недоставать? Ничего, поистине ничего! Потому что они имеют в сердце своем величайшее благо - Самого Бога!». 

5. Умение прощать. 

Прощение - одна из важнейших христианских добродетелей, поэтому каждый, кто стремиться к счастью, обязан научиться прощать ближнего. Благодаря прощению человек освобождает свое сердце от груза давних обид, а радостное сердце всегда счастливо. «Такой у нас закон: если ты прощаешь, это значит, что и тебе Господь простил; а если не прощаешь брату, то значит и твой грех остается с тобою», - говорил Силуан Афонский. 

6. Отдавать больше, чем брать. 

Для того, чтобы стать счастливым самому, необходимо делиться радостью и счастьем с ближним. Кажется, что в этом нет никакого секрета, но по слову монаха Симеона Афонского это умение среди людей самое редкое, но кто постигнет его, становится счастливым. 

7. Довольствоваться малым. 

«Желания - мусор мира», - говорил монах Симеон Афонский. Действительно, чем больше человек зацикливается на своих желаниях, тем более неумеренным становятся его аппетиты и, не имея возможности насытиться, человек обрекает себя на несчастье. 

Преподобный Пасисий Святогорец советовал противостоять желаниям - умеренностью. 

«Счастье обретается, когда довольствуются малым. Сегодня люди что делают? Покупают… покупают… покупают вещи, автомобили, электронику и кучу другого и, естественно, им не хватает денег, и они постоянно пребывают в тревоге. Нужно довольствоваться малым и не замахиваться на многое, ибо, имея требуемое и только необходимое, не нужно много работать. Тогда у них будет больше времени посидеть дома вместе с детишками и с семьей, чем-либо заняться, помолиться и, вообще, побыть в семейном тепле и уюте, и не быть в постоянном напряжении на дорогах», - говорил святой. 

По материалам сайта «Православное наследие Украины на Святой Горе Афон».
 

 Неси свой крест!!! Не говори, что тяжко… 
Кому-то в этот миг в сто раз сложней… 
Но не носивши ближнего рубашку, 
Судить его грехи вовек не смей… 
Не истоптав в его лаптях дорогу, 
Ты о его ошибках не суди… 
Носи в себе не гнев на мир, а Бога… 
И даже если нету сил – иди! 

Неси свой крест, когда тоска сжимает 
Твоё больное сердце до крови… 
Когда тебя уныние съедает, 
И, кажется, что в мире нет любви, 
Себе тверди, что счастье есть на свете, 
Ведь это не обман, и есть оно… 
К примеру, мама, дом, семья и дети… 
Любовь всегда со счастьем заодно! 

Неси свой крест, когда друзья стреляют 
В твою больную спину, в трудный час… 
Так Бог тебя от тех освобождает, 
Кто мог предать больнее в сотни раз… 
Когда ты хочешь новую квартиру, 
Кричишь «Молитвы Богу не слышны!», 
Он сделает, что ты захочешь мира 
В стране, что погибает от войны! 

Неси свой крест!!! Чужой не примеряя… 
Как стать дельфином птицу не учи… 
Но если миллион свечей сгорает, 
То их спасёт огонь одной свечи… 
Вот так и ты, тепла отдай немного, 
И ничего не требуя вернуть, 
Почувствуешь, как много в сердце Бога… 
А хочешь быть счастливым, значит – будь… 

Ирина Самарина-Лабиринт

 Факты о тонкостях русского языка, в которых иностранец ногу сломит :) 


1. Только у нас слово «угу» является синонимом к словам «пожалуйста», «спасибо», «добрый день», «не за что» и «извините», а слово «давай» в большинстве случаев заменяет «до свидания». 

2. Как перевести на другие языки, что «очень умный» — не всегда комплимент, «умный очень» — издевка, а «слишком умный» — угроза? 

3. Почему у нас есть будущее время, настоящее и прошедшее, но всё равно настоящим временем мы можем выразить и прошедшее («Иду я вчера по улице…»), и будущее («Завтра я иду в кино»), а прошедшим временем мы можем выразить приказ («Быстро ушёл отсюда!»)? 

4. Есть языки, где допустимо двойное отрицание, есть — где не допускается; в части языков двойное отрицание может выражать утверждение, но только в русском языке двойное утверждение «ну да, конечно!» — выражает отрицание или сомнение в словах говорящего. 

5. Все иностранцы, изучающие русский, удивляются, почему «ничего» может обозначать не только «ничего», но и «нормально», «хорошо», «отлично», а также «всё в порядке» и «не стоит извинений». 

6. В ступор человека, изучающего русский, может ввести фраза «да нет, наверное», одновременно несущая в себе и утверждение, и отрицание, и неуверенность, но всё же выражающая неуверенное отрицание с оттенком возможности положительного решения. 

7. Попробуйте объяснить иностранцу фразу «Руки не доходят посмотреть». 

8. Как точно назвать наклонение с частицей «бы», когда она выражает в разных ситуациях и условие, и просьбу, и желание, и мечтательность, и необходимость, и предположение, и предложение, и сожаление? 

9. В русском языке иногда у глагола нет какой-либо формы, и это обусловлено законами благозвучия. Например: «победить». Он победит, ты победишь, я… победю? побежу? побежду? Филологи предлагают использовать заменяющие конструкции «я одержу победу» или «стану победителем». Поскольку форма первого лица единственного числа отсутствует, глагол является недостаточным. 

10. Стакан на столе стоит, а вилка лежит. Если мы воткнем вилку в столешницу, вилка будет стоять. То есть стоят вертикальные предметы, а лежат горизонтальные? 

Добавляем на стол тарелку и сковороду. Они вроде как горизонтальные, но на столе стоят. Теперь положим тарелку в сковородку. Там она лежит, а ведь на столе стояла. Может быть, стоят предметы готовые к использованию? Нет, вилка-то готова была, когда лежала. 

Теперь на стол залезает кошка. Она может стоять, сидеть и лежать. Если в плане стояния и лежания она как-то лезет в логику «вертикальный-горизонтальный», то сидение — это новое свойство. Сидит она на попе. Теперь на стол села птичка. Она на столе сидит, но сидит на ногах, а не на попе. Хотя вроде бы должна стоять. Но стоять она не может вовсе. Однако если мы убьём бедную птичку и сделаем чучело, оно будет на столе стоять. Может показаться, что сидение — атрибут живого, но сапог на ноге тоже сидит, хотя он не живой и не имеет попы. Так что, поди пойми, что стоит, что лежит, а что сидит. 

А мы ещё удивляемся, что иностранцы считают наш язык сложным и сравнивают с китайским. :)
 

 Вот мы приходим в храм и стараемся что-то для храма пожертвовать: кто труд свой, кто тысячу рублей принесет, которые себе на похороны отложил, кто свечей наставит на тридцать рублей – на жертву готов человек. А Господь говорит, что этого недостаточно. Да, это совсем неплохо, когда человек отрывает от себя ради Господа и жертвует своим имуществом. Но Господь хочет получить от нас не только имущество, Господь хочет получить от нас наше сердце, чтобы сердце наше принадлежало Богу. А оно чему принадлежит? Наше сердце принадлежит самим себе, мы служим только себе. Когда нам не удастся в храм сходить, мы говорим: ну ладно, ничего, в другой раз схожу, Бог подождет. А если нам денек пропустить не покушать или не поспать или если у нас что заболит, так мы сразу в панику ударяемся. Потому что это мое: мое тело здесь затронуто, мое мясо. Я должен это мясо приготовить к тому, чтобы червям вкусно было кушать, когда меня закопают. Это беспокоит: как там червяки бедненькие будут меня грызть. Это все очень важно. Я не хочу болеть, я умереть даже хочу совсем здоровым, я бесконечно жалуюсь: у меня здесь болит, там болит, врачи плохие, лекарств нет. 


Как будто сто лет назад были какие-то лекарства! Вообще никаких не было. И врачей никаких не было. Заболел – ну что же, перекрестись, готовься к смерти. Батюшку позови: причастит, пособорует, если ножки у тебя уже не ходят. А тут всё лечатся: жить охота, еще год, еще два пожить. Зачем? Какой в этом смысл? Какой смысл тянуть эту резину, если твоя жизнь не посвящена Богу? Если бы человек просил: Господи, продли мне жизнь, мне надо еще посетить тысячу больных, мне надо накормить еще два десятка нищих, мне еще нужно из моей хорошей квартиры выехать в плохую, чтобы другим людям получше жилось. Мало ли людей живут в тесноте?! Я возьму с ними и поменяюсь: поменяю свою отдельную на коммунальную или свой третий этаж – на первый, чтобы кому-нибудь было получше, а мне было бы похуже. 

Если бы для этого, то Господь бы дал: человек хочет жить ради доброго дела – надо ему продлить жизнь. А так что же? Жизнь продлить, чтобы больше по телевизору программ посмотреть, чтобы больше газет прочитать, чтобы больше попилить своих родственников, чтобы еще больше побрюзжать, чтобы больше съесть, в навоз продукты питания перевести? Для чего? Чтобы жить только для себя, только для своего? И так во всем. Так и к детям относимся, как к своей собственности: как будто они не Божьи, как будто у них не может быть своего мнения, своего устроения жизни. Все стараемся вмешаться, все по-нашему чтобы было. А если что-то не так, то еще возмущаемся. 

Так что, если внимательно посмотреть, жизнь наша целиком безбожная. Потому что Бог велит так, а мы делаем совсем наоборот. И сколько это будет продолжаться? Русская пословица говорит: «Бог долго терпит, но больно бьет». Каждый из нас положа руку на сердце может сказать, что он много претерпел всяких скорбей, несчастий, болезней. Какая у нас тяжелая жизнь! Почему так? Это Господь все нас воспитывает, Он нас вразумляет, Он хочет, чтобы мы как-то образумились. Потому что Он нам Отец, Он нас не хочет погубить, а хочет нас спасти. И Сына Своего единородного Иисуса Христа послал в мир для того, чтобы нас научить уму-разуму. И надо нам стараться учиться. Надо отложить нам все земные дела на потом. 

Когда мы просыпаемся, когда только с постели встаем (кто-то не сразу встает, часа два еще поваляется; ну, два часа повалялся, но все-таки встал) – о чем первая забота? Не о том, чтобы поесть, пойти куда-то языком своим помолоть или в какие-то дела кинуться. Нет, прежде всего надо не спеша перекреститься и подумать о своей душе. Вот Господь мне подарил еще один день. Как мне надо его провести, чтобы этот день был Богу угоден? И все время стараться думать о своей душе: чтобы ей – душе своей, не телу – принести пользу, чтобы свою душу как-то просветить, свою душу как-то умягчить, свою душу как-то образовать, чтобы душа что-то поняла в этой жизни, чтобы почувствовала, в чем еще нужно исправиться, да как исправиться, да что еще сделать. 

Вот для этого нам дана жизнь – а она уходит, как вода ускользает: в пригоршню наберешь воды, чуть подержишь, смотришь, все меньше, меньше, руки мокрые – воды нет. Так и жизнь: она уходит, уходит бессмысленно. Все какая-то суета, все совсем не тем занимаемся. Это не значит, что надо грязью зарасти: не стирать, шею не мыть, запаршиветь всем. Нет, этого совсем не надо. Но в первую очередь мы должны думать о своей душе, о молитве, о Священном Писании, о том, что нас ждет за гробом, о том, что времени мало осталось. Все время о смерти размышлять, все время думать о том, куда моя душа пойдет, что я наследую, какие я в своей жизни плоды принес. И стараться все время что-то для Господа делать, чем-то Ему стараться угодить: стараться помолиться побольше, побольше Евангелие почитать, ближнему помочь, кого-то лишний раз простить, с кем-то лишний раз не поссориться, что-то отвергнуть. 

прот. Димитрий Смирнов
 

 Цените слух, цените зренье. 

Любите зелень, синеву — 
Всё, что дано вам во владенье 
Двумя словами: я живу. 
 
Любите жизнь, покуда живы. 
Меж ней и смертью только миг. 
А там не будет ни крапивы, 
Ни звезд, ни пепельниц, ни книг. 
 
Любая вещь у нас в квартире 
Нас уверяет, будто мы 
Живем в закрытом, светлом мире 
Среди пустой и нищей тьмы. 
 
Но вещи мертвые не правы — 
Из окон временных квартир 
Уже мы видим величавый, 
Бессмертию открытый мир. 
 
Самуил Маршак

 

Силою Креста Честнаго,

Спасе Ты нам помоги,

Огради нас от болезней,

От унынья сбереги.

Не оставь Своей Любовью,

Хоть грешим мы всякий

Час,

Умирал на Крестном Древе

Ты за каждого из нас.

Нам простри Свои объятья

И грехи не помяни,

Спасе наш, прости нас грешных,

Духов злобы отжени.

 ТАК ВАЖНО ЗНАТЬ МАТЕРИ 


1. Мама — весь мир. Никогда не говорить: "Тогда я тебя не буду любить". Сюда же относятся фразы: "Лучше бы я тебя не рожала", "Ты одно наказание (убытки)", "Такой ты мне не нужен!" и прочее. Эти фразы вызывают страх смерти. Почему? Потому что второй после страха смерти страх — быть изгнанным, выброшенным, отделенным, а значит — умереть. 
Ребенок один не выживет в мире. А мать — это весь мир для ребенка. Сначала мы общаемся с ней как со всем миром, а потом, уже вырастая, мы начинаем общаться с миром, как с матерью, доказывая, что достойны ее любви, принятия, жизни рядом с ней. 

Я часто говорю своим детям о любви, они мне тоже. Я часто рассказываю им, как они для меня важны, что моя жизнь стала намного лучше и интереснее с их рождением. Они иногда сами напрашиваются на это, начиная: "Мама, а правда хорошо, что ты меня родила? Если бы меня не было, кто бы тебе помогал (далее идет перечисление своей нужности)?" 

2. Не отталкивать своего ребенка, когда он лезет на руки, пообниматься, поцеловаться. 

3. Никогда не сомневаться в хорошести своего ребенка. Верьте в него. Кто бы что ни наговорил, что бы ни увидели твои глаза — сначала приди, у него все выясни, пойми, зачем он что-то сделал или не сделал. Но всегда, во всем подразумевай, что он изначально светлый и все его помыслы чисты. А где нет веры, нет любви. 

4. Не продолжать ссору и не держать обиду друг на друга более 30 минут. Человек рядом ценнее всего, что мы тут друг другу доказываем. Мириться надо быстро. Ни в коем случае не объявлять "бойкот" своему ребенку. 

5. Не уходить в сон, если есть на душе что-то плохое. Хуже нет, когда лежишь в детстве, совсем одна, после окрика "Иди спать!" с кучей мыслей, а завтрашний день страшит своей неопределенностью, потому что тащишь в него всякий хлам. Надо обязательно прощаться на ночь друг с другом, отпустив все плохое, что было за день и взяв в следующий день только хорошее. 

6. Нельзя начинать утро ребенка словами: "Ты будешь вставать или нет? Сколько можно тебя будить!", при этом сдергивая одеяло. Для меня пробуждение было очень важным всегда. Как я проснусь, так и день пойдет. Я знаю, как важно "встретить" из сна. Ты словно рождаешься. А мать провожает в сон и встречает из сна в детстве. Именно из таких мелочей складывается ощущение стабильности физической реальности. Или, попросту говоря: "Все будет хорошо!". 

7. Выходить провожать к порогу и встречать на пороге, когда пришел. Ощущение дома как крепости, в которой тебя всегда ждут и любят, должно быть у каждого человека. 

8. Никогда не ставить материальное выше ребенка. Речь о истериках по поводу разбитой чашки или порванных штанов. 

9. Говорить с ребенком честно, на все темы и называя вещи своими именами. 

10. Спрашивать мнение детей по вопросам, которые затрагивают и их жизнь.
 

 Жил на свете добрый и сострадательный человек. Был он счастлив, всем доволен и любил жизнь. Всем он помогал, сочувствовал, прощал, молился, ничего не прося за это взамен. Но однажды он обратился к Господу: 

– Господи, я же такой хороший, сколько добра я сделал, а что взамен? Ни денег, ни работы хорошей, ни семьи, ни славы и власти. 
Вообще-то у него была работа, которую он любил. На жизнь ему хватало, но он считал, что за добро, которое он делает, он достоин большего. Его молитва так и осталась без ответа. Но вскоре жизнь его коренным образом изменилась: он нашёл престижную работу, появились деньги, женился на дочери директора фирмы, пошли у них дети. Вроде, живи и радуйся, а счастья нет. Вся жизнь в бегах, в погоне за комфортом, богатством, почётом и признанием, а на жизнь и времени нет. Из-за этого озлобился он, стал подозрительным, жадным, перестал сострадать людям, сочувствовать и помогать им. 
Однажды ночью приснился ему сон, будто он спрашивает у Бога, куда делось его счастье. 
– Раньше воздаянием тебе за добро были счастье, мир и любовь, которые были явными только для тебя, и никто другой их не видел. Но ты променял своё счастье. Ты пожелал, чтобы оно стало видимым, и потому оно переместилось из твоего сердца в мир внешний. Теперь, став явным для глаз окружающих, оно стало «невидимым» для тебя самого. Помни, главного глазами не увидишь.

 ДВА ВЕСЛА

 
Рыбак перевозил на лодке одного человека. Пассажир торопил рыбака: 
— Быстрее, я опаздываю на работу! 
И тут он увидел, что на одном из вёсел написано «молись», а на другом — «трудись». 
— Зачем это? — спросил пассажир. 
— Для памяти, — ответил рыбак. — Чтобы не забыть, что нужно молиться и трудиться. 
— Ну, трудиться, понятно, всем надо, а вот молиться, — человек махнул рукой, — это не обязательно. Никому это не нужно. Зачем же тогда терять время на молитву? 
— Не нужно? — переспросил рыбак и вытащил из воды весло с надписью «молись», а сам стал грести одним веслом. 
Лодка закружилась на месте. 
— Вот видишь, какой труд без молитвы. На одном месте кружимся и никакого движения вперёд. Отсюда и вывод: чтобы успешно плыть по бурному житейскому морю, нужно крепко держать в руках оба весла: молиться и трудиться.
 

 Не выставляйте своё счастье напоказ.

На свете злобы и ехидства море.
Застрянет, несомненно, костью в горле
У любопытством заполняющихся язв.
 
Не выставляйте своё счастье напоказ.
Любви, Всевышним данной, снимки
Вы не храните во всемирной паутинке
Для бесконечной численности глаз.
 
Альбом домашний им уют создаст,
Запечатлённым радостным мгновеньям.
За каждою страницей продолженьем
Пусть счастья пополняется рассказ.
 
Не выставляйте своё счастье напоказ,
Ведь искренность — прохожая для многих.
За масками — обыденность фраз колких
И зависти внушительный запас.
 
Не выставляйте своё счастье напоказ.
В свой рай земной не открывайте двери
Тому, кто только ждёт и верит,
Что час разлуки не минует вас.
 
Не выставляйте своё счастье напоказ
Всем без разбора, поднося на блюде.
Никто другой, как близкие нам люди,
Не наградит теплом сердечных ласк.
 
Не выставляйте своё счастье напоказ.
Жизнь личную не делайте публичной,
Не просто так она зовётся личной.
Не выставляйте своё счастье напоказ.
 
© Мари Риан

 Владимир Легойда. ПАПИНЫ ШТАНЫ. Зачем нужно отцовство и чему оно может научить? 

Нередко говорят, что главное призвание женщины — материнство. Согласиться можно. Но лишь частично. Знаю многих достойнейших женщин, которым Господь не дал детей, и при этом они вполне реализовали себя в других сферах жизни. Хотя правда о материнстве как женском предназначении не вызывает сомнений. С одним дополнением: точно так же можно сказать, что главное призвание мужчины — отцовство. Семья для ребенка — это мать и отец. Ему одинаково нужны одна и другой. И насколько материнство раскрывает в женщине — женщину, настолько же для личностного становления мужчины важно и необходимо отцовство. 

Мне кажется, одна из главных черт мужского характера — ответственность. За любимую женщину, за детей, за свой дом… За всех тех, кто на него полагается и надеется. Хотя и он сам точно так же полагается на семью, без которой ему было бы очень тяжело, на близких. Но все же именно чувство ответственности, на мой взгляд, очень точно характеризует мужчину. А ответственность эта, в свою очередь, наиболее полно выражена в отцовстве. 

Почему Библия, объясняя отношения человека с Богом, выбирает эту модель — Отца и детей? Это ведь не эпизодическое упоминание, а сквозная тема в Евангелии. Христос, говоря о Боге, называет Его Отец ваш небесный. И главный Евангельский смысл — любовь — передается как любовь Отца. 

По-видимому, в земном опыте человека нет ничего ближе, чем вот это чувство отцовства, которое должно быть понятно каждому. Вместе с тем, если не ошибаюсь, уже митрополит Сурожский Антоний говорил, что ХХ век породил совершенно иные представления и ассоциации со словом «отец». Негативный образ отца, или вообще безотцовщина, порожденная чудовищными войнами, — и вот эти привычные евангельские образы уже не воспринимаются или воспринимаются иначе. Говоришь, что Бог любит нас, как отец, а дети знают отца, который их не любит, либо вообще его не знают. 

Не берусь сейчас спорить с этой точкой зрения, тем более что в ней много правды. Но я все-таки думаю, что отношения отца и ребенка есть отношения глубинные, укорененные в самой человеческой природе. Когда ребенок, быть может, даже и не зная отца, не видя его, все равно по нему тоскует и очень хотел бы, чтоб отец у него был. Дети, растущие без отца, никогда не воспринимают такое положение как само собой разумеющееся. Хотя бы потому, что рядом, у других детей отцы есть. Поэтому, как мне кажется, отношения Бога и человека — это некий архетип отношений отца и детей. Который может быть утрачен человечеством, но может быть и восстановлен через обращение к этому Евангельскому первообразу. 

Чем характеризуется отеческая любовь, в чем ее отличие от любви материнской? На мой взгляд, это прежде всего любовь, которая предполагает определенную свободу. Любовь, знающая, что ребенок, пользуясь этой свободой, набьет себе много шишек. Но тем не менее понимающая, что без этого опыта ребенок не сможет войти в самостоятельную жизнь. Такая любовь требует очень большой ответственности: определить грань допустимого в предоставленной свободе, понять, где начинается уже не полезный, а губительный опыт. 

Боюсь навлечь на себя гнев прекрасной половины человечества, но рискну предположить, что материнская любовь иная: все материнское существо устремлено прежде всего на защиту своего ребенка от опасности. Любить, научая, предоставляя свободу, — очень непростое и ответственное дело. Дело отца. Именно так любит человека Бог. Быть может, поэтому и представлен Он в Евангелии в образе Отца. 

Есть старый анекдот. Мама кричит: «Додик, быстрее домой!» — «Что мама, я уже проголодался?» — «Нет, сыночка, ты вспотел». Здесь, пускай очень утрированно, но все же довольно точно подмечена главная черта материнской любви — стремление укрыть свое дитя от всех-всех-всех невзгод и опасностей на свете. Логика отцовской любви, повторяю, иная: защитить от невзгод, которые ребенок еще не способен преодолеть самостоятельно, и научить борьбе с теми, которые ему уже по силам. Не случайно ведь существует такое выражение — «спрятаться за мамину юбку», но нет выражения «спрятаться за папины штаны». Потому что понятно, что папа — человек, который, с одной стороны, тебя защищает и охраняет, но, с другой стороны, ты за ним и не прячешься, он лишь помогает тебе стать самим собой в этой непростой жизни. 

Тут есть и еще один очень важный момент, о котором мне бы хотелось сказать особо. Отцовство дисциплинирует мужчину, оно ставит его перед необходимостью стать лучше даже там, где он был бы не прочь расслабиться и побыть, как говорится, «самим собой». Мы ведь привыкли быть хорошими и правильными на людях, когда нас видят другие. А дома несколько иная ситуация, здесь вроде бы все свои. И вот, когда появляются дети, вдруг понимаешь, что дома ты должен быть куда лучше, чем на людях. 

Я помню, один мой товарищ, у которого четверо сыновей росли, рассказывал: «Я все переживал, как сделать так, чтобы они не пили. И понял, что у меня для этого есть только один доступный способ — перестать пить самому. Совсем. Иначе никакие слова и увещевания не помогут». И здесь опять же мы возвращаемся к вопросу об ответственности. Рядом с детьми вдруг начинаешь понимать, что ты в ответе за каждый поступок, каждое сказанное слово, вообще — за все, что ты делаешь у них на глазах. Потому что в тебе они видят образец поведения. И это во многом будет определять всю их дальнейшую жизнь. 

И еще, знаменитая фраза: неизвестно, кто кого воспитывает — родители детей, или дети родителей, — далеко не так проста, как может показаться. И юмора здесь, на мой взгляд, даже меньше, чем мудрости, проверенной веками. Когда с рождением детей я стал читать книжки по детской психологии, эффект оказался совершенно неожиданным. Я думал, что эти книги будут мне объяснять поведение моих детей, а вместо этого увидел, как они мне объясняют… мое поведение. То есть в принципе мне очень важно, конечно, понимать поведение моих детей. Но это вряд ли возможно в полной мере, какие книжки ни читай. Зато про себя в таком «детском» чтении начинаешь понимать очень многое: и тут, оказывается, ты не так сделал, и там не эдак… И получается, что параллельно с воспитанием детей идет процесс воспитания самого тебя. 

И напоследок. Отца нередко представляют таким грозным дядькой с насупленными бровями и с ремнем в руке. То есть мать — любящее начало, отец — карающее. Но в Евангелии по отношению к Богу употреблено слово «Авва», которое на русский язык можно перевести как «папа», или даже еще более ласково — «папочка». И для того чтобы стать для своих детей таким вот настоящим аввой, мужчине нужно очень много потрудиться над изменением себя к лучшему. 

Автор: Владимир Легойда 
Сайт журнала "Фома": http://foma.ru/papinyi-shtanyi.html 

 О чудесной помощи Божией 

 
Священномученика Митрополита Казанского и Свияжского Кирилла (Смирнова) везли в ссылку. В одну глухую ночь он был выброшен из вагона на полном ходу. Стояла снежная зима. Митрополит Кирилл упал в огромный сугроб, как в перину, и не расшибся. С трудом вылез из него, огляделся: лес, снег — и никакого признака жилья. Он долго шел по снежной целине и, выбившись из сил, сел на пень. Мороз пробирал до костей сквозь изношенную рясу. Чувствуя, что начинает замерзать, митрополит стал читать себе отходную. Вдруг видит: к нему приближается что-то большое и темное, всмотрелся — медведь. 
 
«Загрызет», — мелькнула мысль, но бежать не было сил, да и куда? А медведь подошел, обнюхал сидящего и спокойно улегся у его ног. Теплом повеяло от огромного зверя и полным доброжелательством. Он заворочался и, повернувшись к Владыке брюхом, растянулся во всю длину и захрапел. Долго колебался Владыка, глядя на спящего медведя, потом не выдержал сковывающего холода и лег рядом с ним, прижавшись к теплому брюху. Лежал и то одним, то другим боком поворачивался к зверю, чтобы согреться, а медведь глубоко дышал во сне и обдавал его горячим дыханием. Когда начал брезжить рассвет, митрополит услышал далекое пение петухов. «Жилье близко», — мелькнула радостная мысль, и он осторожно, чтобы не разбудить медведя, встал на ноги. Но тот поднялся, встряхнулся и вразвалку побрел к лесу. А отдохнувший Владыка вскоре дошел до небольшой деревеньки. 
 
Постучавшись в крайнюю избу, он объяснил, кто он, и попросил приюта. Владыку впустили, и он полгода прожил в этой деревеньке. Написал сестре, она к нему приезжала, а потом за Владыкой приехали и увезли. 
 
Из книги «Просите и дано будет вам. Непридуманные рассказы о чудесной помощи Божией»
 

 Один старый мужчина переехал жить к своему сыну, невестке и четырехлетнему внуку. Его руки дрожали, глаза плохо видели, походка была ковыляющей. Семья ела вместе за одним столом, но старые, трясущиеся дедушкины руки и слабое зрение затрудняли этот процесс. Горошины сыпались с ложки на пол, когда он зажимал в руках стакан, молоко проливалось на скатерть. 

 
Сын и невестка стали все больше раздражаться из-за этого. 
— Мы должны что-то предпринять, — сказал сын. — С меня достаточно того, как он шумно ест, пролитого им молока, и рассыпанной пищи на полу. 
 
Муж и жена решили поставить отдельный маленький столик в углу комнаты. Там дедушка стал есть в одиночестве, в то время как остальные члены семьи наслаждались обедом. После того, как дедушка дважды разбивал тарелки, ему стали подавать еду в деревянной миске. Когда кто-то из семьи мельком взглядывал на дедушку, иногда у него были слезы в глазах, потому что он был совсем один. С тех пор единственными словами, которые он слышал в свой адрес, были колкие замечания, когда он ронял вилку или рассыпал пищу. 
 
Четырехлетний мальчик наблюдал за всем молча. Однажды вечером, перед ужином, отец заметил его играющим с деревянной щепкой на полу. Он ласково спросил малыша: 
— Чем ты занимаешься? 
Так же доверчиво мальчик ответил: 
— Я делаю маленькую миску для тебя и мамы, из которой вы будете кушать, когда я вырасту. 
 
Мальчик улыбнулся и продолжил работать. Эти слова так ошеломили родителей, что они потеряли дар речи. Потом слезы заструились на их лицах. И хотя ни одного слова не было произнесено, оба знали, что надо сделать. 
 
В тот вечер муж подошел к дедушке, взял за руку и нежно проводил его обратно к семейному столу. Все оставшиеся дни он ел вместе с семьей. И почему-то ни муж ни жена больше не беспокоились, когда падала вилка, разливалось молоко или пачкалась скатерть.
 

 Как молиться в церкви во время литургии 

Чтобы легче и нерассеяннее стоять литургию, старайся так молиться: во время чтения часов поминай усопших и живых. 
Это поминовение вознесется с поминовением свяшеннослужителя к небу и даст великую отраду душам поминаемых. Здесь не играет роли, поминаешь в алтаре около жертвенника, у двери в алтарь или в церкви – Господь всюду услышит. 

Когда начинается литургия словами: «Благословенно Царство…», помолись о том, чтобы Господь сподобил и тебя Царствия небесного. Во время первой мирной ектинии помолись, чтобы дал тебе Господь мир Свой на сегодняшний день. 
Ничто так благотворно не действует на душу, как мирное состояние, и врагу спасения особенно оно досадительно. Ему всячески хочется нарушить его, вывести человека из мирного устроения, внести ссоры, раздражение, злобу, досаду, ропот. 
Оттого, молясь о ниспослании мира на душу, чувствуй себя как на дощечке среди бушующих волн, почувствуй свою безпомощность и проси помощи от Господа. 

Когда поют антифоны, священнослужитель читает молитвы о сохранении Церкви, и ты помолись о том же, а также, чтобы Господь избавил город, в котором ты живешь, он неверия, ереси, разделения. 

Пред малым входом читает священник молитву: «Сотвори со входом нашим входу святых Ангелов бытии, сослужащих нам» В это время наполняет Церковь безчисленное множество Ангелов. 
И ты помолись своему Ангелу хранителю, чтобы он встал около тебя и помолился с тобой: Святый Ангел хранитель, помилуй меня и посети меня в сей час и помолись со мною и за меня. 

Во время чтения апостольского послания и Евангелия невидимо для нас возжигается Ангелами безконечное множество свечей. Священностужитель читает молитву: Возсияй в сердцах наших, Человеколюбче Владыка, Твоего богоразумия нетленный свет, и мысленныя наша отверзи очи, во евангельских Твоих проповеданий разумение. 
В это время помолись, чтобы и тебе послал Господь Свой Божественный свет, и воссиял бы он в сердце твоем. 

Следующая ектения сугубая, когда на каждое прошение лик поет «Господи помилуй…» трижды. Эта ектения представляет всю земную жизнь Господа, когда за Ним шли толпы народа с воплями: «Помилуй нас!» Проведи перед глазами всех: и хананеянку, и слепца, и прокаженного. Всею душою припав к Господу, почувствуй себя прокаженной, и бесноватой, и слепой. Уцепись мысленно за края ризы Господа и умоляй о помиловании, хорошо повергнуться ниц перед иконой. 
Возглас после ектении дает надежду, что услышит Господь твой вопль по великой милости Своей: яко милостив и Человеколюбец Бог еси, и Тебе славу возсылаем Отцу и Сыну и Святому Духу… 

Во время ектении об оглашенных помолись о неверующих. Может быть, есть у тебя родные или знакомые неверующие. Помолись, чтобы Господь смилостивился над ними и просветил души их светом веры. Затем поблагодари Господа за то, что ты сам лишь по Его промыслу находишься в числе верных. Херувимская песнь есть моление Господа в Гефсиманском саду. 
Здесь проведи перед собою весь Гефсиманский подвиг Господа, Его молитву до пота кровавого, Его страдания за грехи людей. Вспомни, что и ты прошел перед глазами Господа со всеми твоими падениями и грехами. 
Почувствуй, что и за тебя перестрадал Господь в ту ночь. Особенно сознай полное свое недостоинство, чем ты платишь Господу за то, что Он тебе сделал, и проси Его о помиловании. Как Господь был послушен воле Отца Своего, так и ты вручи себя в волю Господа и решись терпеливо нести посланный тебе крест. 

Во время великого входа, изображающего распятие Господа, проси Его и тебя помянуть в Царствии небесном. При возгласе «Мир всем!», изображающем вход Господа в ад для спасения почивших и находившихся там до Его пришествия, помолись так: Вниди, Господи, в ад души моей и спаси мя. Когда слышишь возглас «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы», помолись, чтобы Господь вложил в тебя светлую любовь и дал любить всех, особенно тех, кого ты не любишь или обижаешь, и тех, кто тебя обижает и не любит. 
На возгласе «Станем добре, станем со страхом…»– помолись, чтобы вложил в тебя Господь страх Свой, чтобы всегда помнить присутствие Господа. 

При возгласе «Благодарим Господа…» – особенно благодари. В это время священнослужитель читает молитву, которая вспоминает все благодеяния Господа людям, благодарит за них и за совершаемую литургию. И каждый обязан за это благодарить, и в частности за то, что Господь дал лично ему, какими милостями осыпал. 

Во время «Тебе поем» надо вспомнить грехи свои особенно тяжкие и просить прощения за них у Господа. 

Если так простоишь литургию со всем вниманием и усердием, то непременно получишь пользу. 

свт. Серафим Дмитровский

 ЧУДЕСА ПРЕПОДОБНОГО ФЕОДОСИЯ КАВКАЗСКОГО 


Во время Великой Отечественной войны в больнице работала акушерка Елена. У неё была семья – пять человек: сама, мать, болящая сестра, два сына. Жить было трудно, продуктов не хватало. На работе выдавали продуктовые карточки, по которым получали скудный паёк и питались кое-как. Однажды мальчик пошёл получать паёк и потерял карточки. Елена с горя не знала, что делать, а диавол вложил ей мысль: "Голод, семью кормить нечем, значит, надо всех умертвить". Когда все уснули, она взяла яд и ждёт, когда как будут все просыпаться, она их всех отравит, а потом себя. В тот момент ей не было страшно. Не было ни сожаления ни о ком, не жаль было и весь мир наполнить ядом. Она нервничала, а почему-то никто не просыпался. И вот, в полночь стучит кто-то в ставню. Она выходит, стоит старичок в беленькой сорочке и говорит ей: 

– На, вот тебе кусок хлеба и по три конфетки-горошинки, дай всем во имя Пресвятой Троицы, и у тебя никогда не будет выводиться хлеб. Она взяла, пошла в комнату, посмотрела на хлеб, пересчитала конфетки-горошинки, а их ровно по три – не больше, не меньше. В это время проснулся старший сынишка, она дала ему три горошинки и сказала: 

– Какой-то старичок принёс. 

– Я знаю, кто принёс. Это дедушка Кузюка. Он всегда помогает, даёт такие конфетки, а он ещё сказал, чтобы мы надели крестики, и сказал, что наш папа вернётся с фронта домой живой. 

Так и разрушился у Елены план злодеяния. Утром она пошла в больницу и рассказала, что к ней ночью приходил какой-то дедушка Кузюка. А с нею в больнице работала санитарной Анна, послушница о. Феодосия. Её Елена и спросила, не знает ли она такого дедушку. Анна ей ответила, что даже очень хорошо знает и живёт недалеко от него. Елена попросила, чтобы Анна свела её к нему. Анна ответила, что сначала спросит его разрешения. 

Анна пришла к Батюшке и сказала, что Елена, которую он посетил ночью, хочет прийти к нему. 

– Пусть придёт, – ответил Батюшка. 

Анна пошла к ней домой и пригласила её к Батюшке. 

– Что же ты надумала? Загубить четыре человека, – встретил её и сказал Батюшка, – они-то бы в раю были, а куда бы пошла твоя душа, ты об этом подумала? А вот у тебя не будут переводиться продукты, и ты не будешь знать голода, а ещё будешь другим помогать, только молись Богу. 

– Дедушка, кругом голод, откуда же у меня может взяться хлеб, – сказала Елена, – кто мне его даст? 

– Господь всё может, у Него всё есть, – ответил он. 

В то время немцы часто бомбили Минводы, больница была недалеко от железнодорожных путей, и в ней никого ни было – все боялись бомбежки. Елену стали люди звать на дом и по деревням, и по хуторам, кто заболеет – её звали и давали ей продукты, так что она семью кормила да ещё другим голодающим помогала. 

Кончилась война, вернулся муж с фронта, детей вырастили. Сначала умерла мать, потом сестра, а затем муж. А она до сих пор живёт. И больше никогда она не знала нужды. Слава Богу за всё.
 

 Люди дешевеют, вещи дорожают…

Просто бездуховность в мире процветает.
Уточкою губы, «селфи» с голым задом…
Были бы финансы… Доброты не надо…
 
Мимо инвалидов и котов облезлых
Едет модный перец с фейсом бесполезным…
У него стабильность… Папа в депутатах
И диплом не хилый… Он учился в Штатах.
 
Кто-то за идею и семью воюет…
Кто-то из генштаба званьями торгует…
Звёзды на погонах за продажу пленных,
Но они дешевле слёз обыкновенных…
 
Горе-командиру вдруг «героя» дали,
Чтоб в котле и дальше те своих бросали…
Чтобы брат на брата за авто и дачу…
Кто в бою бесплатно – жизнь отдал на сдачу…
 
Продаются кресла, галстуки, портфели,
Новости в газетах и большие цели…
Отыщите совесть за вознагражденье.
Курс души обвален за одно мгновенье…
 
Ненависть затмила в людях состраданье.
Главная задача – просто выживанье…
То, за что боролись – оказалось бредом…
Как в войне с собою одержать победу?
 
Только смех детишек возвращает к Богу,
Ведь войною к миру не найти дорогу…
Небо смотрит сверху и от слёз седеет…
Вещи дорожают… Люди дешевеют…
 
Ирина Самарина-Лабиринт, 2015
 

 РОДОВЫЕ ГРЕХИ 

Павел Флоренский писал: «Род есть единый организм, и имеет единый целостный образ». В этом едином родовом организме может из поколения в поколение накапливаться благодать Святого Духа, укрепляющая каждого члена этого рода в перенесении болезней и жизненных обстоятельств. А может и бездарно растрачиваться, что непременно скажется на последующих поколениях нагромождением невероятных несчастий и даже приводит к ослаблению и пресечению рода. Благодать накапливается молитвой, церковными таинствами и добрыми бескорыстными делами. 
Молодая женщина, впервые пришедшая в храм, пожаловалась на исповеди на обрушившиеся на неё несчастья: муж два года назад погиб в аварии, год назад – сын разбился на мотоцикле, но выжил. А в через год летом 12-ти летняя дочь утонула в озере … А причина оказалась в бабушке. Выяснилось, что она любила брать чужое и даже воровала у семьи с ребёнком-инвалидом. Грехи воровства, убийства, блуда и супружеской неверности страшным проклятием ложатся на потомков до четвёртого колена. 
Одна женщина приехала в монастырь с грузом несчастий, печалей и недоумений. «У меня мама умерла от рака матки, я не хочу идти по её пути». Ей ответили, что девочки несут проблемы папы и папиного рода, мальчики несут проблемы мамы и маминого рода. Кстати, ещё Л.Н. Толстой наблюдал, что девочки наследуют характер отца, а мальчики – характер матери. «Вы несёте проблемы папы, у вас такого рака матки не будет. У вас брат есть?» Женщина удивилась: «У меня было два брата. Я средняя, был старший брат. Он был банкиром и в лихие 90-е годы его убил киллер, детей у него не было. А младший брат погиб от шальной пули, поскольку он был школьником, то у него детей тоже не осталось, продолжение рода пресеклось. Мама, похоронив двух сыновей, на нервной почве из-за стресса получила онкологию и ушла очень тяжело и этот род по этой ветви прервался». Её спросили: «А кто у вас был дедушка?» «А дедушка у меня был начальником НКВД». Ясно, что он повинен в расстрелах людей и, возможно, священников. 
Для исцеления от груза наследственных болезней, существует чин чтения Псалтири по свт. Петру (Могиле). Когда он умер, то, как и все, душой побывал в аду. Увидел, как души там мучаются. Он был так потрясён увиденным, что начал молить Господа, чтобы Господь, хоть на короткое время, его воскресил. И он был явлен на 40-й день по кончине отцам Киево-Печерской лавры. Они, получив благословение, его раскопали. Митрополит Пётр оставил письменное указание о том, как нам надо отмаливать наш род, наших сродников по плоти. Читая Псалтирь, на всех 3-х «Славах» надо молиться об упокоении, как можно больше поминать имён наших усопших предков и читать Псалтирь 20 раз. Вот по прочтении 20 раз, как говорил митрополит Пётр (Могила), Господь прощает Своим милосердием грехи предков. Но, самое главное, когда грехи эти прощаются, то много проблем снимается с нас, и, в первую очередь, физических, физиологических, проблем, связанных с болезнями. Причём эти болезни часто проходят не постепенно, а получается, что человек утром просыпается вдруг абсолютно здоровым. Вот насколько важно отмаливать свой род, насколько это тесно связано с нашим физическим здоровьем.
 

 Учись прощать, молись за обижающих,

Зло побеждай лучом добра,
Иди без колебаний в стан прощающих
Пока горит Голгофская Звезда.
 
Учись прощать, когда душа обижена,
И сердце, словно чаша горьких слёз,
И кажется, что доброта вся выжжена,
Ты вспомни, как прощал Христос!
 
Учись прощать, прощай не только словом,
Но всей душой, всей сущностью твоей.
Прощение рождается любовью
В борении молитвенных ночей.
 
Учись прощать, в прощении радость скрыта,
Великодушие лечит как бальзам,
Кровь на кресте за всех пролита,
Учись прощать, чтоб был прощен ты сам.
 
Борис Пастернак
 

 Проблема современных женщин в том, что они сами создают мужей-бездельников, когда берут на себя мужские функции. Мужики начинают пить, гулять, жить своей жизнью, потому что в семьях жены загоняют их под каблук. 


Он говорит: «Я хочу машину», а жена говорит: «А я хочу шубу». Он говорит: «Я хочу посмотреть футбол», а она говорит: «Нет, мы едем к моей маме». 

И он устает спорить. Мужчина создан Богом управленцем, руководителем, а когда ему навязывают несвойственную роль, у него начинается внутренний разлад. 

Тогда он говорит: «Хорошо, я сделаю, как ты хочешь, но потом у меня своя жизнь: футбол, баня, рыбалка». Но эту плачевную ситуацию можно исправить, если выполнять одно правило. 

Это правило – послушание. Когда жена во всем слушается мужа, а не принимает все решения сама, это поднимает мужчину в его собственных глазах, придает ему сил и заставляет по-новому осознать свою ответственность перед семьей. 

Когда это понимание к женщине приходит, все обычно встает на свои места. Даже если вам кажется, что мужчина к этой ответственности пока не готов и слушаться его нет никакого смысла, что он неправ и ничего хорошего из его решения не получится, все равно попробуйте слушаться. 

Вопреки логике и здравому смыслу, просто ради Бога и просто потому, что он мужчина. Ваш мужчина. 

Даже если муж окажется неправ, и вы что-то потеряете в той или иной ситуации, то приобретете в итоге все равно гораздо больше, потому что Господь обязательно воздаст за вашу кротость и уважение к мужу. Да и сам муж, вот увидите, начнет относиться к вам совершенно по-другому. 

Не надо думать, что послушание – такая ужасная вещь, что это так трудно. Я всегда жене говорю: «Как я тебе завидую! Ни о чем не болит голова. Делай, что говорят». Трудно представить что-то лучшее, потому что нет бремени более тяжкого, чем ответственность. 

Когда мужчине возвращают его функции, жена его по-настоящему слушается, он бросает пить, начинает больше работать, заниматься детьми, и у женщины исчезает головная боль по многим вопросам. 

прот. Владимир Сухих
 

 Пока мы живы, можно всё исправить, 

Всё осознать, раскаяться, простить. 
Врагам не мстить, любимым не лукавить, 
Друзей, что оттолкнули, возвратить. 
 
Пока мы живы, можно оглянуться, 
Увидеть путь, с которого сошли. 
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться 
От пропасти, к которой подошли. 
 
Пока мы живы... Многие ль сумели 
Остановить любимых, что ушли? 
Мы их простить при жизни не успели, 
И попросить прощенья не смогли... 
 
Когда они уходят в тишину, 
Туда, откуда точно нет возврата, 
Порой хватает нескольких минут 
Понять – о, Боже, как мы виноваты! 
 
И фото – чёрно-белое кино. 
Усталые глаза – знакомым взглядом. 
Они уже простили нас давно 
За то, что слишком редко были рядом, 
 
За не звонки, не встречи, не тепло. 
Не лица перед нами, просто тени... 
А сколько было сказано "не то", 
И не о том, и фразами не теми. 
 
Тугая боль, – вины последний штрих, – 
Скребёт, изводит холодом по коже. 
За всё, что мы не сделали для них, 
Они прощают. Мы себя – не можем... 
 
Эдуард Асадов

 Украсьте, женщины, себя 

Терпеньем, нежностью, смиреньем, 
Чтоб жить всегда в благословенье, 
Все добродетели любя. 
 
Пусть кроткий молчаливый дух 
И чистота, и снисхожденье, 
И дар любви, и дар прощенья 
Заговорят в поступках вслух. 
 
Пусть многословье языка 
Не станет вашей броской статью, 
Но достославной благодатью 
Текут слова из родника. 
 
Откройте, женщины, в себе 
Любовь и радость, вдохновенье, 
И чтобы жизни всей мгновенья 
Они украсили в судьбе. 
 
Чтобы и в счастье, и в тревоге 
Искали вы Творца в тиши... 
С такими красками души 
Вы будете любимы Богом.
 

 Я БОЮСЬ ПРОПУСТИТЬ ХРИСТА… 

Недавно была годовщина смерти бабушки Веры, нашей прихожанки. Она умерла четыре года назад. 

Было ей уже за восемьдесят. Как сейчас вижу ее, маленькую, сгорбленную и подслеповатую, медленно бредущую с палочкой в храм. 

На улице снег, мороз, дождь, ветер, жара... Люди жалуются, что им плохо, тяжело, жарко, холодно, а она бредет, еле передвигая свои больные ножки... Почти каждый день бредет к Богу, Которого любила больше всего на свете. И никогда ни на что не жаловалась. Только улыбалась своей ласковой улыбкой, а синие как Небо глаза светились любовью. 

Как-то мы с мужем ее подвозили после службы. Она сначала отказывалась, стеснялась, но потом согласилась. Тогда мы узнали, что удобного транспорта от ее дома до храма нет и бабушка Вера каждый день выходила за час до начала богослужения и медленно шла в церковь со своей палочкой. А потом так же медленно шла домой... 

Помню, как она раздавала в храме детям гостинцы. У нее всегда была с собой большая старая тканевая сумка с поблекшими ромашками. Казалось, в ней хранится всё: свечи в полиэтиленовом пакетике, сладости, иконки, какие-то книжечки, старые пупсы и поломанные машинки – где только она их находила. Проходя мимо ребенка, она обязательно что-то доставала и дарила ему. А дети уже знали и ждали. 

Правда, многие мамы на нее сердились – из-за конфет. Но бабушка Вера делала это от всего сердца. 

А если у нее ничего подходящего не было, она просто давала деньги. Раз она сунула кому-то из моих дочек сто рублей, а я начала отказываться – знала, что бабушка Вера живет на маленькую пенсию, а единственная дочь далеко и помогать у нее не всегда есть возможность. 

– Пожалуйста, не отказывайся, это нужно не тебе, а мне, – сказала она мне тогда... 

Бабушка Вера никогда не пропускала ни одного нищего. Подавала всем без разбора: пьяницам, цыганам, здоровым мужикам, которых «обокрали» и которые из года в год просят «на билет до Мурманска». 

А однажды в крепкий мороз она притащила в той сумке с ромашками термос, одноразовые стаканчики и разлила всем попрошайкам, которые рисковали замерзнуть, какой-то свой травяной чай. 

Еще вспоминаю один случай... Я подходила к храму, а впереди меня, метрах в пятидесяти, шла бабушка Вера. 

Она как всегда опускала в кружку каждому нищему свои небольшие деньги. А потом увидела пьяную женщину, «случайную», не из «наших» попрошаек, которая сидела на земле и то грязно ругалась, то клянчила на «лечение»... 

Бабушка Вера подошла к ней и высыпала в руку горсть мелочи. А когда отвернулась и медленно побрела к церковным воротам, та, посмотрев на эти маленькие деньги своими мутными глазами и выругавшись, кинула ей эту мелочь в спину. 

Бабушка Вера вернулась, наклонилась и начала шарить по земле руками, собирая монетки. Я подошла, чтобы помочь, высказав при этом пьянчужке, что я о ней думаю. А старушка улыбнулась и проговорила совершенно без обиды: «Не надо, не греши. Может, ей, правда, нужно больше... А у меня нет – пенсию еще не получила». 

Подняв все монетки, бабушка Вера отдала их другой нищенке... 

В тот день, когда мы с мужем ее подвозили, я попыталась бабушку Веру «воспитывать». Мол, что так нельзя, что у нее у самой денег нет. И что эти алкаши и вруны все равно пропьют. 

Рассказала, как давно, когда я работала в одной из газет, я писала статью о попрошайках. 

До сих пор помню двух своих «героев». 

Первая – глубоко беременная девушка, которая просила на будущего ребенка на станции метро «Театральная». Я подошла, начала спрашивать, что случилось. Она поведала мне леденящую кровь историю о том, как ее изнасиловали, а она решила не делать аборт. Родители выгнали – и вот она здесь, в переходе, просит подаяние. 

А вечером того же дня по странному стечению обстоятельств я встретила ее у нас, на «Юго-Западной», без живота, куда-то бегущую... 

Второй – один из околохрамовых попрошаек, который тоже рассказал душещипательную повесть своей жизни. Уже не помню подробностей, но получалось, что он самый несчастный, брошенный и больной человек на земле. 

Мы сделали его фото иллюстрацией к статье, он радостно позировал. А через несколько дней в редакцию позвонила его престарелая мать и плакала. Говорила, что у него всё есть – трехкомнатная квартира, была семья, работа, – а он начал пить и ничего не хочет делать. Врет людям, клянчит деньги и всё пропивает... 

Я рассказывала эти истории бабушке Вере и говорила: 

– Ну надо же быть разумнее! Зачем поддерживать тунеядцев и лодырей? 

Припомнила я и ту наглую пьяную женщину. А бабушка Вера как всегда улыбнулась своей доброй улыбкой и ответила: 

– Не суди ее – мы же не знаем, что-то нее было в жизни и что будет... А я... Лучше я дам тому, кто вот так кинет, чем пропущу того, кому нужна помощь. Пропущу Христа... Если бы ты знала, Леночка, как я боюсь пропустить Христа... 

Да... Так она и шла изо дня в день в храм и в каждом встречном видела Христа. В ребенке, которому давала конфету. В замерзающем бомже, которому налила чай. Даже в той пьянице, которая кинула ей деньги в спину. 

И, знаете, уже несколько лет, как ее нет, а «старые» попрошайки у храма до сих пор помнят бабушку Веру и ее копеечки. 

– Никто нас так не любил, как Верочка, – сказала мне недавно одна из них. – Никто! Ты уж подай записочку за упокой ее душеньки… 

Елена Кучеренко, источник: "Прихожанин"

 Каждый в этом мире ищет пониманья, 

Нежности, тепла и состраданья. 
Но, как редко кто-то ощущает, 
Что Господь бездушья не прощает. 
 
Мы хотим, чтоб нас всегда любили. 
С нежностью, чтоб на руках носили. 
Почему же сами не даем 
То, что от других всегда так ждем? 
 
Прав лишь тот, кто ясно понимает: 
Без усилья счастья не бывает. 
Поделись душевной теплотой 
Ею мир - поделится с тобой. 
 
Наталья Губская
 

 Три сита нашей речи 

 
Один человек пришел к своему Наставнику и спросил: 
— Знаешь ли ты, что сказал сегодня о тебе твой друг? 
— Подожди, — остановил его Учитель, — просей сначала все, что ты собираешься сказать через три сита. 
— Три сита? 
— Прежде, чем что-нибудь говорить, нужно трижды просеять это. Во-первых, просеять через сито правды. Ты уверен, что все, что ты хочешь сказать мне, есть правда? 
— Да нет, я просто слышал… 
— Очень хорошо. Значит, ты не знаешь, правда, это или нет. Тогда просеем это через второе сито – сито доброты. Ты хочешь сказать о моем друге что-то хорошее? 
— Нет, напротив… 
— Значит, продолжал Учитель, — ты собираешься сказать о нем что-то плохое, но при этом даже не уверен, что это правда. Попробуем третье сито – сито пользы. Так ли уж необходимо услышать мне то, что ты хочешь рассказать? 
— Нет, в этом нет никакой необходимости… 
— Итак, заключил Наставник, — в том, что ты хочешь сказать мне нет ни правды, ни доброты, ни необходимости. 
Зачем тогда говорить это?

 НЕ ХОЧУ БЫТЬ ВЕРУЮЩЕЙ 


- Мама, я не хочу быть верующей! Хочу быть, как все! - сказала своей маме после школы первоклассница Алёнка. 
- Почему? - спросила её мама. 
- Потому что надо мной все смеются. Мне от этого хочется плакать. Если ты не разрешишь мне быть неверующей, я не пойду больше в школу! 
- Хорошо. Давай поговорим, а потом выбирай сама. Договорились? 

Алёнка согласно кивнула и села рядом с мамой. И мама начала рассказывать: 

- Доченька, когда тебе было всего пять месяцев, ты тяжело заболела. Пять месяцев - это очень мало. Ты только училась сидеть и носила совсем маленькие штанишки и рубашечки. Мы с папой много плакали. Мы так не хотели, чтобы ты умерла, наша первая дочка, наша крошка. А врачи говорили, что тебя не вылечить. Мы с тобой лежали в больнице. В твои маленькие тоненькие ручки врачи то и дело вставляли иглы капельниц. Когда ты задыхалась, тебе давали кислородную подушку и делали множество всяких уколов. Я была в отчаянии. Жизнь отступала от тебя с каждым часом. И вот однажды ночью, когда ты снова металась и плакала, я, измученная, встала на колени, как когда-то очень давно учила меня моя старенькая бабушка, и взмолилась: "Господи, если Ты есть, если Ты существуешь в этом мире, спаси мою дочку! Исцели её! Сделай это чудо, Господи! О, я этого никогда не забуду!" 

Потом я ещё долго плакала, стоя на коленях, и в моё сердце вливался покой. Я вспоминала своё детство, верующую бабушку, её рассказы о Христе, её простые молитвы. Мне никто не мог помочь. Никто не мог спасти тебя, кроме Него - Иисуса. И, знаешь, Алёнка, Он это сделал. 
После этой моей первой в жизни молитвы ты крепко заснула. А через некоторое время, на удивление всем врачам, тебя, совсем здоровую, выписали из больницы домой. Я и папа были самыми счастливыми людьми на свете. Мы всем и всюду говорили, что сделал для нас Господь. Врач, который лечил тебя, признался, что перестал быть атеистом. Вот так, дочка. 

С тех пор мы очень любим Господа, Который совершил это чудо, Теперь решай, Алёнка: верующей тебе расти или нет. Подумай, что сделал для тебя Иисус, как Он любит тебя. Стоит ли забывать об этом ради кого-то? Ты уже большая, сама должна всё решать. А я пойду готовить обед. 

Когда мама вновь вернулась в комнату Алёнки, девочка стояла на коленях и шептала: 
- Иисус! Прости меня! Пожалуйста, прости! Я не знала, что Ты так много сделал для меня. Я хочу быть всегда верующей, Господи!
 

 Душа моя, ты маленькая птица… 

Так суждено ль тебе найти покой, 
Когда Господь позволит возвратиться 
От всех земных мытАрств к себе домой? 
 
Душа моя, ты знаешь как печальна 
Земная жизнь, и как она сложна. 
В ней трудностей хватает изначально, 
Как воздух, помощь Божия нужна. 
 
Ты создана для жизни бесконечной… 
А переход в небесные края, 
Когда навек утихнет стук сердечный, 
Вернёт ли он покой, душа моя? 
 
Ты ищешь, ищешь радость постоянно, 
Глядишь по сторонам и смотришь вдаль… 
Но нет её – хоть жизнь и многогранна, 
Нет настоящей радости… а жаль… 
 
Идёт отсчёт, года мелькают быстро. 
Душа сопротивляется ему. 
А там, за горизонтом ясно, чисто, 
Там в небе объясненье есть всему. 
 
Так что же ты боишься встречи с Богом? 
Душа моя, страстями обросла? 
Жалеешь ты о прожитом о многом, 
О всех своих грехах – им нет числа. 
 
Ах, если б знать, что ждёт в небесных далях, 
Какая участь, душенька, твоя, 
То так легко грешила б ты едва ли… 
Так поспеши – трудись, душа моя! 
 
Елена Мизюн

 ВЕЛИКИЙ СОВЕТСКИЙ ПЕДАГОГ О ТОМ, КАК УЧИТЬ И ВОСПИТЫВАТЬ ДЕТЕЙ 


Имя Василия Сухомлинского часто используется в качестве нарицательного. Он всю жизнь проработал в школе, написал более 600 статей и около 30 книг о воспитании и оказал огромное влияние на развитие всей отечественной педагогики. Книга Василия Сухомлинского «Родительская педагогика» состоит из статей учителя, написанных им в 60-х годах, бесед с родителями и его писем к сыну. 

Мысли Сухомлинского удивляют своей современностью. Он одним из первых заговорил о вреде школьных оценок и выступал за запрет физических наказаний. Педагог призывал молодых отцов ухаживать за новорождённым наравне с матерью. И утверждал, что в школе не учат жизни. Знание математики или физики ещё никому не помогло построить крепкую семью: поэтому в его школе был предмет «Семья. Брак. Любовь. Дети». Он занимался совершенствованием режима школьников и придумал эффективный способ выполнения домашних заданий. Учитель регулярно звал на свои лекции по педагогике родителей учеников. 

ПРИНЦИПЫ ВОСПИТАНИЯ Василия Сухомлинского актуальны для родителей и сегодня. 

1. Научить жить 

Главная проблема молодых родителей, о которой говорил Сухомлинский и которая актуальна и сейчас, — это неумение жить семьёй и преодолевать кризисы. 

«Я не преувеличу, если скажу, что молодые родители, не умеющие быть мужем и женой, зачастую так же беспомощны, неумелы и неопытны, как дети. <…> И вот большое горе приходит тогда, когда эти взрослые дети рожают детей». 

Педагог настаивал на том, что старшеклассников надо учить отношениям, объяснять, как проявлять любовь к супругу и детям, как быть со своими желаниями, как находить компромисс в семье. Кроме школы, детей этому должны учить родители своим примером с самого рождения. 

Сухомлинский говорит о том, что школьный предмет под названием «Семья. Брак. Любовь. Дети» едва ли не важнее других наук. 

В течение 10 лет он исследовал причины разводов среди 200 семей. Из-за неумения понять друг друга развелись 189 пар. Также Сухомлинский говорит о том, что если в семье растёт неуправляемый ребёнок, родителям стоит взглянуть на себя и понять, где появилась трещина в их взаимоотношениях. 

«Пусть не поймут меня так, будто я принижал роль математики и других естественных наук. <…> Но все же знания о человеке ещё важнее. И если не сегодня, то завтра в школьном учебном плане предмет о культуре человеческих взаимоотношений будет стоять первым, ибо мы живём в век человека». 

2. Быть настоящим отцом 

Сегодня никого не удивит отец, который умеет менять подгузники и кормить ребёнка кашей. Но в середине прошлого века мысль о том, что отец должен ухаживать за младенцем наравне с матерью, играть c ребёнком и принимать активную роль в его воспитании, была революционной. Сухомлинский писал: «Там, где <…> хлопоты и заботы жены постепенно становятся и его (отца — Прим. автора) хлопотами и заботами, семья является школой эмоционального и нравственного воспитания детей». 

Кроме забот о ребёнке, отцу следует заниматься самовоспитанием. Так Сухомлинский называл личностное развитие и непрерывный труд. Это станет могущественным способом влияния на детей. Ребёнку хочется быть хорошим, но ему нужен пример, чтобы самому становиться лучше, умнее, образованнее. 

Педагог вспоминает историю про одну большую семью сельского врача Ивана Филипповича, в которой было шестеро детей. По утрам отец приносил и ставил в вазу цветок возле спящей жены. Так продолжалось десятилетия. И для этого была построена теплица возле дома. Количество цветков, которые стояли в вазе по утрам, росло вместе с детьми. После смерти отца, когда дети выросли и разъехались из родительского дома, раз в год они собирались у матери. Снова в вазе появлялись семь цветков — по одному от каждого из детей и седьмой от умершего отца. 

3. Быть талантливым родителем 

Сухомлинский рассказывает про одну мать, которая призналась, что им с мужем некогда воспитывать детей, делать с ними уроки и ругать за двойки. Причём её дочери отличались тонким восприятием окружающих, никогда не ленились и были примером для всего класса. Педагог объясняет это тем, что дети учатся смотреть на мир глазами родителей. 

Для настоящего воспитания взрослым достаточно просто быть рядом и показывать своим примером, а не нотацией, как относиться к близким и поступать в разных случаях. Эту же мысль подтверждает популярная сегодня теория привязанности. 

«Как добиться того, чтобы слово воспитывало, чтобы на скрипке детской души были струны, а не верёвки? В раннем детстве человек должен пройти великую школу тонких, сердечных, человеческих взаимоотношений». 

4. Быть мудрым учителем 

Педагог много рассказывает о трудных детях. Даже самый пропащий и безнадёжный ученик всегда имеет хотя бы крупицу хорошего. Самая большая ошибка учителей — постоянно констатировать неуспех ученика. Следует помнить, что все дети рождаются с разными способностями. Задача школы не ругать, а развить в ребёнке как можно больше этих способностей. Сухомлинский использовал свою собственную систему оценок в начальной школе. Тем, кто справлялся с заданием, ставили пятёрки, но не ставили двоек отстающим по предмету. Педагог призывал не делать из оценки идола. Он говорил, что нельзя относиться к бездушным цифрам как к показателям благополучия. Это неправильно — делить детей на успешных и неуспешных только с помощью оценки. И сегодня мы с ним абсолютно согласны. 

«Поймите драму, которая развивается порой в душе ребёнка. У других буквы получаются красивые, а у меня не получаются. Другие легко решают задачу, а у меня почему-то „не выходит“». 

Стремление выставить напоказ ошибки ученика — это публичное унижение. Сухомлинский резко критиковал популярные в советском обществе товарищеские суды. Он утверждал, что учитель, который жалуется на ученика родителю, уже не имеет никакой власти над этим учеником. 

«Ни один ребёнок не должен чувствовать и осознавать: я неудачник, ничего у меня не получается, ничего путного из меня не выйдет. Если только эти мысли зародились в детской голове — ребёнок больше не ваш воспитанник, и семья его — отец и мать — выпали из сферы вашего воспитательного влияния». 

Сухомлинский рассказывает истории о советской школе, которые иллюстрируют, как судьбы детей были искалечены системой. «Одна учительница написала в дневнике второклассника: «Володя на уроке всё время улыбался. Мать прочитала, но не поняла, хорошо это или плохо, что её сын улыбался. Но вот в дневнике вторая грозная запись: «Володя продолжает улыбаться, примите строгие меры». Мать избила ребёнка. Володя больше не улыбался». 

«Завуч школы № 1 вызвала мать одного ученика, говорит ей: „Ваш сын бегает по школьному двору после занятий. До каких пор это будет?“. Мать ответила: „А почему же ему не бегать? Что здесь плохого?“. Завуч ответила: „Ну такой нахальной матери я ещё не видела!“». 

5. Воспитывать без наказаний 

Если необходимость в наказаниях есть, значит, были совершены ошибки воспитания. Родители заблуждаются в том, что считают запрет самым главным проявлением родительской власти. Быть требовательным не значит добиваться слепого послушания. Родители должны чувствовать тонкую границу, где заканчивается предел их власти и начинается интимный мир ребёнка. 

У каждого ребёнка должны быть свои дела, связанные с играми и дружбой, в которые не стоит лезть взрослым. 

Сухомлинский был категорически против строгих наказаний даже для трудных подростков. Он считал, что дети, которые из года в год критикуются учителями и наказываются родителями, просто не имеют внутренних ресурсов на учёбу. 

6. Развивать любознательность 

С самого начала сознательной жизни ребёнка родителям стоит обращать его внимание на причинно-следственные связи между предметами и явлениями окружающего мира. Учите наблюдать. Даже обыкновенная прогулка поможет в этом. Говорите о том, что у деревьев разная высота, на некоторых растёт мох, некоторые растения любят солнечный свет, а другие — нет. Постепенно ребёнок уже сам будет замечать детали окружающего мира. В этот момент в его мозге происходят важнейшие изменения. 

В возрасте от двух до семи лет ребёнок должен как можно чаще задавать вопрос «Почему?», а взрослым стоит обстоятельно на него отвечать. Современный родитель и не подумает проигнорировать ни одно детское «почему», но в 60-х годах педагогу приходилось подробно объяснять, почему ответ «В школу пойдёшь — узнаешь» — неправильный. 

7. Уметь делать домашние задания быстро 

Сухомлинский писал, что уроки надо делать всегда в одно и то же время. Режим приучает к усидчивости и самостоятельности. Обязательно, чтобы ученик делал домашнее задание в одиночку, а не в компании с одноклассниками. Так как, по его наблюдениям, совместная работа более сильных и слабых учеников ведёт только к тому, что слабые в итоге механически списывают, не успевая вникнуть в тему. 

Родители не должны решать задания за ребёнка, но необходимо слушать его устные ответы и следить за организацией учебного времени 

Обязательно надо делать те уроки, которые задали сегодня, даже если следующий урок по этому предмету будет только через неделю. Накануне достаточно будет только повторить уже изученную тему. Педагог утверждал, что все эти правила способствуют повышению качества учёбы, а ребёнок меньше от неё устаёт.
 

 ОЧАРОВАНИЕ СКРОМНОСТИ 


Рассказ молодой учительницы, которая столкнулась с редким на сегодня традиционным и правильным воспитанием, прививающим девочкам скромность и трудолюбие. Строгий, но справедливый отец воспринимается больным обществом как тиран и деспот. 

В 4 классе учится Маша – девочка из многодетной семьи. Она старшая из четверых детей, есть еще братишка и две сестрички. Ни в одном внеклассном мероприятии девочка не участвует. Например, когда начальные классы выезжали автобусами на экскурсию в лесопарк, Маша с нами не поехала. Я спросила ее подружек, почему нет Маши, и девочки стали наперебой щебетать, что у Маши очень строгий папа, он ее никуда не пускает. 

«Моя мама просила, чтобы Машу отпустили ко мне на день рождения, а ее папа не разрешил», – сказала Аня. «И ко мне на день рождения ее не пустили!» – подхватила Вика. – Моя мама говорит, что Маша у них, как Золушка. Домашнюю работу делает, а гулять ее не пускают». 
Я удивилась и решила выяснить, что происходит в Машиной семье. Этот класс мне только что достался – их учительница ушла в декрет, и я пока не знала всех родителей. Идти сразу домой к Маше с проверкой мне не хотелось, и я решила сначала порасспросить мам Ани и Вики. 
«Строгий? Да он просто самодур! – заявила мама Ани. – Моя дочка пришла в гости к Маше, мы живем на одной улице, у нас дома рядом, так он отправил ее назад. Говорит: иди и скажи маме, чтобы она тебя одела. Нельзя ходить раздетой. Представляете? Аня была в маечке и шортиках. Неужели девятилетний ребенок в летнюю жару не может так ходить?» 
«Папа у Маши деспот, – вздохнула мама Вики. – Жалко мне девочку. Если он сейчас такой тиран, то что будет, когда Маша станет девушкой? Он на нее паранджу наденет?» 

Я решила понаблюдать за Машей. 
Девочка приятной внешности – рослая, стройная, прелестное лицо с легким румянцем (в большом городе не часто увидишь румяного ребенка!). Отличница, занимается в коллективе народного танца и в рисовальном кружке при школе. Это уже противоречит словам, будто ее загрузили домашней работой, как Золушку. И одета, как все девочки, в форму школы: клетчатая юбка в складку, блузка и жилет или жакет. 

Стоп-стоп, а юбочка-то у Маши с секретом! Складки застрочены ниже бедер. Такая юбка случайно не задерется, а если налетит ветер, не поднимется выше головы. Ай да папа! Я удивилась и невольно улыбнулась. Еще неделя наблюдений, во время которых я отметила и постоянную прическу – коса заплетена классически, как в детстве моей мамы, и отсутствие заколочек и фенечек, любимых другими девочками, и даже всегда негромкий голос, будто Маша старалась соблюдать тишину, причем не только на уроке, но и на перемене, когда другие дети орали, визжали и вопили как резаные. 

Мне захотелось увидеть Машину маму. Тут как раз подоспело очередное мероприятие, на которое Машу, конечно же, не пустили. Это была выставка поделок «Золотая осень» для учеников 3 и 4 классов, после которой устраивали дискотеку. Нарядные дети плясали, тянули сок из пакетиков и веселились. Учителя и несколько человек из родительского комитета наблюдали за детьми. «Ну и что здесь опасного для Маши? – думала я. – Лишают девочку простых радостей. Вон как ее подружки выкамаривают. Может, и правда папа – домашний тиран?» 

В понедельник я написала в Машин дневник просьбу для мамы прийти в школу. 
Как вы думаете, кто пришел в школу? Конечно, Машин папа – «самодур» и «деспот». Мужчина далеко за сорок. Преподает в техническом вузе, доцент. Рослый, лысоватый, военная выправка, глаза серые, пристальный взгляд. Я невольно одернула блузку и выпрямилась. Он пояснил, что жена, мама четверых маленьких детей, не имеет возможности ходить в школу. Что случилось? 

Вид у него был вполне адекватный, и я решила не расшаркиваться, а спросила его в лоб, почему Маша не бывает на внеклассных мероприятиях, почему ее не пускают на дни рождения подружек. Он саркастически улыбнулся и заявил, что категорически против школьных дискотек, экскурсий в лесопарковую зону и «хождения по хаткам». В наше время это ситуации, потенциально опасные для ребенка. 
Его дочь посещает два кружка, этого вполне достаточно для гармоничного развития. Да, Маше запрещено ходить в гости к другим девочкам. Ведь он не может быть уверен, что там она будет в безопасности. Однако он не против, чтобы девочки приходили к ним домой и игрались с Машей под присмотром жены. И на Машин день рождения они всегда приглашают ее подружек. 
– Почему же тогда вы буквально выгнали Анечку? Вам не понравилось, что она была в шортах? Все девочки летом носят шорты. 
– Послушайте, – он снова неприятно улыбнулся, – я против того, чтобы девочку выпускали из дому в таких коротеньких штанишках, что из них половинки ягодиц торчат наружу. А майка с такими проймами, что через них виден живот. И я не выгнал Аню, как говорит ее мама, а довел за руку до калитки ее дома. Вы как педагог считаете, что я поступил неправильно? 

Я молчала, думая, что ему ответить. В принципе я была с ним солидарна. Современные мамы иногда так оголяют своих дочурок, что за них становится страшно. 
– У Маши тоже есть шорты, если для вас это так важно, – продолжил он насмешливо. – Но это именно шорты, а не плавки. И летом она носит безрукавку, в которой можно поднимать руки, не демонстрируя пупок. 
– А складки на школьной юбке это вы ей застрочили? – не удержалась я. 
– Не я, конечно, мама. 
– Но вы подсказали маме? 
Он рассмеялся, на этот раз добродушно. 
– У нас с женой совпадают взгляды на воспитание дочерей. 
– А что делает Маша по дому? Какие у нее обязанности? Вы знаете, что девочки зовут ее Золушкой? 
– Маша убирает комнату, где живет с сестренками, и моет посуду после ужина. Ну и помогает маме, когда та попросит. Цветы поливает во дворе. На мой взгляд, на Золушку не тянет. 
– Согласна. Но вам не кажется, что излишняя строгость, запреты посещать школьную дискотеку могут дать обратный результат в подростковом возрасте? 
– Да зачем Маше привыкать к этим дискотекам? Вы знаете, что в старших классах это место, где подросткам продают наркотики? Она и так пляшет трижды в неделю в кружке народного танца. Это гораздо полезнее для девочки – формируется правильная осанка, грация. А на дискотеках они толкутся на одном месте, как бесноватые. Музыка гремит, уши закладывает. В чем польза для детей? 
– Но… 
– Послушайте, я хочу воспитать в дочках два главных качества, необходимых каждой женщине, – скромность и трудолюбие. И если школа мне не помогает в этом, то хотя бы не мешайте. 

На этом разговор иссяк. Он ушел, еще раз порадовав меня ростом и выправкой, и оставил смешанное чувство в душе. С одной стороны, мне хотелось, чтобы Маша веселилась на школьных утренниках и дискотеках, ездила с классом на экскурсии. Но, с другой стороны, Машин папа во многом прав. Как жаль, что он даже не пытается найти золотую середину! Зато после общения с ним у меня появилась тема для разговора с мамами девочек. 

Приглашу их на собрание-девичник! Сразу и познакомимся. 

СОБРАНИЕ ДЛЯ МАМ 

За неделю до собрания я раздала ученицам листочки с двумя вопросами для их мам: 
1. Что такое в вашем понимании «девическая скромность»? 
2. Вы хотите, чтобы ваша дочь быть скромной? 

И вот собрание. Мамы четвероклассниц отдали мне заполненные листочки и заняли свои места за партами. Наверное, мне передалась бацилла пуританства от Машиного папы, потому что я неодобрительно посмотрела на двух мам, которые буквально вывалили свои прелести на парту. К чему такое декольте у блузки? Честное слово, в таком ракурсе полуобнаженная женская грудь становится похожей на за***цу. Потом я отметила у многих боевой раскрас – слишком яркий кричащий макияж, нелепые огромные заколки в волосах, блестящие наряды (они что, так на работу ходят?). Глаз отдохнул на трех-четырех женщинах, одетых просто и со вкусом, с нормальными прическами. Я попыталась угадать, где мама Маши. За партой девочки сидели другие мамы, я их знала. Наверное, вот эта бледноватая женщина без косметики. Ей около сорока. Лицо уставшее – еще бы, четверо детей! 

Но я не угадала. Мама Маши была молодая, не больше 30 лет, в голубых потертых джинсах и джемпере, русые волосы собраны в длинный хвост. Одна из тех, на ком отдыхал мой критический взгляд. Ай да Машин папа! Такую раскрасавицу выбрал! А четверо детей – это, наверное, его гарантия удержать дома молодую жену. Значит, все-таки деспот?.. 

Я начала вести собрание. Вначале напомнила мамам о том, что их дочери в таком возрасте, когда малышки превращаются в больших девочек. Необходимо тщательно следить за их внешним видом и поведением. Например, некоторые девочки в классе выросли из своих юбочек и выглядят нескромно. А когда ранец задирает и без того короткую юбку, видны даже швы на колготках. Еще хотелось бы, чтобы девочки вели себя более скромно в классе и своим достойным поведением подавали пример мальчикам, а не провоцировали их на грубость. 

В своем обращении я подчеркнула, что мы не говорим сейчас о внутренней скромности (не выпячивать свое «я», не приписывать себе заслуги других, уметь при необходимости отступить на задний план, проявить такт, не делать замечания взрослым, не спорить с ними). Речь идет о чисто внешних признаках. Безусловно, за скромной оболочкой может скрываться даже хамство. И не могут все быть скромницами и тихонями. Да это и не нужно. Главное, чтобы поведение не выходило за границы приличия. Не называя имен, я отметила плохое поведение некоторых девочек в классе (обзываются, употребляя грубые выражения; толкаются). Попутно сказала о том, что в каждой девочке нужно развивать женственность (позы, походка). Хороший метод для этого – занятия гимнастикой, танцами. 
Потом я зачитала ответы мам вслух (не называя фамилий), некоторые мы обсудили (без крика и споров не обошлось). Многие мамы формально подошли и ответили буквально двумя словами. Но несколько человек подробно изложили свое мнение, что меня очень порадовало. Приведу выдержки из самых интересных ответов. 

ОТВЕТЫ МАМ НА ВОПРОСЫ: 

Мама Алёны 
В детстве я была очень скромной девочкой. Моя мама работала учительницей в нашей школе, и она очень боялась, чтобы коллеги не упрекнули ее в плохом воспитании дочери. Поэтому я должна была на уроках прилежно смотреть в рот учителю, на переменах ходить по струнке, на школьных мероприятиях декламировать стихи о природе, в то время как другие девочки пели веселые песенки или в коротеньких юбочках скакали по сцене. Как я им завидовала, этим, по мнению моей мамы, «вертихвосткам»! Когда стала взрослой, долго стеснялась высказывать свое мнение, участвовать в общем разговоре. Поэтому свою дочку я воспитываю иначе. Она у меня и поет, и танцует, никогда не стесняется, и на конкурсы красоты я ее вожу с 6 лет. Я не хочу, чтобы она росла умняшечкой-скромняшечкой. Пусть будет яркой, пусть звонко смеется, пусть задирает ноги в танце! В моем понимании скромность – это не опущенная покорно голова и вечное молчание. Поэтому пусть моя дочь лучше выглядит нескромной, чем забитой, как я в детстве. А про девическую гордость и честь я ей расскажу через пару лет. 

Мама Юли 
Девическая скромность – это уловка, на которую клюют глупые мужчины. Девушка вся такая тихая-скромная, а замуж выйдет и гуляет направо и налево. В тихом омуте черти водятся. Не люблю скромниц, не верю им. Свою дочку не ругаю за громкий смех или накрашенные блеском губы. 

Мама Александры 
Мне не нравится поведение трех девочек в классе (все знают, кто это). Они очень шумные, невоспитанные, нескромные. Часто наблюдаю за ними, когда идем из школы: кричат на всю улицу, громко смеются (можно сказать – ржут как кони). Стараюсь взять Сашу за руку и отвести подальше, чтобы даже не идти рядом с этой компанией. У меня дочка скромная (умеет себя вести на людях). 

Мама Карины 
Карина еще маленькая, ведет себя по-детски. Не считаю ее нескромной, поэтому проблемы с этим у нас нет. А вот старшей дочке (ей 16) я объясняю, что в наше время, чтобы выделиться и понравиться, девушке стоит быть скромной. Нескромные уже надоели. Расскажу об одном наблюдении. Прошлым летом мы отдыхали на море в Европе. На пляже большинство девушек и женщин загорали топлес. Только некоторые мужчины поглядывали на их прелести – причем чаще с ухмылочкой, а не с вожделением (привыкли!). И вдруг я случайно заметила, что все мужчины из компании рядом с нами внимательно смотрят в одну сторону. Я проследила направление и увидела девушку, которая пыталась снять мокрый верх от купальника и надеть майку, не показав грудь. Одной рукой она придерживала у груди полотенце, второй стягивала лифчик, потом взяла майку и натянула ее одной рукой. У мужиков, которые на нее пялились, так зажгло глаза! На пляже одна скромница привлекла больше мужского внимания, чем все полуголые девушки! На меня эта сценка произвела неизгладимое впечатление. 

Мама Вики 
Например, наш папа терпеть не может тихонь. Ему нравятся бойкие женщины. И даже поговорка такая есть: «Девушку украшает скромность, если нет других достоинств». И вообще в наше время скромным быть глупо – тебя просто не заметят. 

Мама Кристины 
Уважаемый педагог! Не пытайтесь сделать из обычной школы институт благородных девиц. Давайте знания, а с поведением дочери мы сами разберемся. 

Мама Ани 
Для меня главное, чтобы дочка мне доверяла. Если я буду ей постоянно долбить, чтобы она вела себя тихо и скромно, мой ребенок превратится в деревянную куклу. Кому это надо? Не хочу заморачиваться, пока она еще малышка. Думаю, вопрос о девической скромности станет актуальным только через пару лет. 

Мама Стаси 
Я хочу, чтобы моя дочь была хитренькой, и учу ее этому. Хитрая девушка всегда себе на уме, она в большей безопасности, чем открытая. Вести себя скромно – это тоже хитрость. Поэтому я часто говорю Стасе, чтобы она была скромнее, не нарывалась (только дочка не всегда слушается, она у меня боевая!). 

Мама Сони 
Я раньше требовала от дочки, чтобы она вела себя скромно – не дралась, не обзывалась. Только вот другие девочки в классе – такие наглые, что скромную могут и задавить. Поэтому сейчас я ее учу защищаться – огрызаться и говорить колкости. Пусть это даже и нескромно. 

Мама Маши 
Мы стараемся воспитывать Машу так, чтобы ее поведение не привело к неприятностям для нее же самой. Девическая скромность в моем понимании – это прежде всего воспитанность. Я очень хочу, чтобы мои три девицы были скромницами. Это большая радость и гордость для родителей. 

ИТОГИ СОБРАНИЯ 

Еще раз оговорив, что тема собрания – только поведение девочек, а не их внутренний мир, мы с мамами вместе сформулировали семь внешних признаков нескромного поведения школьницы. По нашему общему мнению, скромная девочка не должна: 

1) при смехе широко раскрывать рот и гоготать – это вульгарно; 
2) сидя на стуле, раздвигать колени, как мальчики; 
3) носить одежду, которая выставляет напоказ детское тело или в которой маленькая девочка выглядит сексуально; 
4) быть неопрятной; 
5) невежливо и слишком громко разговаривать, нецензурно выражаться, драться; 
6) грубить старшим, спорить с ними; 
7) злословить и сплетничать о других детях. 

В целом мамы остались довольны: по мнению большинства, это было полезное собрание. А я вспомнила старинную поговорку: «Скромность дочери – богатство отца» и мысленно сказала спасибо Машиному строгому папе. Его дочь нравилась мне все больше. Среди многих, откровенно говоря, не по возрасту расфуфыренных и развязных четвероклассниц она выглядела, как прелестная барышня времен Пушкина. Аккуратно заплетенная коса, ясный взгляд, хорошая осанка, правильная негромкая речь, свежесть, опрятность. Природная неброская красота девочки гармонировала с ее воспитанностью и вежливостью. Очарование скромности – именно так хотелось сказать про Машу. И хотелось искренне поблагодарить родителей за воспитание дочери.
 

 Есть люди-светлячки, с которыми светло,

Которые горят, не требуя награды.
И, если в жизни вам с такими повезло,
Храните их. Они ценней любого клада.
 
Их негасимый свет согреет в холода.
И в самый тёмный час укажет вам дорогу.
Дарите им в ответ, хотя бы иногда,
Хоть искорку тепла. Таких людей немного.
 
Храните их сердца – доверчивый хрусталь.
Нежнее и добрей вам не найти на свете.
У них особый дар – развеивать печаль.
Но, отдавая свет, они лишь ярче светят.
 
И в радости они счастливей всех других.
А в горе - всех других несчастнее, быть может.
Не обижайте их. И не бросайте их.
И не меняйте их на бабочек и мошек.
 
Вера Сухомлин

 Как должна выглядеть православная женщина? 


Так, чтобы: 
1. Угодить Господу 
2. Быть примером для детей и окружающих 
3. Нравиться супругу 

Начнём по порядку. 
Как должна выглядеть женщина, чтобы угодить Богу? 
Вот что говорят по этому поводу Святые Отцы, Священное Писание. 

- Истинная красота познается не по внешнему виду, а по нравам и пристойному поведению (св. Иоанн Златоуст) 
- На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всяк делающий сие (Втор.22;5) 
- Никакому мужу не одеваться в женскую одежду, ни жене в одежду, мужу свойственную (62 правило 6-ого Вселенского Собора) 
- если женщина растит волосы, для неё это честь (1Послание св.ап.Павла к Кор.11;15) 
- Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно перед Богом"(1Петр.34 3-4) 
- Какая-то скромность. Умеренность, простота и естественность наблюдаема была в одежде. Одежда, по мнению христиан, имеет только две цели, которым и должна быть сообразна. Именно, содержать тело в надлежащей теплоте, защищая его от вредного влияния воздуха, и прикрывать неприличные части тела… Одежда для блеска и пышности не могла быть допущена и введена в употребление для детей (Святитель Василий Великий) 
- Один цвет любезен в женщинах – это добрый румянец стыдливости… Придай красоте твоей бледность, изнуряя себя подвигами для Христа, молитвами, воздыханиями. А красильные вещества побережём для стен... (Святитель Григорий Богослов) 

Как видим, Господь через своих угодников дал образ, к которому должна стремиться женщина. 
В первую очередь, женщина (как и мужчина) должна быть довольна той внешностью, которой наделил её Творец. Это значит, что женщина не должна изменять цвет своих волос с помощью краски, цвет глаз - с помощью линз, цвет губ - с помощью помады, и изменять черты своего лица и тела с помощью пластической хирургии. 

Во-вторых, женщина своим видом не должна соблазнять людей, вводить их в грех. Чрезмерно открытая одежда соблазняет мужчин на блуд и прелюбодеяние, женщин - на осуждение. 
Горе тому, через кого соблазн приходит на землю! 
И в-третьих, женщина должна носить женскую одежду. 

Недаром Господь создал мужчину и женщину, а не человека пола "унисекс", как это модно сейчас говорить. Именно этим словом обозначается стиль одежды, одинаковой как для мужчин, так и для женщин: штаны, рубашки, галстуки. С английского слово переводится как "универсальный пол". 
В природе универсальный пол встречается у мух, с биологической точки зрения это называется гермафродизм. К счастью, люди не гермафродиты. Мужчины и женщины отличаются телесно, психически и по предназначению. 

Внешность женщины сильно влияет на её духовный мир. Облачаясь в мужские одежды, женщина забывает предназначение, данное ей Богом, - деторождение, - и начинает стремиться к другим идеалам - богатство, слава. Проходят годы, и умная, успешная, но бездетная женщина начинает чувствовать себя несчастной. 

- Что же теперь, - возмутятся многие, - монашеские рясы одевать? 

Как-то епископ в Троице-Сергиевой Лавре, увидев женщин, одетых во всё черное, хотя и не было поста, сказал: «Почему, вы, православные мои, так мрачно одеты, стоите с такими понурыми лицами? Найдите золотую середину, чтобы выглядеть и благочестиво, и празднично, радостно, опрятно. Потому что вера православная – это радость, надежда на милосердие Божие, отсутствие уныния». 

Да, православие - религия радостная, и проповедующие её должны одеваться так, чтобы это поняли окружающие. Мы проповедуем Господа своим видом. 
Сами подумайте, кто захочет стать православным, если будет видеть перед собой православных христиан с постными минами в чёрных одеждах? Он подумает: "Это не религия, это мучение!" 
Так давайте же проповедовать окружающим своим видом радостную весть: Христос Воскресе!!! 

Конечно, это не означает, что одежда должна быть "кричащая", привлекающая к себе чрезмерное внимание, не забывайте, женщина должна быть скромной. 

А ещё нужно не забывать, что замужняя женщина должна носить головной убор. Необязательно платок, это может быть шарфик, шляпка. 

Православная женщина везде и всегда должна выглядеть хорошо, аккуратно. В обществе, в храме - понятно, но почему она не может расслабиться дома и одеть, что хочется? Есть много тому причин. 
Во-первых, Бог вездесущ, Он и на улице, и дома. Если женщина на улице выглядит хорошо, а дома как замарашка, не будет ли это лицемерием перед Богом? Или на улице вы Его любите сильнее, чем дома? 

Во-вторых, дома - муж. Вы же старались выглядеть хорошо, когда очаровывали его? Так почему сейчас вы все бросили, "забили" на свою внешность, ходите перед ним в старом халате и с непричесанной головой. Или вы думаете, теперь он от вас никуда не денется? Не боитесь ли вы, что он потеряет к вам интерес? 

В-третьих, дома дети. Мама для ребёнка - идеал. Девочки стараются копировать маму, мальчику ищут себе жену, похожую на маму. Какой бы вы хотели видеть свою дочь через пару десятков лет, какую жену вы бы хотели для своего сына? Представили? Вот и будьте такой! 

Итак, православная жена и мама должна выглядеть так, чтобы нравиться супругу и быть примером для детей. А ещё своей внешностью она не должна приносить соблазн в мир, она должна выглядеть скромно, но в то же время празднично, красиво, чтобы в любой момент ей не стыдно было предстать перед Господом.
 

 Давайте, будем бережней друг к другу: 

Не говорить жестокие слова, 
Не требовать расплаты за услугу 
И не плести интриги-кружева. 
 
Давайте обходиться без подвохов, 
На чьих-то нежных чувствах не играть. 
Не нужно превращаться в скоморохов 
И без умолку льстить врагам и лгать. 
 
Давайте, будем честными друг к другу, 
И не пускать для «блага» пыль в глаза, 
Не делать из товарища прислугу, 
Почаще нажимать на тормоза… 
 
Давайте же ценить чужое время, 
Не заставлять людей напрасно ждать. 
И уважать ошибочные мнения 
И никогда других не осуждать. 
 
И в утвержденьях будьте осторожны. 
Не нужно вешать сразу ярлыки. 
Обидеть человека так несложно, 
На то они и злые языки… 
 
Но сколько же страданий и несчастий 
Приносим самым близким, дорогим. 
Сквозь зубы цедим равнодушно: «Здрасьте». 
И сеем зло с намереньем благим… 
 
Давайте станем чуточку добрее, 
Чуть проще, чище, бережней к другим. 
И станет все прекрасней и светлее. 
Мы новый мир любовью создадим.

 ВЫПРОШЕННЫЙ КРЕСТ 


Как утверждали святые отцы, выпрошенный крест — самый тяжелый. 
Например, моя мама всегда мечтала, чтобы ей не приходилось мыть посуду и убирать… 
А моя подруга актриса и певица Люля мечтала эмигрировать («только бы вырваться из этой проклятой страны!»). 
А мой приятель Леня Золотаревский мечтал стать баснословно богатым. 
А красавица Ирэн мечтала научиться водить машину и купить себе что-то вроде «альфа-ромео». 

И вот у моей мамы произошел инсульт, и она последние десять лет жизни не мыла посуду и не убирала дом, а просто лежала в постели. 
А Люля уехала в Израиль и там поселилась в кибуце и — актриса, певица, балерина — ходила каждый день, ради пропитания, на очистку леса собирать там какие-то ветки, а вся ее заграничная артистическая карьера свелась к простой самодеятельности: по праздникам она пела в застольях и по — актерски выразительно рассказывала анекдоты. 
А Леня Золотаревский сказочно разбогател, но у него украли ребенка и требовали за него выкуп. И когда он выкупил сына, тот сильно заикался, а сам Леня вскоре умер от лейкемии. Врачи говорили: это все — от перенесенного стресса. 
А красавица Ирэн научилась водить машину, но поскольку у нее не было денег, она продала свою трехкомнатную квартиру в новом доме, на эти деньги купила «альфа-ромео» и сняла двухкомнатную квартиру в центре. А потом вдруг хозяева квартиры немыслимо взвинтили цены, Ирэн разнервничалась и разбила машину и в результате вынуждена была переселиться к бывшему мужу. Он жил с молодой женой и двумя маленькими сыновьями-погодками. И Ирэн полгода прожила у них в кладовке, а потом куда-то исчезла. 
Честно говоря, и я подчас думаю: «Слава Тебе, Боже, что Ты не исполнил некоторых моих безумных желаний!» 

Николаева О. А., из книги: "Небесный огонь"
 

 Счастье селится в чистой душе, 

А из грязной – бежит наутёк. 
Будет рай с ним в простом шалаше, 
Где зажёгся любви огонёк. 
 
Счастье селится в добрых сердцах, 
А от злобы зачахнет, умрёт. 
Вспышка гнева – оно в пух и прах, 
А прощаешь – тогда оживёт. 
 
Счастье селится в мыслях людей, 
Что живут по законам любви: 
Не обидят того, кто слабей, 
А помогут, раз он уязвим. 
 
Отражается лаской в глазах, 
А от холода стынет как лёд, 
Много счастья в хороших делах, 
Жизнь с которыми точно как мёд. 
 
Умножается, если решим 
Мы любовь созидать каждый день, 
И тогда оно станет большим, 
Зацветёт, словно в мае сирень! 
 
Юлия Зельвинская
 

 Нет мудрости прекраснее, чем та – 

Когда чужая хрупкая мечта 
Не рушится от жёстких слов твоих. 
Меняй себя… Прими, как есть, других! 
 
Ты раздаёшь советы здесь и там, 
Но истину, увы, не знаешь сам. 
Лишь Богу суждено её познать… 
Так стоит ли других людей менять? 
 
Раз переделать хочешь дураков, 
То, значит, сам ты стать таким готов. 
И мудрость не подружится с тобой, 
Ведь ей необходим души покой. 
 
Не гнев рождает истину, не спор, 
А тихий, добрый, тёплый разговор. 
Желание друг другу уступать – 
Вот это то, что людям нужно дать… 
 
И если видишь слабых – окрыляй! 
Им руку протяни, надежду дай… 
Не нужно с умным видом повторять: 
«Не пробуй, не сумеешь ты летать!» 
 
Ты хочешь побеждать? Победа в том, 
Чтоб не оставить радость на потом… 
И дать другим прожить, как нужно им. 
Ведь твой совет не всем необходим… 
 
Кому-то просто нужно, чтоб обнял, 
И выслушал, и за руку держал. 
Чтоб не «за что», а просто так любил… 
Не всякий мудр, кто седину носил. 
 
Учиться тяжелей, чем поучать… 
И проще нагрубить, чем промолчать… 
Чтоб мудрым быть – не нужно век прожить, 
Достаточно с душой своей дружить…

 Кака така любовь? 


«Настоящая любовь не та, что выдерживает долгие годы разлуки, а та, что выдерживает долгие годы близости», — вот уж воистину правда. Как раз примерно над этим я и думаю уже некоторое время. Долгие годы близости это тебе не фунт изюма. Учитывая, что все мы далеко не идеальны. Нет, про долгие годы разлуки это очень красиво, и в разлуке куется настоящая любовь (наверное), но постоянная близость порой становится куда более серьезным испытанием на крепость чувств. 

Как их выдержать, эти долгие годы, и не надоесть друг другу? Во многом выручает привычка. Часто можно услышать: «Да какая там любовь, привыкли просто». И привычка в данном случае видится чем-то унылым, тоскливым, веет от нее безысходностью. Мол, куда деваться с подводной лодки. Страсть всякая закончилась с годами (если и была когда-то), все держится только на привычке. А мне хочется сказать слова в ее защиту, потому что я вдруг стала понимать: привычка — это прекрасно! Хорошая привычка, конечно. 

Есть у меня любимый фильм «Любовь и голуби». В юности я смотрела его и хохотала, а теперь смотрю и плачу. И каждый раз вижу все новый и новые глубины житейской мудрости. «Кака така любовь?» Что было у героев, любовь или привычка? Или любовь-привычка? Вот что я поняла в процессе семейной жизни — никакой любви без привычки не получится. Такая прозаическая и бытовая истина. На страсти и нежности не уедешь далеко. Интересно было бы провести эксперимент — отправить на необитаемый остров молодую пару, страстную и романтичную, и людей, проживших долгие годы вместе, у которых (как они думают) осталась только привычка. Кто быстрее разругается, кто успешнее приспособится к экстремальным условиям, кто по возвращении останется вместе? Может быть, я рассуждаю как старая ворчливая бабка, но почему-то мне кажется, что у «привычных» все будет куда лучше. 

Что скрывать, почти всем нам иногда кажется, что вся наша семейная жизнь превратилась в ужасную рутину. Даже тем, кто, в общем, живет хорошо, в любви и согласии. Если смотреть только снаружи, на внешние события, как будто бы так оно и есть. Где страсть, где нежность, где новое-интересное? Все тот же режим, те же носки-трусы-обеды-ужины, усталость и желание, чтобы от тебя все отстали. Возможно, конечно, бывают такие семьи, где каждый день фейерверк, но это большая редкость. К тому же, как мудро говорит моя подруга, снаружи все не так как внутри. Как все выглядит — это одно, а как изнутри воспринимается — совсем другое. Бытовуха нас заедает, половая активность угасает с возрастом, с романтикой туго — и вот уже думаешь, что совместная привычная жизнь — это какая-то тоскливая тощища. Ну, правда же, столько лет все одно и то же. Все привычно. А хочется чего-то большого и светлого, ах-ах. 

А вот дальше уже как посмотреть. Может быть привычно хорошо, а может быть и привычно плохо. Если привычно плохо, тут особый разговор. А если привычно хорошо — разве это не прекрасно? Конечно, всегда в жизни чего-то не хватает, одним страстей, а другим, наоборот, размеренности и спокойствия. Только вот привычное спокойствие гораздо труднее обретается и формируется, вулкан взорвать легче. Привычка — необходимая часть любви, эдакий цемент для отношений. Хотя цемент слишком быстро затвердевает. Вот если представить такой материал, который скрепляет, но остается гибким, самое то. 

Привычка позволяет нам терпимее относиться к чужим недостаткам, смиряться с ними. Бывает, что-то в человеке поначалу раздражает, чаще всего — какая-то мелочь, которая не соответствует лично твоему видению. Но со временем ощущение сглаживается, и ты с недоумением реагируешь, когда кто-то посторонний спрашивает тебя — и как ты это терпишь? Что терплю? Разве это нужно терпеть? Это обычно и привычно. И в этом тоже любовь, спасибо привычке, которая становится защитной реакцией от собственного эгоизма. Я и сама иногда своих подруг так спрашиваю, и они в ответ так же искренне удивляются — а что тут такого? 

Иногда, когда мне уже самой тошно от себя, я спрашиваю мужа, неужели тебя не раздражает, например, то, что я мерзко ворчу? Он отвечает — да нет, я привык. Это вызывает улыбку, в которой с одной стороны юмор, оценка тонкой шутки-подкола, а с другой стороны — и радость. О, спасибо, спасибо тебе, Господи, за этот бесценный дар — за возможность привыкнуть, как бы мы жили без него? Еще один плюс привычки (если она, конечно, полезная) — многие вещи, которые раздражали в человеке, со временем становятся даже милы. Иногда — потому что узнаешь их корень, их подоплеку и по-иному оцениваешь, чем раньше, а иногда — просто так. Потому что привычно, потому что это дает ощущение крепости и теплоты, как дома милы даже старые, потертые вещи с дефектами. 

Но что я все про привычку и близость, пора и про разлуку. Про нее как раз даже романтично. Иногда думается, что пожить вдали друг от друга какое-то время может быть полезно. Обдумать, оценить чувства, соскучиться, увидеть человека по-новому. Но на практике все выходит иначе. Даже когда разлука вынужденная, когда никак нельзя ее избежать. Потому что есть привычка, а есть и отвычка. С возрастом, как ни странно, отвычка становится все сильнее. Может быть, это связано с кризисом среднего возраста, с переосмыслением своей жизни, своего места, своей роли. А может быть, все вообще индивидуально. 

По молодости мне казалось, что долгую разлуку перенести решительно невозможно. Муж уходил на сутки, а я считала минуты до его возвращения. Особенно, когда родился первый ребенок. Тут я саркастически улыбаюсь, ибо причины ожидания были уже не столь романтичны — требовалась его помощь. Потом начались летние поездки на дачу, и вот уже пять дней, а то и все десять мы могли не видеться. Хорошо еще, что всегда был под рукой телефон, вы даже не представляете, сколько денег улетало у нас на переговоры… Я даже перестала так уж любить лето, потому что надо было выбирать — либо быть вместе, либо вывозить детей на воздух. 

Моя бабушка, прожившая с дедом более 50 лет до его смерти, поражала своим спокойствием на этот счет. Я никак не могла понять, как она могла всю жизнь переносить длительные дедовы командировки. А он, бывало, уезжал на два-три месяца, а то и на полгода. Правда, их жизнь началась с «командировки» длиной аж в пять лет — дед ушел на войну. Может быть, это так и закалило бабушку. Я очень жалею, что пока она была жива, не расспросила ее подробнее, каково это, ждать пять лет, что она испытывала и как потом заново начинать жить с человеком, который наверняка изменился. Трудно ли было, или все вышло легко и естественно? Неудобно было спрашивать как-то, да по молодости и самоуверенность заедала — как бы то ни было, у нас все будет по-другому. 

А ведь сколько известно случаев, когда люди не стали жить вместе после длительной разлуки. Просто не смогли, изменились, не узнали друг друга. Вовсе не потому, что были плохими, нечестными, и даже не потому, что не любили друг друга. Любили… когда-то. Как говорится, была любовь да вся вышла. 

Наверное, есть какой-то особый склад характера, когда в разлуке только укрепляются чувства. Но я все больше стала замечать, что «отвычка» — страшная вещь. То, что было для тебя незаметным и милым, после некоторой разлуки внезапно бросается в глаза с новой силой. А привычка жить порознь быстро прилипает, и даже, о ужас, начинает приносить удовлетворение. С одной стороны, по-житейски это очень удобно, особенно, если разлука неизбежна по объективным причинам. А с другой стороны — страшно-то как, отвычка хуже привычки… 

*** 

Перечитываю написанное и понимаю, что со мной случился конфуз. Вот ведь незадача — хотела доказать красивую теорию и сама себе стала противоречить. Выходит, любовь сохранить всегда нелегко, что в близости, что в разлуке. Везде свои подводные камни, во всем нужен баланс. Любовь, она такая, с ней не пошутишь. Все время держи ухо в остро и не расслабляйся. Некогда расслабляться, любить надо!

Елизавета Правикова
источник: http://www.matrony.ru/kaka-taka-lyubov/#ixzz3HubwjauL
 

 Кака така любовь? 


«Настоящая любовь не та, что выдерживает долгие годы разлуки, а та, что выдерживает долгие годы близости», — вот уж воистину правда. Как раз примерно над этим я и думаю уже некоторое время. Долгие годы близости это тебе не фунт изюма. Учитывая, что все мы далеко не идеальны. Нет, про долгие годы разлуки это очень красиво, и в разлуке куется настоящая любовь (наверное), но постоянная близость порой становится куда более серьезным испытанием на крепость чувств. 

Как их выдержать, эти долгие годы, и не надоесть друг другу? Во многом выручает привычка. Часто можно услышать: «Да какая там любовь, привыкли просто». И привычка в данном случае видится чем-то унылым, тоскливым, веет от нее безысходностью. Мол, куда деваться с подводной лодки. Страсть всякая закончилась с годами (если и была когда-то), все держится только на привычке. А мне хочется сказать слова в ее защиту, потому что я вдруг стала понимать: привычка — это прекрасно! Хорошая привычка, конечно. 

Есть у меня любимый фильм «Любовь и голуби». В юности я смотрела его и хохотала, а теперь смотрю и плачу. И каждый раз вижу все новый и новые глубины житейской мудрости. «Кака така любовь?» Что было у героев, любовь или привычка? Или любовь-привычка? Вот что я поняла в процессе семейной жизни — никакой любви без привычки не получится. Такая прозаическая и бытовая истина. На страсти и нежности не уедешь далеко. Интересно было бы провести эксперимент — отправить на необитаемый остров молодую пару, страстную и романтичную, и людей, проживших долгие годы вместе, у которых (как они думают) осталась только привычка. Кто быстрее разругается, кто успешнее приспособится к экстремальным условиям, кто по возвращении останется вместе? Может быть, я рассуждаю как старая ворчливая бабка, но почему-то мне кажется, что у «привычных» все будет куда лучше. 

Что скрывать, почти всем нам иногда кажется, что вся наша семейная жизнь превратилась в ужасную рутину. Даже тем, кто, в общем, живет хорошо, в любви и согласии. Если смотреть только снаружи, на внешние события, как будто бы так оно и есть. Где страсть, где нежность, где новое-интересное? Все тот же режим, те же носки-трусы-обеды-ужины, усталость и желание, чтобы от тебя все отстали. Возможно, конечно, бывают такие семьи, где каждый день фейерверк, но это большая редкость. К тому же, как мудро говорит моя подруга, снаружи все не так как внутри. Как все выглядит — это одно, а как изнутри воспринимается — совсем другое. Бытовуха нас заедает, половая активность угасает с возрастом, с романтикой туго — и вот уже думаешь, что совместная привычная жизнь — это какая-то тоскливая тощища. Ну, правда же, столько лет все одно и то же. Все привычно. А хочется чего-то большого и светлого, ах-ах. 

А вот дальше уже как посмотреть. Может быть привычно хорошо, а может быть и привычно плохо. Если привычно плохо, тут особый разговор. А если привычно хорошо — разве это не прекрасно? Конечно, всегда в жизни чего-то не хватает, одним страстей, а другим, наоборот, размеренности и спокойствия. Только вот привычное спокойствие гораздо труднее обретается и формируется, вулкан взорвать легче. Привычка — необходимая часть любви, эдакий цемент для отношений. Хотя цемент слишком быстро затвердевает. Вот если представить такой материал, который скрепляет, но остается гибким, самое то. 

Привычка позволяет нам терпимее относиться к чужим недостаткам, смиряться с ними. Бывает, что-то в человеке поначалу раздражает, чаще всего — какая-то мелочь, которая не соответствует лично твоему видению. Но со временем ощущение сглаживается, и ты с недоумением реагируешь, когда кто-то посторонний спрашивает тебя — и как ты это терпишь? Что терплю? Разве это нужно терпеть? Это обычно и привычно. И в этом тоже любовь, спасибо привычке, которая становится защитной реакцией от собственного эгоизма. Я и сама иногда своих подруг так спрашиваю, и они в ответ так же искренне удивляются — а что тут такого? 

Иногда, когда мне уже самой тошно от себя, я спрашиваю мужа, неужели тебя не раздражает, например, то, что я мерзко ворчу? Он отвечает — да нет, я привык. Это вызывает улыбку, в которой с одной стороны юмор, оценка тонкой шутки-подкола, а с другой стороны — и радость. О, спасибо, спасибо тебе, Господи, за этот бесценный дар — за возможность привыкнуть, как бы мы жили без него? Еще один плюс привычки (если она, конечно, полезная) — многие вещи, которые раздражали в человеке, со временем становятся даже милы. Иногда — потому что узнаешь их корень, их подоплеку и по-иному оцениваешь, чем раньше, а иногда — просто так. Потому что привычно, потому что это дает ощущение крепости и теплоты, как дома милы даже старые, потертые вещи с дефектами. 

Но что я все про привычку и близость, пора и про разлуку. Про нее как раз даже романтично. Иногда думается, что пожить вдали друг от друга какое-то время может быть полезно. Обдумать, оценить чувства, соскучиться, увидеть человека по-новому. Но на практике все выходит иначе. Даже когда разлука вынужденная, когда никак нельзя ее избежать. Потому что есть привычка, а есть и отвычка. С возрастом, как ни странно, отвычка становится все сильнее. Может быть, это связано с кризисом среднего возраста, с переосмыслением своей жизни, своего места, своей роли. А может быть, все вообще индивидуально. 

По молодости мне казалось, что долгую разлуку перенести решительно невозможно. Муж уходил на сутки, а я считала минуты до его возвращения. Особенно, когда родился первый ребенок. Тут я саркастически улыбаюсь, ибо причины ожидания были уже не столь романтичны — требовалась его помощь. Потом начались летние поездки на дачу, и вот уже пять дней, а то и все десять мы могли не видеться. Хорошо еще, что всегда был под рукой телефон, вы даже не представляете, сколько денег улетало у нас на переговоры… Я даже перестала так уж любить лето, потому что надо было выбирать — либо быть вместе, либо вывозить детей на воздух. 

Моя бабушка, прожившая с дедом более 50 лет до его смерти, поражала своим спокойствием на этот счет. Я никак не могла понять, как она могла всю жизнь переносить длительные дедовы командировки. А он, бывало, уезжал на два-три месяца, а то и на полгода. Правда, их жизнь началась с «командировки» длиной аж в пять лет — дед ушел на войну. Может быть, это так и закалило бабушку. Я очень жалею, что пока она была жива, не расспросила ее подробнее, каково это, ждать пять лет, что она испытывала и как потом заново начинать жить с человеком, который наверняка изменился. Трудно ли было, или все вышло легко и естественно? Неудобно было спрашивать как-то, да по молодости и самоуверенность заедала — как бы то ни было, у нас все будет по-другому. 

А ведь сколько известно случаев, когда люди не стали жить вместе после длительной разлуки. Просто не смогли, изменились, не узнали друг друга. Вовсе не потому, что были плохими, нечестными, и даже не потому, что не любили друг друга. Любили… когда-то. Как говорится, была любовь да вся вышла. 

Наверное, есть какой-то особый склад характера, когда в разлуке только укрепляются чувства. Но я все больше стала замечать, что «отвычка» — страшная вещь. То, что было для тебя незаметным и милым, после некоторой разлуки внезапно бросается в глаза с новой силой. А привычка жить порознь быстро прилипает, и даже, о ужас, начинает приносить удовлетворение. С одной стороны, по-житейски это очень удобно, особенно, если разлука неизбежна по объективным причинам. А с другой стороны — страшно-то как, отвычка хуже привычки… 

*** 

Перечитываю написанное и понимаю, что со мной случился конфуз. Вот ведь незадача — хотела доказать красивую теорию и сама себе стала противоречить. Выходит, любовь сохранить всегда нелегко, что в близости, что в разлуке. Везде свои подводные камни, во всем нужен баланс. Любовь, она такая, с ней не пошутишь. Все время держи ухо в остро и не расслабляйся. Некогда расслабляться, любить надо!

Елизавета Правикова
источник: http://www.matrony.ru/kaka-taka-lyubov/#ixzz3HubwjauL
 

 Выбросите из головы мысли о разводе - это все от лукавого. С другим мужем еще хуже будет. Что толку менять лодку, если веслами управлять не умеешь? Зачем лезть на глубину, если не можешь плавать? Утонешь!!! Не жди чуда, а плавать учись. Беда в том заключается, что изначально у подавляющего большинства людей причины создания семьи в корне неверные. Мы вообще не понимаем, что такое любовь, зачем создается семья и рождаются дети. Поэтому больше половины браков распадаются, а остальные - живут и маются, и лишь немногие семьи действительно счастливы. 


Зачем к примеру, девушки так стремятся к замужеству? Ну, давайте будем честными. Во-первых, физиология, не каждый в состоянии ее укротить. Поэтому уж лучше и правда создать семью и детей рожать, чем блудить. Во-вторых, девушки хотят решить бытовые жилищные проблемы, улучшить социально-материальное положение, получше устроиться, одним словом. В-третьих, детей хотят, но чаще всего это не более чем прихоть, как приложение ко всему прочему. Рожать-то рожаем, а воспитывать не умеем. Ну с такими мотивациями неизбежно наступит крах! Но самое страшное, что любовью мы называем страстную привязанность и все, что связано с интимной близостью. А это никакого отношения к любви не имеет. 

А перед замужеством надо задать себе ряд очень серьезных вопросов. Я готова простить мужа и не кидаться разводиться, если он мне изменит и вдруг окажется не таким, каким преданно показался до свадьбы? Я готова быть верной до конца, любить его нежно и, если не дай Бог он станет инвалидом? Я готова к тому, что у нас может не быть детей или они родятся инвалидами? Я готова терпеть бедность и скорби, лишения и печали, всем пожертвовать ради любви, ради нашей семьи, и любить, несмотря ни на что? 

Если хотя бы на один вопрос Вы ответили "нет", то Вам вообще нечего делать замужем и ни в коем случае нельзя создавать семью!!! Разве только статистику разводов своим браком увеличите и жизнь разрушите себе и детям. Сейчас же снимите розовые очки и разбейте их вдребезги! Семья - это крест, это очень тяжелый труд и огромная ответственность. Претерпевающих многие скорби и тяготы семейной жизни Господь спасает... И семейное счастье дается исключительно тем, кто чтит Заповеди Божии. 

Мы же люди и должны жить по совести, а не по зову инстинктов. Если блудили до брака - пожинайте плоды. Блуд - как леденец, внутри которого лезвие. Сладкий эффект быстро проходит, и начинается долгий и мучительный эффект лезвия. Если выходили замуж за блудника, 100% он будет изменять и после свадьбы. С чего вдруг он изменится? Если не готовы прощать его измены - так и будете всю жизнь разводиться. До брака надо думать за кого замуж выходить. А если семью создали - терпите. Почему, чтобы замуж выйти, девушки порой на все готовы, а после свадьбы - чуть что - скорее разводиться? Некоторые скажут, что измена - причина для развода, мол в Библии так написано. Но почему про Библию и Заповеди вообще не вспоминают, когда блудят до брака и 7 заповедь нарушают? 

Да, надо стремиться быть лучше, но в первую очередь, в плане духовной чистоты. Но будь Вы хоть Мисс Вселенная - это не спасет брак. Стремитесь, прежде всего, к нравственной красоте, доброй совестливой жизни. И всегда помните, что если между супругами нет Бога, между ними селится дьявол, а его задача - разрушить Вашу семью. Развод - это не выход. Он проблем не решает. И есть только один правильный выход из этого кошмара - перестать обвинять друг друга и искать внешнюю причину вашего разлада, надо каждому принять свои ошибки, покаяться в своих грехах и исправляться. 

Я обращаюсь и к мужчинам, и к женщинам. Всеми силами берегите свои семьи, избегайте греха, прощайте друг друга и спасайте Любовь. Ведь кто не умеет прощать - тот не умеет любить и никогда не будет счастливым. Надо воцерковляться, молиться друг за друга, в храм ходить вместе, и все у Вас будет хорошо. 

протоиерей Петр Гурьянов
 

 ТРИ СЕКРЕТА «ДЕТНОСТИ» 

Мне всегда было интересно, а в чём секрет «детности»? Почему у одних куча детей, а другие и одного принципиально не хотят заводить? 

И ведь явно это не зависит от количества денег, которые зарабатывает отец семейства. Хотя, когда разговор заходит о детях, чаще всего рассуждают о том, что ребёнка надо обеспечить, что для него нужно оборудовать отдельную комнату с кучей игрушек и гаджетов, что платная медицина и платное образование — это большие финансовые расходы. И никто с этим не спорит. Но… вы встречали многодетных миллионеров? Я — нет. По телевизору видела двух-трёх. Но всё равно в реале еле-еле сводящих концы с концами семей я знаю гораздо больше. Значит, не в деньгах всё-таки дело. 

И кстати, не в количестве детей тоже. С появлением ребенка меняется семья, меняются сами новоиспеченные родители, и их жизнь действительно выходит на совершенно иной уровень. Давайте рассуждать просто о «детности» — пусть это будет один ребёнок в семье (или два, или десять) — всё равно. Что заставляет женщину стать матерью? Простой инстинкт или что-то ещё? 

СЕКРЕТ ПЕРВЫЙ. ЛЮБОВЬ 

Только что прочитала интереснейшую статью молодого суперпапы. Он призывал всех молодых мам «с синяками под глазами» покаяться и признаться, что им всё это материнство не нравится. И очень логично рассуждал, кстати: ну кому в здравом уме могут понравиться непрерывные бессонные ночи, тупые разговоры о подгузниках и горшках, монотонное существование с рутинными действиями над существом, которое даже ответить тебе русским языком не может! Всё так и есть! Вспоминаю своё материнское «новоначалие» с первой дочкой — да это же ужас сплошной! Однажды я просто заснула на лавочке на бульваре — рядом с коляской, до того устала. 

И все эти тяжкие месяцы первого года я с нетерпением планировала выход на любимую работу. Следующая беременность (которая была той самой «неслучайной случайностью») положила конец мечтам о работе ещё на пару лет. И вот в эти-то пару лет я вошла во вкус: я почувствовала необыкновенное удовольствие от общения со своими малышами — от их невообразимых филологических находок, которые зовутся детскими перлами, от их свежего и яркого восприятия жизни, от их чистой радости по поводу и без повода. А ещё этот запах — запах младенца! Я вдруг ощутила, что мои малыши буквально напитывают меня эликсиром жизни — своей любовью, которая искрит во всех их движениях. 

Третьего ребёнка я уже ждала и хотела — в наш дом вошёл тот самый «детский дух», о котором говорил Лесков в одном из своих рассказов. Поначалу я пыталась воспитывать детей со всей строгостью подхода моей собственной мамы, но дети естественным образом заставили меня выработать свой уникальный «мамский» стиль и забыть все советские приёмчики воспитания. Оказалось, что нужно быть просто внимательной и наблюдательной, нужно, что называется, «отдаться потоку», доверять себе и своим чувствам, и всё будет хорошо. Вот только тогда я начала понимать, зачем нам дети… В разговорах и играх с ними, в их требовательности и «мамоцентризме», даже в бессонных ночах у их постелек мы учимся любить. 

На протяжении многих лет я с удовольствием укладываю очередных малышей спать — читаю им на ночь интересные книжки, молюсь с ними, а потом лежу рядышком и буквально физически ощущаю токи любви, которые исходят от них, когда детские ручки обнимают тебя, и звучит трогательная просьба: «Ты не уходи потом. Давай вместе поспим?» 

Мы часто забываем о том, что каждый ребёнок, прежде всего, требует любви, ласки и нежности. Каждому ребёнку нужна забота и внимание. Каждого периодически нужно носить на руках и прижимать к сердцу. И хватает ли этого сердца на всех — вот главный вопрос, вот камень преткновения и смысл новых рождений. Не финансы, не инстинкт, а избыток внутренней любви — вот что необходимо для рождения ребёнка. 

Тут я оговорюсь, что этот самый избыток некоторые бездетные женщины изливают на своих учеников и воспитанников, другие — на бедных стариков или выброшенных на улицу домашних животных — не обязательно на детей. Я знаю талантливых женщин, которые выплёскивают его в гениальные строки или в невообразимо прекрасную музыку… 

И вот этот запас внутренней любви — совсем не заслуга одних или вина других, а действительно некая данность. Потому что — ну не виноваты наши женщины в том, что они выросли недолюбленными у таких же недолюбленных матерей, которые не сумели передать им ту меру сердечного тепла, что могла бы излиться на их детей. 

Травма поколений выработала в женщинах не жертвенность в христианском понимании, а виктимность — стремление стать жертвой родителей-тиранов или мужа-тирана. Отсюда все эти разговоры о созависимости и других патологиях. Где же тут взяться любви на десятерых, если бедная женщина и себя-то любит с трудом, если вообще любит? Моя подруга пишет: « Неоткуда брать это душевное тепло многим… То Гулаг миллионы забрал, то война… очухались не все. То есть, они, конечно, рожали детей, но что может дать своему ребёнку душевно раздавленный человек? Только внешние атрибуты: чтоб накормлен, напоен, игрушками сдобрен, ну и тому подобное. Видимость благополучия, за которым у многих душевная пропасть. …» И что с этим делать? 

Да, что делать — это главное. Когда мне задали вот этот последний вопрос, я крепко задумалась. Понятно, что в каких-то случаях не обойтись без долгих лет личной терапии. Но есть ведь и другие пути, наверное. 

СЕКРЕТ ВТОРОЙ. ПОДДЕРЖКА МУЖА 

Я стала вспоминать своих семейных подруг в поисках ответа. Что в них общее? Среди них нет ни одной, детство которой было бы «несоветским» и отличалось особыми условиями. Все они прошли через ясли и детские сады, все учились в обычной школе и воспитывались мамами советской закалки. Но они и правда другие! Они сумели посмотреть на своё детство с точки зрения «что было хорошо и что было плохо», проанализировать и принять для себя всё хорошее, изменить всё плохое — всё, что мешало любви. Может быть, они так сильно хотели любви, недополученной в детстве, что умудрились её «генерировать» буквально из воздуха — все они соединили свои жизни с мужчинами, которые мечтали о большой семье и поощряли рождение детей. 

Меня очень часто обвиняли в пропаганде многодетности и ставили в вину потакание «самодурству» мужа по поводу количества детей в семье. Но я вот что хочу сказать: если бы наши мужья нас не поддерживали, если бы они не радовались каждому новому ребёнку, никаких мужских деклараций женщины бы не поддержали. Только в мужьях мы черпаем силу для новых рождений — и в прямом, и в переносном смысле. Пусть наши мужья не идеальные, излишне строгие или чересчур мягкие, трудоголики или пофигисты, но все они по-настоящему любят детей и семью. И это второе условие «детности». 

СЕКРЕТ ТРЕТИЙ. ОТКАЗ ОТ ПЕРФЕКЦИОНИЗМА 

И так, мягко и незаметно, мы подошли к третьему условию или третьему «секрету»: родителей не должны пугать многочисленные неудобства и проблемы, которые каждый ребёнок несёт с собой. Будьте готовы к тому, что на свежевыкрашенной стене дитя нарисует свой незатейливый шедевр и замочит в тазике ваш любимый гаджет (вместе со стопкой ваших же чистых вещей, только что уложенных на полочку). Не удивляйтесь, если вдруг «сам упадёт» ваш любимый цветок, а на полу в коридоре образуется аккуратная кучка из всех имеющихся дома круп. Видимо, там вы будете играть в Золушку. И хорошо, если эти самые крупы не куплены на последние деньги в дни очередного кризиса. Да что говорить — книги не хватит, если перечислять все эти детские «приколы». Если детей больше одного, приготовьтесь к постоянному шуму и выяснению отношений. 

Процитирую тут одного опытного родителя: «Дети — существа газообразные, и занимают любой предоставленный им объем независимо от количества». Но учтите, что при достижении критической массы может произойти взрыв. Однажды ранним вечером выходного дня наш папа в отчаянии заявил: «Идите спать! Вы все мне мешаете!» И был абсолютно прав. Дети и созданы для того, чтобы мешать, надоедать и досаждать. А ещё ныть периодически. А ещё ссориться друг с другом и время от времени драться. 

Юлия Комарова, мама шестерых детей

 О ЧЕМ НИКОГДА НЕ СТОИТ ГОВОРИТЬ: СОВЕТЫ МУДРЫХ СТАРЦЕВ. 

1. Первое, что надо держать в секрете — свои далеко идущие планы. Помалкивайте до тех пор, пока этот план не исполнится. Любые наши идеи не только не идеальны, в них огромное количество слабых мест, по которым очень легко ударить и все разрушить. 

2. Второе, о чём не надо распространяться - это о своей благотворительности. Благое дело — большая редкость в этом мире, и именно поэтому ее надо беречь как зеницу ока. Не нахваливайте себя за хорошие дела. Гордость тут же увидит и отберет все то благо, которое пришло в результате этой благотворительности. 

3. Третье, о чем не надо рассказывать налево и направо — это о своей аскетичности, ограничениях в питании, сне, и т .д. Аскеза физическая приносит пользу только, если она сочетается и с эмоциональной составляющей. 

4. Четвертое, о чем следует помолчать — это о своем мужестве, героизме. Кто-то получает испытания внешние, а кто-то внутренние. Внешние испытания видны, поэтому за них люди получают награды, но преодоление внутренних испытаний никто не замечает, поэтому и наград за них никаких не присваивают. 

5. Пятое, о чем не стоит говорить, — это о духовном знании. Духовное знание имеет разные уровни и должно раскрываться только по достижению определенного уровня чистоты сознания. Основной ошибкой начинающего носителя истины является желание поделиться слишком высоким духовным знанием, которое, вместо того, чтобы принести добро человеку, только еще больше его запутывает и даже пугает. 

6. Шестое, чем не стоит особенно делиться с другими — говорить о своих домашних конфликтах и вообще о своей семейной жизни. Запомните: чем меньше вы говорите о проблемах в своей семье, тем она будет крепче и стабильнее. Ссора — это избавление от негативных эмоций, которые накопились в процессе общения. 

7. Седьмое, о чем не стоит говорить, - это о некрасивых словах, которые были от кого-то услышаны. Можно запачкать на улице ботинки, а можно запачкать душу. И человек, который, придя домой, рассказывает все, что он услышал от глупого по дороге, ничем не отличается от человека, который пришел домой и не снял обувь.
#Святая_Русь #Православие

 Станислава Лещинска, польская акушерка, узница Освенцима: 


Из тридцати пяти лет работы акушеркой, два года я провела как узница женского концентрационного лагеря Освенцим-Бжезинка, продолжая выполнять свой профессиональный долг. Среди огромного количества женщин, доставлявшихся туда, было много беременных. Функции акушерки я выполняла там поочередно в трех бараках, которые были построены из досок, со множеством щелей, прогрызенных крысами. 

Внутри барака с обеих сторон возвышались трехэтажные койки. На каждой из них должны были поместиться три или четыре женщины — на грязных соломенных матрасах. Было жестко, потому что солома давно стерлась в пыль, и больные женщины лежали почти на голых досках, к тому же не гладких, а с сучками, натиравшими тело и кости. 

Посередине, вдоль барака, тянулась печь, построенная из кирпича, с топками по краям. Она была единственным местом для принятия родов, так как другого сооружения для этой цели не было. Топили печь лишь несколько раз в году. Поэтому донимал холод, мучительный, пронизывающий, особенно зимой, когда с крыши свисали длинные сосульки. 

О необходимой для роженицы и ребенка воде я должна была заботиться сама, но для того чтобы принести одно ведро воды, надо было потратить не меньше двадцати минут. 

В этих условиях судьба рожениц была плачевной, а роль акушерки — необычайно трудной: никаких асептических средств, никаких перевязочных материалов. Сначала я была предоставлена сама себе; в случаях осложнений, требующих вмешательства врача-специалиста, например, при отделении плаценты вручную, я должна была действовать сама. Немецкие лагерные врачи — Роде, Кениг и Менгеле — не могли запятнать своего призвания врача, оказывая помощь представителям другой национальности, поэтому взывать к их помощи я не имела права. Позже я несколько раз пользовалась помощью польской женщины-врача, Ирены Конечной, работавшей в соседнем отделении. А когда я сама заболела сыпным тифом, большую помощь мне оказала врач Ирена Бялувна, заботливо ухаживавшая за мной и за моими больными. 

О работе врачей в Освенциме не буду упоминать, так как то, что я наблюдала, превышает мои возможности выразить словами величие призвания врача и героически выполненного долга. Подвиг врачей и их самоотверженность запечатлелись в сердцах тех, кто никогда уже об этом не сможет рассказать, потому что они приняли мученическую смерть в неволе. Врач в Освенциме боролся за жизнь приговоренных к смерти, отдавая свою собственную жизнь. Он имел в своем распоряжении лишь несколько пачек аспирина и огромное сердце. Там врач работал не ради славы, чести или удовлетворения профессиональных амбиций. Для него существовал только долг врача — спасать жизнь в любой ситуации. 

Количество принятых мной родов превышало 3000. Несмотря на невыносимую грязь, червей, крыс, инфекционные болезни, отсутствие воды и другие ужасы, которые невозможно передать, там происходило что-то необыкновенное. 

Однажды эсэсовский врач приказал мне составить отчет о заражениях в процессе родов и смертельных исходах среди матерей и новорожденных детей. Я ответила, что не имела ни одного смертельного исхода ни среди матерей, ни среди детей. Врач посмотрел на меня с недоверием. Сказал, что даже усовершенствованные клиники немецких университетов не могут похвастаться таким успехом. В его глазах я прочитала гнев и зависть. Возможно, до предела истощенные организмы были слишком бесполезной пищей для бактерий. 

Женщина, готовящаяся к родам, вынуждена была долгое время отказывать себе в пайке хлеба, за который могла достать себе простыню. Эту простыню она разрывала на лоскуты, которые могли служить пеленками для малыша. 

Стирка пеленок вызывала много трудностей, особенно из-за строгого запрета покидать барак, а также невозможности свободно делать что-либо внутри него. Выстиранные пеленки роженицы сушили на собственном теле. 

До мая 1943 года все дети, родившиеся в освен-цимском лагере, зверским способом умерщвлялись: их топили в бочонке. Это делали медсестры Клара и Пфани. Первая была акушеркой по профессии и попала в лагерь за детоубийство. Поэтому она была лишена права работать по специальности. Ей было поручено делать то, для чего она была более пригодна. Также ей была доверена руководящая должность старосты барака. Для помощи к ней была приставлена немецкая уличная девка Пфани. После каждых родов из комнаты этих женщин до рожениц доносилось громкое бульканье и плеск воды. Вскоре после этого роженица могла увидеть тело своего ребенка, выброшенное из барака и разрываемое крысами. 

В мае 1943 года положение некоторых детей изменилось. Голубоглазых и светловолосых детей отнимали у матерей и отправляли в Германию с целью денационализации. Пронзительный плач матерей провожал увозимых малышей. Пока ребенок оставался с матерью, само материнство было лучом надежды. Разлука была страшной. 

Еврейских детей продолжали топить с беспощадной жестокостью. Не было речи о том, чтобы спрятать еврейского ребенка или скрыть его среди нееврейских детей. Клара и Пфани попеременно внимательно следили за еврейскими женщинами во время родов. Рожденного ребенка татуировали номером матери, топили в бочонке и выбрасывали из барака. 

Судьба остальных детей была еще хуже: они умирали медленной голодной смертью. Их кожа становилась тонкой, словно пергаментной, сквозь нее просвечивали сухожилия, кровеносные сосуды и кости. Дольше всех держались за жизнь советские дети; из Советского Союза было около 50% узниц. 

Среди многих пережитых там трагедий особенно живо запомнилась мне история женщины из Вильно, отправленной в Освенцим за помощь партизанам. Сразу после того, как она родила ребенка, кто-то из охраны выкрикнул ее номер (заключенных в лагере вызывали по номерам). Я пошла, чтобы объяснить ее ситуацию, но это не помогало, а только вызвало гнев. Я поняла, что ее вызывают в крематорий. Она завернула ребенка в грязную бумагу и прижала к груди… Ее губы беззвучно шевелились — видимо, она хотела спеть малышу песенку, как это иногда делали матери, напевая своим младенцам колыбельные, чтобы утешить их в мучительный холод и голод и смягчить их горькую долю. Но у этой женщины не было сил… она не могла издать ни звука — только большие слезы текли из-под век, стекали по ее необыкновенно бледным щекам, падая на головку маленького приговоренного. Что было более трагичным, трудно сказать — переживание смерти младенца, гибнущего на глазах матери, или смерть матери, в сознании которой остается ее живой ребенок, брошенный на произвол судьбы. Среди этих кошмарных воспоминаний в моем сознании мелькает одна мысль, один лейтмотив. Все дети родились живыми. Их целью была жизнь! Пережило лагерь едва ли тридцать из них. Несколько сотен детей было вывезено в Германию для денационализации, свыше 1500 были утоплены Кларой и Пфани, более 1000 детей умерло от голода и холода (эти приблизительные данные не включают период до конца апреля 1943 года). 

У меня до сих пор не было возможности передать Службе Здоровья свой акушерский рапорт из Освенцима. Передаю его сейчас во имя тех, которые не могут ничего сказать миру о зле, причиненном им, во имя матери и ребенка. 

Если в моем Отечестве, несмотря на печальный опыт войны, могут возникнуть тенденции, направленные против жизни, то – я надеюсь на голос всех акушеров, всех настоящих матерей и отцов, всех порядочных граждан в защиту жизни и прав ребенка. 

В концентрационном лагере все дети — вопреки ожиданиям — рождались живыми, красивыми, пухленькими. Природа, противостоящая ненависти, сражалась за свои права упорно, находя неведомые жизненные резервы. Природа является учителем акушера. Он вместе с природой борется за жизнь и вместе с ней провозглашает прекраснейшую вещь на свете — улыбку ребенка.
 

 «За что ты меня ненавидишь?» 


Часто можно такое встретить... женщина посвящает ВСЮ себя без остатка детям, и когда эти дети вырастают, заводят свои семьи, она начинает требовать, чтобы они посвятили свои жизни ей. "Вот я вас родила, ночей не доспала, а вы мне что за это?" 
А дети или не оправдали ожиданий, или не слушают маминых советов, в свои 45 лет... 
Жаль их очень, этих матерей. Они жили не ради детей, к сожалению. Это не любовь была. Любовь, это когда отдаёшь всё, не требуя ничего взамен. Ни уважения, ни внимания, ни "спасибо".

Статья Дарьи Ивановской о такой семье, бабушке, маме:

«За что ты меня ненавидишь?» 

Садится, плачет, выбирает самый темный уголок у вечернего окна, теребит в руках платочек. Днем гуляла с ребенком – просила не носиться с ним на горках, потому что он заигрывается и не чувствует границ. Не послушалась – бегал-бегал от бабушки по этой горке и упал, ссадина во всю спину. Напоминаю, что не зря предупреждала. «Это не потому, что мы там бегали, он просто оступился, не надо все валить на меня». 

Мама, это не ненависть, это моя отдельная жизнь с моими правилами. Когда я прошу человека выйти из занятого мной туалета, я делаю это не из ненависти, а из чувства потревоженной приватности. Это потребность в уважении моих норм и законов. Это досада, что мое мнение ничего не значит даже в моем доме, где ты теперь гость, а не хозяйка. Это боль от того, что мой ребенок поранился просто из-за того, что бабушка не считает нужным выполнить мамино указание. 

«Я дала тебе жизнь» 

Кричит, топает ногой. Я посмела вспомнить, как безжалостно перерывались ящики моего стола, мой портфель, читались все найденный там школьные записочки и рассматривались рисунки. Это называлось «наведи порядок у себя в столе». У меня не было своей комнаты, у меня не было даже ящика для моего личного беспорядка. У меня не было ничего только для меня. Все было в общем доступе. Все разбиралось на молекулы. 

Мама, это не то. «Я дала тебе жизнь» — это когда палач передумал казнить и отпустил. Ты мне ее, конечно, дала, и решила, что раз дала ты, то ты ею и распоряжаешься? Забавно. Когда я слышу такие вещи, мне представляется Некто, который явился к женщине и сказал – «смотри, вот ребенок, может, родишь его, а то некому, кроме тебя, а ему бы жизнь бы дать». И она такая – «ну ладно давай, рожу, чего уж – мне, конечно, это не очень удобно, но раз надо так надо». Нет, мама, не попрекай меня тем, что ты реализовала свои материнские инстинкты. Иначе закрадывается мысль, что не очень-то и хотелось. Мне не нравится эта мысль. 

«Ты убиваешь меня» 

Четвертый час сидит в темной кухне, не включая света, ничего не ест, не пьет, не шевелится. Сын спрашивает, что случилось с бабушкой. В мои полторы недели до ПДР мне хочется только тишины и покоя. Но я неправильно готовлю рыбу, я следую советам шеф-повара, давшего мне рецепт, на своей кухне в свое свободное время. Я смею сказать «мама, мне так удобнее» и отказаться от требования дать ей показать мне, как надо, потому что она таких рыб уже сто миллионов приготовила. 

Мама, это не я. Ты сама себя убиваешь, продолжая возлагать надежды на меня и моего брата. Ты убиваешь себя, придумывая сценарии нашей жизни и не видя их реализованными. Ты плачешь ночами от того, что все сложилось не так, как тебе мечталось, но разве все сложилось плохо? Кто из нас совершил в своей жизни хоть что-то противозаконное? Может, мы стали асоциальными элементами? Познали дно общества? Попрали законы вселенской морали? Убили, украли, возжелали неположенного? Наши дети здоровы, наши семьи крепки, в наших домах лад и мир, в наших душах нет черного, а есть честное. Я готовлю рыбу не по-твоему, но она, похоже, удалась – что же тут убийственного? Мама, не убивай себя больше, посмотри – все не по твоим черновикам, но все хорошо. 

«Вот погоди – ты окажешься на моем месте» 

И вдогонку: твои дети тоже будут тебя ненавидеть, они просто запомнят, что с мамой обращаются именно так. 

Нет, мама, не окажусь. Я уже не на твоем месте, потому что твое место занято тобой. Чтобы оказаться на твоем месте, мне нужно в точности повторить твой путь. Я уже его не повторяю. И не планирую. И если дети меня возненавидят, то не потому, что я спорила с бабушкой, а потому, что я с ними неправильно обращалась. 

«Ты не доверяешь мне» 

Сердится, плачет. Уходя к врачу, даю ЦУ по поводу запретов в нашем доме. Разбрасывать игрушки можно. Играть с водой в раковине можно. Нельзя бросать мяч в кухне, потому что там стекла шкафа и плита, нельзя сидеть на подоконниках. Нет, не потому что мама отругает, а потому, что это опасно. Нет, мои дети не должны бояться наказания. Нет, он имеет право отказаться от обеда или от футболки. Нет, я настаиваю. 

Мама, это не недоверие. Просто ты не живешь с нами и не знаешь наших правил. Я не знаю, по каким причинам ты принимала свои педагогические решения, но я четко осознаю мои мотивы как родителя. Я доверяю тебе. Поэтому оставляю ребенка с тобой, несмотря на то, что ты его видишь третий раз в жизни. Но пожалуйста, мой ребенок – мои правила. Да, ты вырастила двоих. И что-то ты от этих двоих не в восторге. 

«Вы меня не слышите» 

Мы слышим. Просто нам не нравится все время слушать, что мы, мягко говоря, так себе людишки. Я бы предпочла слышать слова «вкусный кофе», а не «кофе вкусный, но вообще его надо варить не так». Скажи мне – дочь, ты отлично выглядишь, а не «ты раньше так не стриглась». Скажи моему брату, что ему повезло с женой, а не напоминай ему, что он до этого брака трижды разведен. Или просто промолчи – чтобы мы были готовы слушать тебя снова. 

«Вы меня не любите» 

Мы тебя любим. Просто любовь – это не только «да, мама». Любовь – это когда ты говоришь «нет», и тебе при этом не страшно. 

«Вы со мной спорите». 

«Это надо делать не так». 

«У меня опыт, я знаю лучше». 

«Я всю жизнь вам отдала». 

«Я помню, какими вы были маленькими – вы были совсем другими». 

«Когда при детях спорят с бабушкой, дети не будут бабушку любить». 

«Я больше к вам не приеду никогда». 

Мама, родная, это не то. Мы спорим, потому что у нас на нашей территории тоже есть правила, и их надо уважать. Да, наверное, все надо делать не так, но нам НАДО именно так, и оно работает, приносит желаемый результат, дает нужные плоды. Неправильно сваренный суп вкусен, неправильно убранный дом чист, неправильно вылеченные дети здоровы. Восемь миллиардов человек на планете с тобой не знакомы, но среди них все равно очень много счастливых людей – значит, твои советы – не единственный источник мудрости. У тебя прекрасный опыт, но он твой, личный, и пусть ты сто раз облилась кипятком, я не пойму, что такое «горячо», потому что это не я, а ты облилась, и еще у меня другой болевой порог, и там, где тебе уже больно, мне еще нормально. Ты знаешь лучше нас только то, что случилось с тобой. Мне жаль, что с тобой многое случилось. Ты отдала нам всю жизнь, добровольно, ничего не оставив себе и не пробуя делать иначе, но то, что ты нам отдала – это твоя жизнь, неужели ты рассчитывала на то, что взамен на твою ты получишь нашу? Да, мы были в детстве другими, потому что мы были МАЛЕНЬКИМИ, но мне тридцать три, брату сорок семь, и если человек в сорок семь и в тридцать три остается таким, как в три и в семь, то ему ставят диагноз по МКБ-10 и дают инвалидность. 

Когда при детях родители спорят с бабушкой, дети видят, что взрослые не идеальны. Что даже бабушка ставит под сомнения мамин условно непререкаемый авторитет. Что людям иногда бывает трудно друг с другом. И любовь тут ни при чем. 

Приезжай к нам, мама. Просто приезжай и не думай о том, какими мы стали и такими ли ты хотела нас видеть. Пусть в наших домах все не так, как в твоем, но радуйся, что эти дома у нас есть, и они полны любви. Приезжай к нам, мама, посмотри, какие славные у тебя внуки, как нас любят наши супруги, как мы счастливы. Да бог с ними, с правилами, с разницей во мнениях, с порядками и опытом. Не смотри на наши неправильные пироги, не оценивай наши слова, не сравнивай нас прошлых с нами нынешними. Приезжай обниматься с малышами и пить кофе, который кто-то с утра пораньше сварил для тебя пусть и неправильно, но вкусно и с любовью. Приезжай к нам и радуйся, что мы счастливы. Пей с нами чай и читай нашим детям сказки. Научи их тому хорошему, чему ты научила нас, и не делай с ними тех вещей, которые причиняли нам боль. 

«Вы ничего не понимаете» 

Да, мама, конечно. 

источник: https://www.nashideti.site/2017/04/30/мама-это-не-так/
 

 Любите вдох и выдох вволю!

Печаль и радость - все не счесть.
Не осуждайте свою долю...
Есть море счастья, но и боль...
Есть детство, юность, но и старость.
И в каждом времени есть роль,
И не ссылайтесь на усталость...
 
Любите жизнь внутри и вне!
Осознавая случай, место,
Пространство, Время... Все в судьбе
Печется словно бы из теста...
А пекарь - Мастер, но рецепт
Мы постоянно изменяем,
То в долг берем, то на акцепт,
То соль и перца добавляем...
 
А пекарь знает, что к чему,
Как и зачем, когда и сколько...
Любите жизнь без "почему",
А всех вопросов будет столько...
Как звезд на небе... Всех не счесть...
Ответы сердцем познаются.
Придет и к вам благая Весть.
Пусть слезы в прошлом остаются
 
Андрей Чечель

 КАКАЯ МАМА НУЖНА РЕБЁНКУ? 

На формирование моих воспитательных убеждений когда-то оказали влияние две женщины — мамы. Обеим было чуть за 50 лет, у обеих были мужья, дети, внуки и обе работали со мной в одном бюджетном образовательном учреждении – на этом их сходство заканчивалось. А ключевым отличием было их отношение к себе. 

Одна из них (назову ее Тамарой Петровной) была исключительно жертвенной особой. Именно так она себя гордо превозносила. «Я опять жертвую личным временем ради образовательного процесса» — громогласно объявляла она в учительской, соглашаясь выйти на замену заболевшей коллеги. Сама же она никогда не ходила на больничный, предпочитая переносить недомогания «у станка». Демонстративно на педсоветах пила лекарства, которые сама себе прописывала, так как ей некогда ходить по врачам. И любила рассказывать о своем «подвиге»: как однажды после операции она ушла из больницы, чтобы принять экзамен. Нагрузка у нее всегда была максимальной и даже больше нормы, а «лишние» часы приходилось официально оформлять на кого-нибудь другого. Так много работала она, конечно же, ради детей, которых нужно хорошо обеспечивать. Крылатая фраза «Все лучшее – детям!» была ее личным лозунгом и стилем жизни. В первую очередь удовлетворялись потребительские нужды детей (запросы постоянно росли), сама же она питалась и одевалась очень аскетично, и уж тем более не позволяла себе тратиться на развлечения и прочие «глупости». 

Вторая женщина (пусть будет Татьяна Павловна) по образу жизни была полной противоположностью Тамаре Петровне. Татьяна Павловна учебной нагрузки брала по минимуму. Имела «наглость» при необходимости уходить на больничный даже во время сессии. Ссылаясь на слабое здоровье, могла взять посреди учебного года отпуск без содержания, чтобы съездить в санаторий, чем вызывала у Тамары Петровны идеологическую ненависть. 

Периодически в столовой за обеденным столом я пересекалась то с одной, то с другой, то сразу с обеими… 

Тамара Петровна была весьма разговорчива. Она жаловалась на здоровье, на хроническую усталость, на неблагодарных детей, которые теперь каждый вечер подсовывают ей внуков, лишая возможности отдохнуть после тяжелого трудового дня, а работает она ради них же… Интонация, с которой все это произносилось, явно подчеркивала, что роль жертвы – это любимая роль Тамары Петровны. И за эту роль она ждет оваций… 

Татьяна Павловна была спокойна, улыбчива, больше слушала, чем говорила сама. Иногда рассказывала что-то смешное о внуках. А однажды задала Тамаре Петровне «наивный» вопрос: «А почему Вы не пройдете обследование, если вас беспокоят частые головные боли?» 

И тут Тамару Петровну прорвало и на Татьяну Павловну вылилось все, что ранее только за глаза с коллегами обсуждалось: «Это Вы, голубушка, так сильно себя любите, что можете собой заниматься. Это у Вас личные потребности превыше всего. И обследования, и санатории, и отпуск внеплановый… Мне о себе подумать даже некогда! У меня работа, дети, внуки, весь дом на мне держится! Я о близких в первую очередь думаю! И во вторую очередь я тоже думаю о близких!» 

Татьяна Павловна выдержала паузу и, невозмутимо помешивая ложечкой чай, сказала: «Я тоже думаю о близких… Зачем, думаю, я им нужна больная, усталая, ноющая, взвинченная, требующая благодарности? Я им нужна спокойная, здоровая, полная сил, способная поддержать, оказать помощь. Вот поэтому я думаю о себе, о своем настроении, о своем здоровье. Я люблю себя, чтобы были силы любить близких и быть им полезной.» 

В то время я еще только мечтала стать мамой, но уже любила своих будущих детей и знала, что обязательно «все лучшее – детям». А после этого диалога я поняла, что «лучшее» — это не про материальные блага. Это про отношение, про настроение, про самочувствие. Ребенку не нужна «жертвенная» мама. Ребенку нужна мама любящая и счастливая. 

Это не значит, что мама должна мало работать. Некоторым мамам для счастья нужно именно много работать. Вопрос не в количестве рабочих часов в неделю, а в маминой мотивации. Для выросшего ребенка одинаково плохи оба посыла: «Я всю жизнь на вас работала!» и «Я ради вас отказалась от карьеры!» Еще хуже варианты: «Я из-за вас замуж не вышла! Не хотела, чтоб чужой отчим в дом пришел!», «Я из-за вас с нелюбимым мужем всю жизнь прожила, пьянки его терпела, только чтобы вы в полной семье выросли!». 

Такая жертвенность чаще всего — перекладывание ответственности на детей за свое неумение жить. И как им потом жить с осознанием, что мама из-за них несчастной была??? Возможны варианты. 
Первый вариант: принести свое счастье в жертву маме, как когда-то поступила она. (Вам знакомы случаи, когда выросший сын мамы-одиночки не может устроить свою личную жизнь и живет до 40 лет с мамой? Например, у мамы каждый раз случался «приступ», когда сын собирался на свидание…) 
Второй вариант: принять жертвенность мамы как образец, далее, следуя ее примеру, жертвовать собой ради своих детей. 
Третий вариант: отдалиться от мамы, только чтобы реже выслушивать ее упреки в неблагодарности, оградить себя от навязываемого чувства вины. 
Четвертый вариант: выросший ребенок все-таки научится быть счастливым (саморазвитие, психотерапия, книги, наставники) и сможет сделать маму чуть счастливее. Но лучше, если порядок будет другим: счастливая мама научит ребенка быть счастливым, ведь дети учатся не столько на словах, сколько на личном примере. 

Ради счастья детей — найдите свой рецепт счастья. 

Анна Быкова

 О, что ты, осень, сделала из сада? 

Зачем с деревьев сорвала покров? 
И только лист один не хочет падать.. 
Он умирать пока что не готов. 
 
И вспоминает о прошедшем лете, 
Когда он, как и все, зелёным был, 
Когда, резвясь, бежал по кроне ветер, 
И верить в жизнь ещё хватало сил. 
 
Никак не может он с судьбой смириться, 
Понять: того, что было, не вернуть. 
Он ждёт, что снова лето повторится, 
Хотя уже закончен этот путь… 
 
…О, бедный лист! Ты жизни знаешь цену. 
Но нам она даётся только раз. 
Приходим все кому-то мы на смену, 
Чтобы уйти, когда настанет час… 
 
Таков закон, и мы над ним не властны, 
Пусть сердце спорит с разумом всегда. 
Что говорить, дни летние прекрасны, 
Но после них наступят холода… 
 
И всё же люди — не листва из сада, 
Что под ногами, смятая, шуршит. 
Ведь нам дана бесценная награда 
Самим Творцом — БЕССМЕРТИЕ ДУШИ… 
 
Александр ЗУЕВ
 

 Без конца видишь молодых матерей за рулем, они водят машину и всё куда-то спешат, а ребенок сидит на заднем сиденье. Они непрестанно мчатся, чтобы перебросить его с одних частных уроков на другие. И видишь тревогу, написанную у них на лице: успеть бы отвезти дорогое дитя. А оно взволновано, подавлено или и того хуже. Она с нетерпением ждет его на улице – чтобы, как только закончит, взять его, посадить опять в машину, отвезти его на плавание, с плавания – на фортепиано, с фортепиано – на кларнет, а с кларнета – к психиатру! 

 
И знаете, сколько проблем создается таким образом? Больные родители, желающие, чтобы ребенок сделал всё, научился всему, постоянно приносил пятерки, был отличником, никогда не проваливался. Мы не научили ребенка, что неудача тоже бывает в жизни. И часто неудача бывает позитивной, то есть имеет свою хорошую сторону. Она тоже полезна, помогает человеку, и кто проваливается, у того тоже есть утешение, и он становится мягче, добрее. 
 
Это неправильно, чтобы у нас никогда не было неудач – внешне, я имею в виду. Почему? Неискушенный человек, то есть не имевший испытаний, неискусен. Он как тесто, ни разу не выпекавшееся: оно может выглядеть хорошо, но оно сырое. Человек «выпекается» в испытаниях. Если вы не научитесь переносить провалы на экзамене, то что будет в следующие годы? 
 
митр. Афанасий Лимассольский
 

 Памятка для мужей, у которых жена ВСЕГО ЛИШЬ сидит дома с ребенком... 

… а не "работает с утра до вечера", как он 

1) На работе вам не надо следить, чтобы ваш коллега не брал в рот колесико от машинки, не залезал на стул, не рисовал на обоях, не засовывал в нос бусины. 

2) Вы можете быть уверены, что коллега поест аккуратно. А вам не придется убирать за ним суп, разлитый по полу. 

3) Если вы решите выйти вместе в обеденный перерыв, то коллега оденется самостоятельно, и вы не будете пыхтеть, пытаясь засунуть каждый вырывающийся пальчик в свой домик, ноги в ботинки, а вертящуюся голову в шапку. 

4) Если вы все же вышли, то на улице коллега вряд ли будет ложиться в новой одежде в лужу, и вам не придется стирать все испачканное. 

5) Если по стечению обстоятельств вы с коллегой отправились за покупками, он не будет умолять вас купить все, что попадется ему на глаза, обещая хорошо себя вести, а вам не надо будет придумывать 1000 разумных доводов, чтобы избежать покупки очередной безделушки. 

6) Если коллега устанет, его не нужно нести на руках обратно в офис, хнычущего и размахивающего руками и ногами. 

7) На работе вам не придется постоянно одергивать коллегу замечаниями вроде: Не ковыряй в носу! Не вытирай руки об себя! Не соси палец!… А если и так, то в конце концов, у него же есть своя мама, пусть она за него и краснеет! 

8) Наверняка рядом с вами нет коллеги, который частенько ни с того ни с сего начинает рыдать. А если и есть, то вы не обязаны его успокаивать, даже если знаете, что сам он не успокоится. 

9) На работе нет такого понятия, как дневной сон. А если бы и был, то вы бы поспали сами, а не укладывали бы спать коллегу, качая его на руках, пока наконец его глазки сами собой не закроются. 

10) Вам не надо убирать раскиданные по всему кабинету бумаги и канцтовары вашего коллеги. 

11) Вам не надо напоминать, чтобы он своевременно сходил в туалет. Но если даже предположить, что нечто произошло, вам не придется убирать последствия катастрофы. 

12) На работе никто не будет от вас требовать, чтобы вы, помимо своей работы, еще убрали бы офис и приготовили на всех завтрак и обед. 

13) И еще: работа, это такое место, из которого можно уйти ДОМОЙ и отдохнуть после тяжелого трудового дня.
 

 В церкви ребенок слышит красивые слова, а дома кипят страсти...

архим. Андрей (Конанос) 

Разговаривая с детьми о Боге, не нужно произносить умных, сложных фраз. Это только запутает ребенка. На такие темы следует говорить простым, ясным языком. Необходимо оказаться с ребенком на одном уровне, чувствовать его.Если передо мной – младенец, я не могу рассуждать с ним о высших материях, говорить на богословские темы. Ведь дитя пока не может даже перекреститься как следует. И требовать от ребенка как от взрослого я тоже ничего не могу, пока он не освоил духовной азбуки. 

Очень важно, чтобы разговоры о Боге вдохновляли детей на любовь к Нему, причем на любовь личную. Чтобы они смогли почувствовать Бога, а не просто – «потому что взрослые так сказали». Понимаете? Дело не в том, чтобы ребенок в один прекрасный день начал выполнять какие-то наши указания, хорошо себя вести, а мы бы смотрели на него и любовались, довольные, будто запустили сложный часовой механизм. Важно, чтобы у ребенка с Богом возникла своя, личная, глубокая связь. Чтобы услышанные слова поселились в сердце, влились в кровь и стали частью жизни. 

Как говорится в одной китайской пословице – если хочешь, чтобы твой ребенок ел только сегодня – пожарь ему рыбы, а если хочешь, чтобы он ел каждый день – научи его ловить рыбу. В таком случае он не умрет с голоду тогда, когда тебя не будет рядом. Думаю, так и нужно говорить с детьми о Боге – чтобы они полюбили Его, сформировав к Нему свое, личное отношение. И тогда, даже если твой ребенок уедет на учебу в другой город, другую страну, он сам будет ставить будильник по воскресеньям и идти в церковь. И родителям не нужно будет звонить ему по телефону, будить или, стоя у кровати, трясти за плечо, повторяя: «Просыпайся, пора в храм!» 

Только такие разговоры с детьми о Боге принесут плоды. Ведь придет время, и ребенок оставит тебя, оставит меня, оставит ту тепличную атмосферу, в которой он вырос. И что тогда он будет делать? 

Нельзя растить детей в теплице, потому что рано или поздно они все равно столкнутся с реальной жизнью и окажутся там, где холодно, тяжело и трудно. 
Как ты растишь своего ребенка? Вдохновляешь его или просто указываешь, что нужно делать? Если второе, то, вероятно, лет до пятнадцати-семнадцати он действительно будет послушным, благочестивым и любящим – просто потому, что ты от него этого требуешь. Но его отношение к Богу будет, скорее всего, формальным. Если ребенок не видит в своей жизни того, о чем ему рассказывают родители или учитель в воскресной школе, то в таком случае он просто выполняет их требования, но не верит им, думая про себя: «Когда я вырасту, то сам решу, каким мне быть, и буду делать, что захочу». Откуда такие мысли? Просто родители и учителя не показали ему Христа, Которого он смог бы полюбить. Настоящего Христа. Он узнал только подавляющего, формального «христа», ненастоящего и поверхностного, который никогда не коснется детского сердца. 

Ребенок еще не видит Бога – он видит тебя. 

Очень важно, что ребенок видит вокруг себя. Когда мальчиком я ходил в воскресную школу, у нас был учитель, который постоянно рассказывал нам о добром и прекрасном. И вот однажды, возвращаясь домой на автобусе, я увидел его у кинотеатра. Он тоже возвращался домой – пешком, мы жили недалеко друг от друга. И знаете, что я сделал? Вскочил со своего места и побежал в конец автобуса – посмотреть через заднее стекло, что учитель сейчас будет делать. Дело в том, что в то время мы как раз много говорили с ним о кино – и он объяснял нам, что есть фильмы, которые не надо смотреть. И в этот момент я подумал: интересно, что он сейчас сделает – пойдет в кино на какой-нибудь сомнительный фильм или нет? Не отступится ли от своих слов? Я успел даже принять такое решение: если он войдет в кинотеатр, я разочаруюсь в нем раз и навсегда. Учитель спокойно прошел мимо кинотеатра, даже не обратив внимания на афишу. 

Я был очень любопытным мальчиком. Конечно, не следовало вести себя так в этой ситуации, но тогда я был ребенком. Прежде всего ребенком. А детям важны не слова взрослых, а их поступки, как взрослые сами ведут себя. 

Вероучение не должно быть ограничено какими-то временными рамками. Вот почему недостаточно говорить с детьми о Боге только раз в неделю, в воскресной школе, или во время поездки в какой-нибудь монастырь, или когда мы время от времени помогаем кому-то, что случается нечасто. Главное – что происходит в семье, что ребенок видит в родительском доме. Дети учатся вере у родителей, потому что семья – это малая Церковь, говорит нам Священное Писание. Если ребенок видит, что родители любят друг друга, что они единое целое, – это и будет настоящим учением о Боге, причем от Самого Христа. Потому что перед тем, как встретиться с Богом, твое дитя встречается с тобой. 

Те из вас, у кого есть дети, знают, что как только женщина родит, акушерка сразу же кладет младенца ей на грудь. Для чего это делается? Для того, чтобы малыш мог как можно скорее услышать биение материнского сердца, почувствовать мамин запах, получить поцелуй. 

Ребенок еще не видит Бога – он видит тебя. Первый «бог» для ребенка – это вы, его родители, а затем учителя, один за другим появляющиеся в его жизни. 
И если при этом мы, взрослые, не показываем детям Бога своей жизнью, то как бы красиво мы ни говорили о Нем, они нам не поверят. Семья должна быть примером Божественного единства и любви. В противном случае научить вере в Бога очень трудно. В церкви ребенок слышит красивые слова, а дома кипят страсти, постоянные ссоры… Как при этом можно что-то воспринять? Как научиться вере в Бога? 

Необходимо помочь детям увидеть Бога, Который любит их просто так. 

Больше всего я узнал за двадцать лет преподавания в школе. Дети научили меня очень многому. Они всегда говорят то, что думают, никого из себя не изображая. И, слушая их, я видел, что они ищут Бога, что им хочется найти истину; что они хотят молиться, любить и быть любимыми и ждут этого же от своих родителей, ждут – но не получают. Что же в таком случае оставалось делать мне? Да, я много говорил с ними, им нравились наши уроки, но это были только уроки. На один урок ребенок пришел, а на другой – нет, потому что, например, класс отправился на экскурсию. А как же дома, в семье? 

Однажды я пригласил в школу родителей своих учеников. Я хотел показать им контрольные работы детей, поговорить по душам. Поэтому я попросил их прийти без детей. Родители пришли торжественные, нарядные, но кое-кто все-таки притащил с собой ребенка. Одна такая мама, придя с сыном, при виде меня сразу же сделала поясной поклон и попросила благословения. Я еще подумал: «Ну, раз эта женщина начинает с благословения, значит, она очень церковная». Затем эта мама начала говорить мне что-то очень благочестивое, и я окончательно убедился в ее духовности и обрадовался. 

Ее сын все это время молча сидел в углу, глядя оттуда на свою мать. И вдруг вижу – он поворачивается ко мне и пренебрежительно машет рукой в сторону матери. Мне стало очень неловко перед этой женщиной – и за ее сына, и за себя, – она ведь столько всего хорошего успела мне наговорить и про мужа, который ездил на Афон, и про двоюродного брата, подвизавшегося в каком-то монастыре… На следующий день я спросил этого мальчика: 

– Зачем ты это сделал? Ты поставил меня в очень неловкое положение. 

И он ответил: 

– Отче, ну сколько можно? Нам уже надоело все это лицемерие! 

– Что ты имеешь в виду? 

– В школе – одно, а дома – другое. Вот моя мама: как она тебе кланялась, какие слова говорила, а дома они с отцом постоянно ругаются, он от нее слова доброго не слышит – ничего из того, что она говорила тебе! Ни про Бога, ни про Афон… У нас дома на такие темы не разговаривают. Только ругань. Родители обижают нас, бранят и унижают. 

Для того, чтобы научить детей вере, нужно жить определенным образом. Как делал Господь. Он не только говорил проповеди, но и ел и пил с учениками, спал рядом с ними, они видели Его постоянно – видели и не переставали удивляться тому, как Он прекрасен. Что говорит, то и делает. Ни днем, ни ночью от Него не увидеть ничего, кроме добра. Не лицемер, не обманывает, не фальшивит, не пытается произвести хорошее впечатление. Именно такое вероучение проникает в детское сердце. 

Мы должны помочь детям увидеть такого Бога, Который их любит – безгранично и безусловно. 

При этом с детьми младшего возраста нужно говорить о Боге по-одному, с теми, кто постарше – по-другому, и совсем по-другому – со старшеклассниками. 

Необходимо помочь детям увидеть Бога, Который любит их просто так, а не за что-то: «Будешь хорошим, будешь ходить в воскресную школу – Господь будет тебя любить». И получается то же, что я услышал однажды на нашей улице. Соседская бабушка уговаривала внука доесть до конца все, что на тарелке: «Ешь, тогда папа тебя любить будет!» Ребенок уже давился едой, и я остановился и сказал его бабушке: «Нет. И Господь, и отец будут любить этого мальчика еще больше, если он не станет доедать до конца». Ни в коем случае нельзя говорить детям то, что их смутит и запутает. Ни в коем случае!

источник: http://www.pravmir.ru/arhimandrit-andrey-konanos-v-ts..
 

 Когда, дитя, читаешь ты молитвы 

И молишься, поднявши взоры в высь, 
За гибнущих в огне житейской битвы, — 
И за меня, малютка, помолись! 
 
Как те, о ком ты молишься, другие, 
Я помощи ищу в твоей мольбе: 
За родину, за счастие России 
И я борюсь и падаю в борьбе… 
 
Молись: твоя молитва верой дышит, 
И горячо любивший здесь детей 
Христос Господь на небесах услышит 
Твой детский зов, слова мольбы твоей. 
 
Священник Филипп Пестряков

 Ты спросишь меня: "Что такое любовь?" 

Тебе я отвечу, мой друг, не тая: 
Любовь — это слезы, страданье и боль, 
И смерть постоянная ветхого "Я". 
 
Она не похожа на сладкий рассказ 
О милых прогулках вдвоем при луне, 
О манящих взглядах загадочных глаз, 
И розовых замках в чудесной стране. 
 
Как мало в любви обольстительных слов, 
И роз без шипов, и гладких дорог. 
Любовь — это стержень, основа основ, 
Любовь — это вечный спасающий Бог! 
 
Любовь — это крест, где распят был Христос, 
За мир, погибающий в собственном зле. 
Любовь — это вечный ответ на вопрос: 
"Зачем мы живем на греховной земле?" 
 
Любовь — это смелость быть другом врагу, 
Любовь — это мужество взять и простить, 
Когда всё в тебе говорит: "Не могу!" 
И дальше идти, продолжая любить. 
 
Любить — это ночью к больному вставать, 
Всем сердцем своим ободряя его, 
Любить — это людям себя отдавать 
И не ожидать взамен ничего. 
 
Любовь не купить миллионом монет, 
Бесценна она, как Спасителя боль... 
Мой друг, получив на вопрос свой ответ, 
Скажи, ты готов на такую любовь?

 Какая-то верующая женщина пришла к своему духовнику в России и сказала ему: 

- Благословите, батюшка, создать семью. Вы даете мне свое благословение? Пришло время, я уже взрослая, и я хочу выйти замуж. 

Исповедник спросил у нее: 

- Готова ли ты родить миру святого? Сможешь ли создать ребенку, которого воспитаешь, такую атмосферу вокруг него, чтобы задумался о святости? Тогда я тебя благословляю. 

Он не просил ее о другом. Священник не спрашивал у нее, имеет ли она деньги, есть у нее работа, имеет ли она внешние элементы, приводящие к успешному браку. Он сказал ей: 

- Можешь ли ты вдохновить святость в этом ребенке? Можешь ли ты сделать это святым? 

Он имел ввиду следующее: 

- Можешь ли ты быть святой, чтобы дать и ребенку это желание к святости? Тогда ты получишь мое благословение для этого начинания. В противном случае, ты создашь семью только потому, что проходят годы, потому что пришло твое время, потому что все твои подруги и друзья уже создали семью – это не правильное начало. Этого не достаточно. 

Сначала человек должен серьезно отнестись к этому, все хорошо обдумать, зрело обдумать и начать с молитвы. 

Сколько времени, сколько месяцев длится беременность? Девять месяцев. И все? Прошло девять месяцев; столько времени носили ребенка в нашей утробе, родила его. И все? Нет. Ребенка, да, ты родила его. Однако, святым не сделала его. Кормишь его, но этого не достаточно, чтобы он стал сытым. Его характер, тоже имеет значение. Ты подготовила ему хорошую комнату, поставила кондиционер. Молодец! Постелила теплые ковры, есть и компьютер. Тем не менее, ребенок нуждается в и качественной жизни. Ты должна помочь ребенку познать себя, познать мир около себя, познать своего ближнего, познать Бога, познать истину. 

Научила ли ты своего ребенка любить? Научила ли ты своего ребенка молиться? Научила ли ты своего ребеночка вставать на колени, жертвоваться, смиряться? Показала ли ему, что такое смирение своим примером? Видел ли твой ребенок, чтобы ты уступала, чтобы ты просила прощения у людей, чтобы попирала свое право и чтобы не возражала близким? Видел ли он, чтобы ты выдерживала боль не протестуя, не выражала негодования и не возмущалась? Видел ли он тебя в ситуации, когда у тебя что-то не получается, и это для тебя стало поводом приблизиться ближе к Богу и смириться? Видит ли он, что ты признаешь какую-нибудь свою ошибку? Тогда твой ребенок реально будет знать, для чего он живет, будет знать, куда он идет. Он будет знать о цели, ради которой он живет на этой планете; тогда действительно они будут настоящими, очень хорошими родителями, которые не прочитали много книг по образованию, и не занимались с ребенком – а непринужденно и через их приход к Богу – будут автоматически помогать своим детям. Это очень благословенно и истинно. Такое воспитание, которое передается из поколения в поколение бесшумным и незаметным способом. Оно не видно, но осуществляется, и влияет на весь мир. 

архим. Андрей (Конанос)

 О МУЖСКОМ БЛУДЕ 


Почему-то принято считать, что тема целомудрия и девства касается только женщин. И часто именно их винят во всех грехах и последствиях блуда. Но надо признать, что мужчина в этом вопросе несёт ОГРОМНУЮ ответственность, потому что сам Господь наградил его особым статусом: быть главным - значит ЗА ВСЕ держать ответ. И что же получается? Тот, кто должен подавать пример благочестивой доброй жизни, охранять женщину от зла - соблазняет, оскверняет её, врет и предаёт? 

"Это нужно для здоровья, воздержание вредно, девушки сами лезут и стали очень доступными, и в конце концов грех на женщине, а мужчина тут не при чем. Да и все друзья засмеют, если я буду не как все" - как только мужчины не оправдывают грех блуда. Грош цена таким друзьям. И вообще ни с кем и никогда не обсуждайте свою личную жизнь (кроме покаяния на Исповеди у батюшки). А что касается здоровья, то его нам даёт ТОЛЬКО Бог! Кто и когда от греха и грязи стал здоровее и счастливее? Горе тем врачам, выдумавшим эти лживые теории, толкая мужчин к смертному греху. Оправдание, что "блуд для здоровья" - это так же безумно, если сказать, что мол пойду изобью до смерти с десяток-другой человек, зато мышцы подкачаю, зарядку сделаю. Блуд - это такой же страшный грех, как и убийство!!! 

Во все века на Руси мужчины славились своими высочайшими духовными качествами и христианскими добродетелями - силой духа, благородством, смирением, достоинством, великодушием... Александр Невский, Федор Ушаков, Михаил Кутузов, Николай II и сонм святых, среди которых великие полководцы, воины, князья - все они были верующими православными людьми - это гордость страны, ведь они спасали свои семьи и Родину, умирали за Христа, не жалея жизни и проявляя высшую степень любви и благородства. 

А что сейчас? Чем сейчас кичатся современные мужчины в большинстве своём: карьерой, деньгами, машинами и что самое страшное - количеством соблазнённых женщины? Разве грязь и материальные блага, добытые неправедным путём - это показатель успеха? Заметим также, что никогда ранее мужчины не были так озабочены своим внешним видом (обычно это удел женщин). Для чего? 

Особенно остро тема блуда касается тех мужчин, кто чего-то в этой жизни добился - какого-то статуса, положения, финансовых успехов. Женщины для них становятся вещами и чем больше их, тем лучше - и это уже маниакальная страсть. На женщин спорят, их коллекционируют, ненужных выкидывают. Многие из таких мужчин начинают верить в себя до такой степени, что по своему безумству идут против САМОГО БОГА и Его Святых Заповедей! Смешно и страшно. Один ангел тоже когда-то возгордился так, что навсегда стал бесом. 

Многие мужчины сетуют на то, что сейчас мало порядочных женщин - почти все легкодоступные. Сложно оспорить. Но, положа руку на сердце, достойны ли гулящие мужчины чистых порядочных девушек? Поэтому блудники выбирают блудниц. Обычно у гулящих мужчин девиз один: "Наше дело не рожать - насладился и бежать". А страшные последствия блуда, в частности АБОРТ - это мужской грех! Мужчина прямой соучастник детоубийства. 

Что получается? Мужчина, который призван быть настоящим духовным воином, становится просто марионеткой в руках дьявола? А женщины, также во тьме ходящие, легко попадают в эти смертельные сети лжи, порока и извращений. Что самое жуткое - сами искушают сильный пол. И что получают? Слезы и страдания, унижение, предательство и бесконечные измены. Если мужчина блудит до брака и не раскаивается в этом, став мужем, он не остановится и возможно будет блудить ещё больше. Бежать надо от таких "мужчин"! Они сами тонут в греховном болоте и женщин тянут в эту пропасть. 

Не надо подстраиваться под беснующийся мир, который уже давно сошёл с ума. Надо слушать только свою совесть и БОГА! Есть выражение: "Умер в 30, погребён в 60". Блуд страшен тем, что делает из нас духовных мертвецов, когда сердце каменеет, а грех становится нормой. Это начало конца... А если не дай Бог война??? Смогут ли защитить Родину те, кто привык предавать, кто погряз в блуде и чьи мысли только об "этом"? Законченные блудники обычно жалкие трусы. Храбрый и сильный мужчина никогда не скатится до блуда и предательства. А что делают с предателями на войне? 

Безответственность, инфантильность и страшная безумная ГОРДЫНЯ прячется за мужским блудом. Это гнусное воровство, уподобление животным. Стремление за блудными наслаждениями можно сравнить с наркоманской зависимостью, причём уже смертельной стадии. Это словно собака, которая лижет языком железную пилу и, уже истекая кровью, не может остановиться. Это ОЧЕНЬ ОПАСНАЯ ИГРА! Рушатся семьи, отцы уходят из семьи, бросают родных детей, устраивают бойни и скандалы, предают, меняют женщин в несметном количестве и на что надеются? Если мужчина глава семьи, то ЭТО ОН ВИНОВАТ, потому что главный. 

Ни один грех, особенно такой тяжкий как блуд, не останется без наказания и воздаяние будет очень страшным. Духовные законы работают, даже если человек не верит в них. Как священник, исповедуя сотни мужчин разного возраста и статуса свидетельствую: неминуемое горе, беды и болезни приходят в жизнь блудников. И часто мужчина сам понимает, что ему очень плохо, больно и одиноко, даже когда внешне все кажется хорошо. Он не догадывается почему так сильно мается душа... Но дай Бог, если человек все-таки успевает покаяться, решительно бросает грех блуда и встаёт на путь исправления. Ведь после смерти покаяния уже не будет. А смерть может прийти в любой момент. 

Целомудрие, молитва, жизнь с Богом, участие в Таинствах Исповеди и Причастия - это колоссальная и единственно-спасительная сила. Недаром на веру и Церковь так нападают, потому что только Бог может нас спасти. Дьявол же сделает все возможное, чтобы нас погубить! А через блуд - самый действенный и простой способ уничтожить человека и довести его до полного отчаяния. И здесь нет никакого среднего состояния. Или ты вор или не вор. Или ты убийца или не убийца. Или ты с Богом или ты с дьяволом. Выбор за нами... 

прот. Петр Гурьянов
 

 Притча 

 
По кругу бегал маленький котёнок, 
Пытаясь пылко хвост свой изловить. 
Увидел это старый кот спросонок 
И подошёл чтоб юного спросить: 
"Зачем ты ловишь хвост свой, непоседа?" 
Котёнок, задыхаясь, отвечал: 
 
"Послушал я премудрого совета - 
Что счастье - это хвост мой, но поймал 
Его едва ли, бегая по кругу. 
Тогда заметил важно старый кот: 
"Скажу тебе, как маленькому другу, 
 
Что счастье нам дороже всех красот! 
Мне тоже в юности сказали твой секрет, 
Я долго бегал за хвостом, ловил я счастье. 
Через года я понял, - сил уж нет 
 
И эту мысль оставил в час ненастья. 
Куда глаза глядят пошёл, непонимая, 
И знаешь, что заметил я, друг мой? 
Котёнок "что?" сказал, всё ближе подбегая, 
"Что хвост мой всегда следует за мной!" 
 
Татьяна Бобровских

Интернет-магазин икон "Главикона.ру"

Помогите Машеньке