Помощь  -  Правила  -  Контакты

Поиск:
Расширенный поиск
 

 Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Евангелие, которое всегда читается в третью, Крестопоклонную, неделю Великого поста, говорит о том, как следовать за Христом: Кто хочет за Мной идти, отвергнись себя,  возьми  крест свой, и следуй за Мной. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее… (Мк.8,34-9,1).

Невозможно слушать эти слова без внутреннего содрогания. Они, действительно,  как меч,  пронзают человеческую душу и страшат. Кто может эти слова принять? Кто может  отвергнуться себя, жизнь свою перечеркнуть до конца и пойти за Христом так, как Он велит? Кто может выслушать эти слова и сказать: да, я готов все погубить ради Христа и Евангелия, чтобы не отречься от Него. Это очень страшные слова. Страшнее только то, что говорится о распятии Христовом.

И вот перед нами лежит Крест Животворящий. В сегодняшний день мы этому Кресту поклоняемся, как бы принося эту клятву, что да,  мы идем за Тобой, готовы себя отвергнуться до конца, готовы всю жизнь нашу забыть ради Тебя, погубить ее и не постыдиться Твоих слов.  Готовы ли? По настоящему ли это так? Действительно ли мы так  хотим жить со Христом? Действительно ли  мы так можем?

Конечно, кто же может ответить на эти слова – да? Кто может сказать – могу? Никто на свете этого не может сказать. По человеческим силам, наверное, совершенно невозможно услышать эти слова, пойти за Христом и сделать так, как Он хочет. Сердцем человек  может этого и желать, но все в нем восстает и  протестует.  Как же можно все забыть? Как же можно всего лишиться?

И вот, действительно, такой парадокс: мы  носим на себе Крест Честной Животворящий,  мы крестились во имя Христово,  спогреблись Ему крещением  в смерть, чтобы этот крест взять и нести и сораспяться Христу. А с другой стороны, – мы не можем, – говорит нам все наше существо.   Не можем! – протестует наша воля. Не можем! –  говорит наш ум,  и сердце наше страдает от этих слов.  Но и по другому мы тоже не можем… Потому что клятвы-то принесены… Слово-то сказано… Уже обеты даны Богу…  И обратной дороги нет...

Получается, что человек живет в страшном раздвоении. С одной стороны, Христос зовет его за собой такими страшными словами,  а с другой стороны, человек противится этим словам и мучается, и никак не может решиться на то, чтобы взять на себя крест и пойти за Христом.

В таком состоянии мы приходим в Церковь, в таком состоянии мы живем, в таком  немощном  и совершенно бессильном состоянии мы приходим к причащению Святых Христовых Таин.  И просим у Бога,  чтобы Он в этом причащении  исцелил нашу душу и тело,  уврачевал нашу волю,  помог бы нам  осуществить себя, сделал бы нас такими, какими Он хочет нас видеть, потому что  это не по нашим силам – быть христианином.

Это  надо понять раз и навсегда: Евангелия человеку исполнить не дано, христианство  выше человеческих сил. То, что Христос от нас требует, не может сделать человек, не может  он с Богом соединиться и остаться самим собой.

И поэтому христианство всегда было непонятно этому миру. Об этом говорит апостол Павел, – что быть христианином для иудеев  соблазн, а для эллинов безумие (1 Кор. 1,23). Вот и Христос на вопрос учеников, кто же может спастись, ответил: Никто не может.  Но невозможное для людей возможно  Богу. (Лк. 18, 27)

Сам  Бог приходит к человеку, чтобы сделать его таким, отвечая просто на его желание, и отдает ему Себя, подает  в причастии святых Христовых Таин, чтобы то, что невозможно для людей, было возможно для Бога. И   мы к Нему приходим, и  просим подать нам Его Тело и Кровь животворящую, чтобы Он явил нам эту милость,  помог нам  преобразить свою жизнь и сделать ее похожей на Христову жизнь, на жизнь Божественную. И мы подходим к Чаше,  и причащаемся Святых Христовых Таин, и понимаем, что сейчас Господь с нами соединился, подал Себя, и наша жизнь может стать другой, благодаря  Его силе и  благодати.

И в этот момент происходит страшное и великое:  человек причащается того самого креста, которого он так боится, от которого он так пытается уйти, который   отвращает его своим призывом. Ведь в причастии святых Христовых Таин мы принимаем Тело ломимое, Кровь – изливаемую, то есть то,  что было на распятии, что было Его крестом. Мы слышим это каждую Литургию,  – примите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое. Пейте все, сие есть Кровь Моя, за вас изливаемая.  И вот мы причащаемся этой Голгофе. Мы соединяемся с  распятием.  И  в этот момент мы часто не понимая,  не осознавая  и  совершенно этого не желая,  вступаем со Христом на Голгофу.    Его Голгофская смерть входит в нашу жизнь,  и Христос,  как своих учеников, влечет нас за собой к распятию,  хотим мы того или не хотим. Но коли мы Ему доверили себя, мы доверили Ему нашу жизнь со влечением на Голгофу.

Когда Христос сказал ученикам, что через  несколько дней Его предадут  и распнут, они ужасались и тосковали, но  шли за Ним.  А Петр, в ответ на призыв Христов,   сказал такие слова: Господи,  с Тобою я готов и на смерть, и в темницу.  Мы знаем, что было после этих слов:   Петр не удержался, не смог быть до конца со Христом на Голгофе, по человеческим силам это невозможно никому. Но он сказал эти слова.

И  когда мы подходим к  причастию святых Христовых Таин,  это должно быть нашей молитвой, это должно быть нашими главными словами: Господи, с Тобою я готов и на смерть и в темницу. Вот чувство, с которым христианин должен причащаться  Святых  Христовых Таин. Потому что после причастия Господь именно это нам и дает – возможность быть с Ним. Тело ломимое и Кровь излиянная, это и есть распятие Христово,  тот крест, которым Христос нас спасает. Это и есть искупительная жертва, за нас принесенная, и  призыв к каждому из нас – стать Его Телом, по-настоящему стать Его Церковью, шествующей за Ним до конца.

Поэтому не будем удивляться тому, что после того, как мы сами себя отдали на распятие, этот мир начинает нас гнать. Нам становится страшно тяжело нести свой крест. С нами происходят скорби, несчастья и болезни. Не будем их избегать, потому что мы  сами  принимаем на себя Голгофу, потому что те слова, которые Господь нам сказал – да отвергнись себя – мы приняли вместе с принятием Святых Христовых Таин,  осуществленными в Чаше, которая будет сегодня выноситься.

И это есть радость, которая пришла для всего мира. Мы поем в воскресной песне:   «Прииде бо Крестом радость всему миру»…  Какая же это радость –   отвергнуться себя,  забыть о себе, душу свою погубить ради Креста и Евангелия?  В чем же здесь радость?

Но тайна радости Христовой открывается для нас всякий раз, когда мы причащаемся Святых Христовых Таин. Мы  знаем доподлинно, какая это радость, соединиться с Господом нашим Иисусом Христом,  самая полная радость,   самое высшее блаженство,  которое доступно на земле каждому из нас, еще не вошедших в Царствие Небесное.

Разве это не радость? Разве это не блаженство –  вот так вкушая Тело и Кровь Христову становиться  подобным Ему,   становиться просветленным Его светом и Его благодатью?

И не случайно сегодняшнее Евангелие заканчивается такими замечательными словами:  Истинно говорю вам – говорит Христос каждому из нас, стоящих сегодня в храме, -  есть некоторые из  стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как  уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе  (Мк .9,1 ).Это значит, что каждому из здесь стоящих дарована возможность уже здесь, на земле, стать гражданином Царствия Небесного. Уже здесь, причащаясь Кресту Христову и следуя за Христом,  познать, что такое радость Его Царства. А радость Царства Небесного никак иначе не дается, как только через следование за Христом.

Великий пост, который мы  с вами проходим, это такая маленькая, но очень радостная возможность отвергнуться себя.  Ведь самое главное во время Великого поста – это  не то, что мы едим, это не то, даже, как мы молимся, не то, как мы добрые дела творим. Самая главная цель Великого поста в том, чтобы  забыть себя  ради Христа и ради Евангелия. И поэтому будем причащаться Святых Христовых Таин с радостью  и любовью, зная, что то, что невозможно людям, возможно Богу. Это Он подает и силы, и радость, и крест быть до конца с Ним. И если это у нас хоть немножечко получится, тогда радость  Креста обернется самой полной пасхальной радостью для каждого из нас.

Потому что этот Крест ничем не отличается от Воскресенья. За  Голгофой следовало Воскресение, которым  Христос смертию смерть поправ, открыл двери Рая. И радость Креста – это радость Христовой Пасхи. Аминь.
 

Протоиерей Алексий Уминский

 


Интернет-магазин икон "Главикона.ру"

Помогите Машеньке