FAQ  -  Terms of Service  -  Contact Us

Search:
Advanced Search
 
Posted: 5/03/2012 - 1 comment(s) [ Comment ] - 0 trackback(s) [ Trackback ]
Category: житейское

"Простите, это о. Рафаил, я шлю потому, что мне больно видеть батюшку Илия изнемогающаго от непрестанной молитвы и еще больше от непонимания людей, что сейчас в России все очень серьезно, как никогда. Вторую революцию Она уже не перенесет, требуется всем миром сугубо молиться, чтобы не допустить ко власти кровожадных убийц, поработителей Русского народа. Пошлите, пожалуйста, это известие как можно больше и сейчас, не время ныне покоить и тешить себя, что мол за нас все уже решили - решает в этом мире только БОГ, но не без нас. Будьте настоящими патриотами Нашей РОССИИ!"

Posted: 21/12/2011 - 1 comment(s) [ Comment ] - 0 trackback(s) [ Trackback ]
Category: житейское


Киктенко Елизавета
10 июля 2009 г.   Источник: Фома.Ru

 

alt

Татьяна Гурко, доктор социологических наук, заведующая сектором социологии семьи и гендерных отношений Института социологии РАН, руководитель комитета «Социология семьи» Российского общества социологов. Представитель России в международных социологических ассоциациях, участница международных исследовательских проектов по семейным проблемам. Автор монографий и статей по проблемам трансформации семьи, брака, родительства и отношении женщин и мужчин. Читает курс лекций по социологии семьи в Государственном академическом университете гуманитарных наук.


— Каковы общие тенденции в статистике браков и разводов в России за последние несколько десятилетий?
— Возьмем для сравнения 1980-е годы в СССР. Уровень разводов тогда был очень высоким, и первенство мы делили с США. Много браков и много разводов — это был объединяющий фактор для этих стран, в которых живут люди разных культур и национальностей. Статистика разводов считается в единицах на тысячу человек населения. В 1980 году было 10,6 браков и 4,2 разводов на 1 000 населения. В 1990-х, в период сложной трансформации российского общества, появилось множество новых причин для разводов, их показатель оставался высоким (например, 4,6 в 1994 году), а вот уровень брачности снизился — 7,4 в том же году. В начале 2000-х годов брачность стала расти — 8,9 в 2007, что отчасти связано со вступлением в бракоспособный возраст многочисленного поколения середины 1980-х (высокий уровень рождаемости). Уровень разводов сегодня колеблется, но стабильно высок — 4,8 в 2007 году.

— Как изменился институт брака в России? Сейчас многие предпочитают официальной регистрации отношений так называемый гражданский брак…
— То, что сегодня именуют гражданским браком, юридически называется «сожительство». Гражданский брак, то есть регистрация отношений в загсе, появился у нас после революции 1917 года и заменил брак религиозный, венчанный. На место дореволюционной религиозной морали пришла советская идеология, причем власть пыталась всячески укрепить и стимулировать институт брака. В СССР от «брачного профиля» человека зависело все: продвижение по партийной линии, предоставление очереди на жилье, возможность выезда за границу. «Добропорядочный семьянин», состоящий в первом браке и имеющий детей, имел больше шансов на успех в любой сфере деятельности. В начале 90-х годов все эти созданные государством механизмы распались. Для основной массы населения нормы православной морали не стали родными. Единобрачие, целомудрие до брака, многодетность и прочие традиционные семейные ценности имеют значение главным образом для воцерковленных людей, процент которых невелик…

— Кто же формирует у людей представления о браке и семье?
— Их формирует массовая культура, сверстники. Наши опросы молодежи показывают, что юноши и девушки ориентированы на несколько браков, то, что в социологии называется «последовательной полигамией» или «серийной моногамией».
По статистике, за 2007 год в целом по России из всех зарегистрированных пар 26% мужчин и 25% женщин вступили в брак повторно. Это говорит о том, что люди не отказываются от брака даже после первого неудачного опыта. Причем наличие детей, как показывает практика, вовсе не является препятствием для второго замужества.

— Много ли в России детей, рожденных вне брака?
— Начиная с 90-х годов внебрачная рождаемость (рождение ребенка без регистрации брака) постоянно растет. Если в 1991 году таких детей было 16%, то в 2007-м — уже 28%, почти треть новорожденных на всю страну! (Для сравнения: в Швеции, Норвегии и Франции — более 50%.) Кстати, в сельской местности детей, рожденных вне брака, больше, чем в городе: 31% в против 27%. Если раньше ребенок, «принесенный в подоле», был клеймом на всю жизнь, то сейчас деревенская мораль, которая всегда считалась более консервативной, изменилась. Следует отметить, что половина из внебрачных рождений — это родительство без брака, то есть ребенок регистрируется по совместному заявлению отца и матери. И вполне возможно, что впоследствии такая пара вступит в официальный брак.

— Партнерские отношения без регистрации стали привычным явлением. Почему же люди все-таки вступают в брак?
— По анализу данных переписи 2002 года (новой пока не проводилось), около 50% женщин, вступающих в брак, уже имеют беременность — выясняется это сопоставлением дат заключения брака и регистрации ребенка. То есть в половине случаев официальный брак заключается ради ребенка, чтобы он получил желаемый статус в обществе. Если раньше дети были результатом брака, то сейчас брак нередко становится следствием появления детей. Кроме того, брак ведь в том числе есть категория экономическая. Сегодня вопросы собственности, особенно жилищной, стоят очень остро. Поэтому союзы редко заключают в спешке, необдуманно. В этом плане современная молодежь относится к вступлению в брак более серьезно. Другое дело, что осознанность достигается путем долгого сожительства — когда люди привыкают друг к другу, решают, хорошо ли им жить вместе.

— На каком году брака пары чаще расходятся?
— В 80-е годы разводы на третьем году совместной жизни объяснялись тем, что в этот период снижается сексуальная активность пары, угасают чувства и совместный быт становится в тягость. Для современности «кризис третьего года» уже не актуален. Раньше люди готовились к браку в несколько этапов: ухаживание, согласие родителей, помолвка и только потом свадьба. Новобрачные привыкали друг к другу, планировали детей. Сегодня, повторюсь, половина женщин выходят замуж уже беременными. То есть изменился нормативный жизненный цикл семьи. Только немногие социальные группы — верующие или этнические группы, чтущие национальные обычаи, — придерживаются традиционного цикла.

— Как показывает практика, сегодня многие люди, зарегистрировавшие свои отношения, еще и венчаются. По мнению социологов, о чем это говорит?
— В 90-е годы для многих венчание было всего лишь красивым обрядом, данью моде. Сейчас ситуация изменилась, отношение к венчанию стало более серьезным. Интересно, что в последнее время многие стали венчаться после десяти, двадцати лет совместной жизни. «Мы так долго прожили вместе и так любим друга, что хотим повенчаться», — я нередко сталкиваюсь с таким аргументом. То есть венчание для таких людей становится не зачином брака, а констатацией факта, что брак состоялся.


Поддержка семьи в кризисной ситуации

http://dusha-orthodox.ru
Данный проект ставит своей целью собрать воедино и обобщить информацию о православных психологах в России, о факультетах, где изучают православную психологию, а также составить каталог православных сайтов по психологии.

http://perejit.ru
На сайте можно узнать, как сохранить любовь, как пережить расставание и развод. На сайте представлены советы кризисного психолога, которые помогут достойно выйти из болезненной и травмирующей ситуации, обрести силы жить и духовно повзрослеть.

www.semblago.ru
Деятельность психологической службы «Семейное благо» направлена на формирование духовно здоровой семьи, на профилактику алкоголизма, наркомании, на преодоление распада семьи, безнадзорности детей, их социального сиротства и втягивания в среду правонарушений.
Адрес: г. Москва, ул. Веселая, д. 11. Здание Царицынского комплексного центра социального обслуживания, 3-й этаж, кабинет 311
Тел.: 8 (495) 542-08-50
E-mail:
info@semblago.ru

www.pravsemya.ru
Центр «Православная семья» осуществляет социально-психологическую поддержку населения по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и под духовным руководством протоиерея Аркадия Шатова, настоятеля храма святого благоверного царевича Димитрия при Городской клинической больнице № 1 и председателя комиссии по церковной и социальной деятельности при Епархиальном совете г. Москвы. Центр оказывает квалифицированную психологическую помощь, занимается профилактикой разводов, просветительской деятельностью.
Адрес: г. Москва, ул. Погодинская, д. 18/1, на территории Издательского Совета РПЦ
Тел.: 8 (499) 246-87-34, 8 (499) 246-74-92
Тел. доверия: 8 (499) 246-25-35
Время работы: понедельник–пятница с 10 до 19 часов

www.voskresenie-christ.orthodoxy.ru
В Православном Кризисном Центре при Патриаршем подворье храма Воскресения Христова на Семеновской оказывается бесплатная психологическая помощь членам любых религиозных конфессий, маловерующим, сомневающимся и атеистам. Здесь принимают взрослых и детей, переживающих тяжелое горе в связи с потерей близких; больных тяжелыми соматическими заболеваниями и их родственников, испытывающих психологические трудности в связи с болезнью близкого человека.
Храм Воскресения Христова и Патриаршее подворье:
Адрес: г. Москва, Измайловское ш., д. 2; проезд: станция м. «Семеновская», далее 5 минут пешком
Тел.: 8 (495) 642-34-61, 8 (495) 369-19-23
E-mail:
mihail@psychooncology.ru

Posted: 30/11/2011 - 4 comment(s) [ Comment ] - 0 trackback(s) [ Trackback ]
Category: житейское


Протоиерей Андрей Ткачев
26 августа 2011 г.

 

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 500 px. Размер файла 70330 b.            Американские туристы. Скульптура Американские туристы. Скульптура

Всеяден стал человек. Ничего не испугается, ни от чего не отшатнётся. Скривится, но съест всё, что ни попросят, тем более, если снимают на камеру.

Скажут ему: «Вот здесь поцелуйте, вот здесь подержитесь, вот тут на коленки встаньте. Это для счастья», — исполнит. Всякую чушь на себя наденет. На фоне какой хочешь глупости сфотографируется. Любую палочку ароматную зажжёт перед любым истуканом.

И всё это — от внутренней пустоты и того уменьшения пространства во времени, которое называют глобализмом.

Так и передвигается внутри съёжившегося пространства внутренне пустой человек, важный представитель западной цивилизации. У него избыток денег и масса свободного времени. Он получает лёгкий доступ к любой интересующей информации, но вместо цельного и выстраданного мировоззрения имеет только жалкую смесь из газетных клише вроде «рыночная экономика», «свобода личности», «террористическая угроза», «защита окружающей среды»…

У этого правнука былой христианской цивилизации в словарном запасе всё те же слова, что и триста-четыреста лет назад: вера, надежда, любовь. Но это уже «вера в прогресс», «надежда на научные достижения» и «любовь к себе». Борьба за истину переросла для него в борьбу за рынки сбыта. А частицей большого целого он чувствует себя не на крестном ходу и не в храме, а на стадионе и возле урны с бюллетенями на очередных выборах.

Этот милейший человек любит животных, но лишь потому, что не любит людей, а любить хоть кого-то, да надо. Смирение он обозвал униженностью, а гордыню — добродетелью. Наконец, потеряв всякий вкус к истине, он решил, что истины нет вообще, и, значит, все по-своему правы.

Эту мерзкую мысль он объявил своим достижением и назвал толерантностью.

Что же скажет этому представителю белого, гордого, цивилизованного мира остальной мир — экзотический, многоликий и «нецивилизованный»? На многих языках — одно и то же: «Приезжай к нам. Лечись нашими народными средствами. Танцуй по ночам на наших пляжах. Фотографируйся на фоне развалин наших древних храмов. И плати нам за это».

Он говорит тихо, склонив лицо вниз и орудуя щётками чистильщика над блестящими туфлями белого туриста:

— Мы скоро сами к тебе приедем. Многие наши уже приехали, но это только десант. Мы будем жить в твоих городах, учиться в твоих университетах. У тебя есть деньги, много денег. Нам нужны они и твои технологии. Ты стал ленив и привычен к комфорту, а мы всё ещё умеем работать. Мы умеем улыбаться и одновременно презирать того, кому улыбаемся. Мы умеем брать подачки, но и ненавидеть тех, кто нам их подаёт. Мы сто раз согнёмся до земли, но однажды мы выпрямимся, а ты согнёшься. Только ты уже не распрямишься.

Мы ненавидим тебя, даже когда учимся в твоих университетах. Мы завязываем галстуки по твоей моде и ненавидим тебя. Мы учим наряду с языком своей матери языки чужих матерей, но лишь для того, чтобы со временем проклясть тебя на всех языках. Ты слишком долго пиршествовал и наслаждался, подчинял и властвовал. Это время заканчивается. У тебя больше нет души, и в твоей системе координат нет другой точки отсчёта, кроме твоего эгоизма. Поэтому тебе не на что опереться. Когда ты умрёшь, даже когда ты только упадёшь, утомлённый развратом, пьянством или собственной дряхлостью, количество людей, желающих вытереть о тебя ноги, будет так велико, что ты навеки будешь смешан с прахом…

Но правнуки былой христианской цивилизации словно бы и не слышат этих угроз.

Они не желают вспомнить об истине и заполнить ею душевную пустоту. Цивилизация, в которой мы живём, перед достижениями которой, как перед истуканом Навуходоносора, ползаем в пыли, — цивилизация безразличия к истине, цивилизация наследников евангельского Понтия Пилата, равнодушного и трусливого соучастника богоубийства.
Будем помнить, что рано или поздно всякой неправде приходит конец. В День Возмездия небеса совьются, как свиток. Великий позор ожидает лживую славу века сего.

Не позавидуешь тогда не только большим и маленьким современным пилатам, но и тем мелким душам, которые сегодня готовы шнурки завязывать цивилизованному европейскому барину. Только за одно это мелкое холуйство будут они наказаны в полной мере наравне с теми, чьи шнурки рвались завязывать.

А уж День Возмездия будет, поверьте. Бог наш на нас мало похож. Чего-чего, а толерантности у Него нету.

Протоиерей Андрей Ткачев
   
Posted: 30/11/2011 - 1 comment(s) [ Comment ] - 0 trackback(s) [ Trackback ]
Category: житейское


alt

Серьезные вещи нельзя произносить в лоб и без подготовки. Семя нужно сеять только во вспаханную почву. Иначе без толку звучат великие слова, и в воздухе гремят ответы на вопросы, не успевшие родиться.

Умение подобраться к серьезным темам – особое искусство, которому нигде не обучают. Это искусство тем более ценное, чем более несерьезны времена, чем больше в людях привычки отмахиваться от вопросов по существу и привычно твердить некритично усвоенные формулировки.

Вот Остап Бендер, влюбившись, написал, точнее – родил, стихотворение. Оказалось, ранее его это же стихотворение родил Пушкин: «Я помню чудное мгновенье: / Передо мной явилась ты…» И так далее.

Здесь мало смеха. Бендер-то талантлив во многих областях, а в некоторых просто гениален. Он гениален, но неучен. Будь он учен, то есть классически образован, он написал бы свои собственные шедевры под действием любовного томленья или усталости от житейской суеты. Все прежде написанное другими и ему знакомое стало бы плодородной почвой для нового диковинного растения. А так – ничего оригинального и неизбежные обиды на опередивших его знаменитостей.

Этот эпизод из «Золотого теленка» – иллюстрация к одной из сентенций Конфуция, звучащей так: «Учиться и не думать – бесполезно, а думать и не учиться – опасно».

Талантливому человеку, человеку, любящему думать, обязательно нужно учиться. Хотя бы для того, чтобы не повторять «чужие зады» и не открывать давно открытое. Нужно освоить багаж уже совершенных открытий, стать на вершину этой горы и далее действовать в силу имеющегося дарования. Если этого не делать, то придется изобретать велосипед и открывать теорему Архимеда, придется бежать в патентное бюро со своим свежим и подлинным открытием и там встречать ехидные улыбки канцеляристов.

Так, умные, как ни странно, обязаны учиться более неумных, у которых преподаваемое привычно влетает в одно ухо, чтобы благополучно вылететь через другое. Те, вторые, найдут свою жизненную нишу и будут тихо жить. От них не жди (слава Богу!) ни больших пожаров, ни изобретения огнетушителя. А вот алмазы нужно огранивать и полировать.

***

Дались мне этот Бендер с Архимедом и Конфуцием! Меня интересует Церковь и нынешний ее исторический этап. Слова Конфуция в отношении Церкви можно переиначить в такой вид: «Учиться и не молиться – бесполезно, а молиться и не учиться – опасно».

Почему опасно? Потому что Арий был очень набожен и аскетичен, но верил в свою правоту наперекор голосу Церкви. Потому что все Савонаролы, Торквемады и Лойолы были фанатиками идеи, людьми, очень строгими в быту, а все кошмары, с ними связанные, были логическим продолжением их страстного опыта и неуемных порывов не в меру горячего сердца. Люди эти сузили свое сознание до решения одной единственной проблемы, которую они считали главной, и имена их и многих подобных им стали именами нарицательными. Правильно ощутив тревожность своего исторического момента, они неправильно реагировали на эту тревогу.

Правда, кто-то спросит: «А что это еще за Лойола и Савонарола?» Но вопрос этот, если прозвучит, будет еще одним доказательством того, что «молиться и не учиться – опасно».

Лучше всего угроза со стороны молящегося невежества видна на вопросах, связанных с эсхатологией. Испуганность, взвинченность, тревожность в связи со всем, что прикасается к теме последних времен, как раз свойственна людям благочестивым. Скептики и неверы, слыша сии громы, не крестятся. А вот молящиеся люди внимательны – иногда страшно внимательны – ко всему, что связано с концом света. Горько признать, но многие из них ни к чему более не внимательны вообще, кроме темы антихриста. Опасаются кодов, но сами ведут себя, словно уже закодированные, ибо ни о чем, кроме кодов, говорить не умеют и не хотят.

Это тот случай, о котором говорил Достоевский в «Бесах», когда не человек обдумывает мысль, а уже «мысль думает человека». Человек уже не свободен, он – жертва одной мысли, и эта мысль жует его и проглатывает.

И дело здесь именно в образовании, точнее – в отсутствии его. Дело в том феномене, который можно назвать «благочестивым невежеством». Это невежество есть обратная, противоположная сторона «ученого безверия», а уж какая из этих двух болячек опаснее – думайте сами.

Безбожник готов от лампадки прикурить, а «эсхатолог» изучает штрих-коды в супермаркете. И что ты с этим всем поделаешь? А жизнь где? А середина где? Ведь жизнь-то кипит между «минусом» и «плюсом», а не на полюсах!

***

Говоря о пришествии в мир Спасителя, апостол Павел употребляет выражение «полнота времени». Он говорит: «Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от жены, подчинился закону» (Гал. 4: 4).

Это значит, что вся христианская история – от Рождества до Второго пришествия – проходит в атмосфере полноты времени. Мы погружены в эту полноту и на Евхаристии даже совершаем «воспоминание Второго и славного Христова пришествия».

Поэтому неудивительно, что все эпохи и все христианские народы в разные этапы своего церковного бытия были чутки к вопросу «последнего времени». Ожидание Второго пришествия могло быть напряженным и всеобщим, оно могло накаляться до крайних пределов, а могло, наоборот, затихать. Но оно никогда не исчезало. Оно было всегда и везде оставляло следы. Эти следы как раз стоит изучать, и знание именно этой стороны церковной жизни обладает отрезвляющими свойствами.

***

Человеческий век краток. Человек быстро взрослеет, быстро стареет, быстро приближается к земному пределу, порогу. И все в его жизни совершается впервые, все уникально, все неповторимо. Поскольку человек не жил раньше, поскольку тревоги прежних эпох для него тождественны тревогам мифических марсиан, он склонен спешить. «Вот оно – то, о чем предсказано», – говорит человек, видя совпадения пророчеств с действительностью. О том, что такие же совпадения – и даже большие, – видели христиане прежних веков, он думать не склонен. Отсюда поспешность, отсюда накал страстей и пафос обличений. Отсюда недалеко до сектантства, до поспешного ухода в лес, до зарывания в землянки.

А ведь Второе пришествие – это Тайна. Тайну эту никто не отменял. Она неизвестна ангелам. Если бы мы были как-то особенно дружны с архистратигом Михаилом и попросили его, чтобы он по дружбе открыл нам время Великого суда, то первый среди архангелов бы ответил, что он этого не знает. Даже ангельскому миру это неизвестно!

И подготовиться заранее, подстелить соломку, чтобы не больно упасть, не получится. Единственное приготовление – жизнь по заповедям, ежедневное творение воли Божией и молитва. «Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает».

Бог умеет избранных избавлять, и об этом часто говорят в посланиях апостолы.

«Твердое основание Божие стоит, имея печать сию: “познал Господь Своих”; и “да отступит от неправды всякий исповедующий имя Господа”» (2 Тим. 2: 19).

То есть нам нужно отступить от неправды, а Господь Сам знает, как и кого избавить. Вот и все приготовления.

***

Итак, нам не пристало спокойное благодушие, отдающее неверием. Знамения нам известны, и многое свершается на наших глазах. Но нам не пристала и нервная активность, способная пугать, сбивать с толку, ссорить людей между собой. Жар сердца стоит уравновешивать холодностью ума. К.С. Льюис говорил о «проветривании ума воздухом иных эпох», то есть о чтении и погружении в проблематику времен минувших. В них часто мы узнаем самих себя – узнаем и успокаиваемся. А иначе день сегодняшний нам не с чем сравнить.

Одним словом, можно повторить ранее произнесенный тезис: мало молиться, нужно еще и учиться. По мере сил, по чуть-чуть, но обязательно.

И еще одно.

Учиться всю жизнь должны мы, священники. Должны учиться хотя бы потому, что священник есть человек, молящийся часто. Вся жизнь его – молитва, то – от сердца, то – по необходимости и долгу. Того и гляди перемолишься, «перегреешься», сам перепугаешься и паству начнешь пугать.

Пастырь «в стеклянном доме живет». Его грехи всем видны, и люди ропщут, перечисляя наши слабости: у того – одно, у того – другое. При этом мало кому известно, что особый вред и особая опасность может исходить не только от батюшки-бизнесмена или батюшки-выпивохи, а и от священника с высоким аскетическим идеалом. В случае, если он, как на Руси говорили, «свят, но неискусен», проблемы от его деятельности могут родиться специфические, закутанные в православную видимость и оттого еще более серьезные.

Роль всемирных хранителей веры, на которую мы часто претендуем и о которой мечтаем, мы, если и будем играть, то не иначе, как обогащаясь всеми видами полезных знаний. Иначе – беда. Беда, имя которой «невежество».

По две-три серьезные книжки ежемесячно стоило бы, как минимум, читать каждому православному священнику. Не тонкие брошюрки, а серьезные книжки. Вот это бы точно оказало очень серьезное влияние и на судьбы мира, и на состояние церковной жизни в нашем дорогом и измученном Отечестве.

***

Чтоб подкрепиться авторитетами, послушаем классика. Послушаем, что у Чехова в «Степи» говорит отец Христофор главному герою, отправляющемуся на учебу:

«Что наизусть надо, то учи наизусть, а где нужно рассказать своими словами внутренний смысл, не касаясь наружного, там своими словами. И старайся так, чтобы все науки выучить. Иной математику знает отлично, а про Петра Могилу не слыхал, а иной про Петра Могилу знает, а не может про луну объяснить. Нет, ты так учись, чтобы все понимать! Выучись по-латынски, по-французски, по-немецки… географию, конечно, историю, богословие, философию, математику… А когда всему выучишься, не спеша, да с молитвою, да с усердием, тогда и поступай на службу. Когда все будешь знать, тебе на всякой стезе легко будет…

Апостол Павел говорит: “На учения странна и различна не прилагайтеся”. Конечно, если чернокнижие, буесловие, или духов с того света вызывать, как Саул, или такие науки учить, что от них пользы ни себе, ни людям, то лучше не учиться. Надо воспринимать только то, что Бог благословил. Ты соображайся… Святые апостолы говорили на всех языках – и ты учи языки; Василий Великий учил математику и философию – и ты учи; святой Нестор писал историю – и ты учи и пиши историю. Со святыми соображайся…»

***

Учиться надо, со святыми соображаясь.

Таков вывод.

На том и прервемся.

 

Протоиерей Андрей Ткачев

4 октября 2011 года
Posted: 20/10/2011 - 0 comment(s) [ Comment ] - 0 trackback(s) [ Trackback ]
Category: житейское

Есть понятие «умной войны», и мы находимся в гуще военных действий уже не одно десятилетие.

Война всегда «умна», поскольку она есть не просто столкновение государственных систем, вооруженных народов, борьба новых видов вооружения с новейшими и проч. Война всегда – столкновение воль и умов.

Специфика сегодняшнего дня заключается в том, что прежние войны требовали от воюющих сторон напряжения ума параллельно с собственно военными усилиями, а нынешние войны могут проходить без пушечной канонады и информационных сводок с фронта.

Нет, мир не стал добрее. Слабого и сейчас, в эпоху неотъемлемых прав человека, всегда побьют, или даже убьют, а иногда даже разберут на запчасти с целью пересадки его почек и сердца богатому пациенту. Но если противник силен, его постараются обмануть, облапошить, оккупировать (в случае, если это страна) без единого выстрела. Вот такая война с нами и ведется.

Никто не объявлял мобилизации, никто не пел «Вставай, страна огромная», потому что свойство самой жестокой войны – ее незаметность. Пуля, пролетая мимо, свистит. Радиация не свистит, но убивает не менее эффективно.

Так же эффективно и молча убивают человека болезнетворные микробы и вирусы, а также греховная информация.

Греховная информация это истинное оружие массового поражения. Никакая отравленная стрела вроде бы не впилась в тело человека, а между тем человек гниет, и, как свойственно гниющему, смердит, и сам себя ненавидит, и ничто в окружающем мире ему не мило. А если таких гниющих людей будет много, очень много, то страна, населенная ими, будет неким подобием лепрозория. Гитлер таких неисцельно больных приказывал расстреливать без сожаления. Смею со страхом догадываться, что внуки англосаксов, судивших Гитлера в Нюрнберге, не на много гуманнее к жертвам собственной пропагандистской отравы.

Раньше, говорят, когда пушки говорили, Музы молчали. Сегодня Музы перекрикивают пушки, а иногда их с успехом заменяют. И зачем вам тратиться на классические виды вооружения, вроде банальных и дорогостоящих снарядов, если головы вашего противника забиты вашим идеологическим продуктом?

Если вы внушили врагу, что он свинья и живет в грязи, а вы – бог и обитаете в раю, то ваш враг либо повесится от тоски, либо станет перебежчиком.

Если вы внушили врагу, что жизнь – бессмысленная случайность, он тоже с собой что-то сделает, оставляя на ваше усмотрение жену, дом и приусадебный участок.

Если вы научили противника слушать сутками на максимальной громкости вами проданную музыку, то он вскоре непременно оглохнет, и, значит, можно будет брать его голыми руками, а жена, дом и приусадебный участок так-таки останутся на ваше усмотрение.

Все это происходит и совершается, золотые мои. Совершается даже ежечасно и ежеминутно. Поэтому «Вставай, страна огромная» петь придется.

Если бы речь шла о честной борьбе, где рвутся мышцы и трещат кости, то причин для тревоги было бы меньше. Наш человек хоть и не богатырь давно, но все еще силен и смел. Его боятся и для этого страха есть основания.

Но та борьба, которая ему навязана, а вернее, против него развязана, ему плохо понятна. Он и не подозревает даже, что когда ему без перерыва поют песни по радио, его хотят уничтожить. Именно по тому самому, что с нами ведут войну сознательно, а мы самой войны не замечаем, мы и проигрываем постоянно. А это не просто битва за нефть. Это битва за жизнь.

Стоит добавить, что война, о которой мы заговорили, чрезвычайно хитра, беспринципна и абсолютно бессовестна. Такой степени бессовестности нет у рядовых и всюду встречающихся Джонов или Брюсов. Для человека вообще такая бессовестность – редкость. (Сорос, правда, как-то сказал, что он был человеком, пока не стал бизнесменом)

Войну ведет умный дух, презрительный ко всему святому и ненавидящий благодать, а люди у него, что рыбки у Бабки на посылках. Эту войну он ведет не только с нами. С Брюсами и Джонами он ее тоже ведет, и нет никакой радости быть использованным в качестве стенобитного тарана или начинки для Троянского коня. Но с нами все равно разговор особый, потому как есть и огромные природные ресурсы, и ядерное оружие, и умение дать в зубы, и в придачу почему-то не исчезнувшее, но несколько укрепившееся Православие. Так что не хуже Бабы-Яги, чуявшей, где «русский дух и Русью пахнет» режиссерский коллектив глобальных мировых процессов знает, кто в мировом строю идет не в ногу.

Умная война, сопровождаемая товарным переизбытком и культурной экспансией, идет вовсю. Ты чистишь унитаз Domestos-ом, куришь Marlboro и предел твоих мечтаний – пятидверная Honda. Это тоже признаки продолжения войны, хотя и не самые главные. Твои дети слушают MTV и знают тексты рэповых песен, но воротят нос от Гоголя. Ты и сам ничего серьезного не читал годами, а по телевизору смотришь только юмористические передачи и новости. Это уже намного серьезнее, поскольку говаривал доктор Геббельс, что покоренным народам должно быть разрешено только развлекательное искусство. Тебя сожрут, возлюбленный, очнись. А что еще хуже, в тебя могут влезть и окончательно завладеть твоим внутренним миром, и тогда тебя самого принудят пожирать других. Это, действительно, еще хуже.

Раньше такое понятие, как «умная война», было известно только монахам. Но во-первых, не всем монахам, а только честно монашествующим. А во-вторых, звучало это словосочетание архаически: «невидимая брань», как чеховское «аще убо». Ласкает слух, но смысл непонятен.

И вот, что называется, дожили. Теперь основы невидимой брани, или ведения умной войны, или основы внутреннего духовного сопротивления, (как хотите называйте) должны быть известны самым широким слоям крещенного люда. Элементарный курс аскетики должен преподаваться хотя бы так, как раньше на курсах гражданской обороны гражданам рассказывали о ядерном взрыве, химической атаке и пользовании противогазом. Польза непременно будет.

Конечно, специальные курсы это фантазия. Полезные знания и навыки духовной самозащиты должны быть передаваемы дедовским, вернее, святоотеческим способом – от священника пастве, от родителей детям, от учителя ученикам. И еще нужно активизироваться на информационном поле. Это поле и есть поле битвы. То, о чем мечтал Маяковский, произошло уже очень давно: к штыку приравняли перо. Радиоточку приравняли, соответственно, к эскадрилье истребителей, умную критику и публицистику – к пограничной заставе, качественное периодическое издание – к армейскому соединению.

Лично я не сдаюсь. Вообще не сдаюсь, тем более – без боя. Мне больно видеть Гулливера на службе у хитрых лилипутов. Больно наблюдать настоящее, зная прошлое и предчувствуя будущее. Поэтому я пою «Вставай, страна огромная». Пою тихо, а не во весь голос. Во-первых, потому, что имеющий уши услышит. А во-вторых, потому что война наша – умная. Нам орать ни к чему.

Протоиерей Андрей Ткачев

   

Posted: 23/09/2011 - 1 comment(s) [ Comment ] - 0 trackback(s) [ Trackback ]
Category: житейское


Ольга Рожнёва
25 августа 2011 г. Источник: Благодатный огонь

alt
Может ли и должен ли быть социально успешным православный воцерковленный человек? Этот вопрос сейчас встречается практически во всех православных изданиях. Открываю православный женский журнал «Матроны» и читаю: «Сейчас, когда в православной среде идут оживленные дискуссии о том, „возможно ли спастись богатому“ и нужен ли особый миссионерский подход к „представителям бизнес-элиты“, образ нравственного и честного предпринимателя как нельзя более актуален».

Игумен Петр (Мещеринов) в своей статье «Православие в России и 20-летнее испытание свободой: о подменах церковной жизни в откровенном разговоре» проявляет беспокойство: «Люди, проведшие уже долгое время в Церкви, долгое время считавшие себя определившимися в своем жизненном пути, вдруг, по истечении 10–15 лет обнаруживают свое духовное и социальное банкротство. Они не могут похвалиться не только карьерными достижениями, но необходимыми профессиональными навыками и опытом построения деловых отношений».

Название статьи в журнале «Нескучный сад» говорит само за себя: «Деловой христианин, или почему православные бывают похожи на дохлых рыбок?» Таким образом, на повестке дня стоит вопрос: можно ли совмещать дорогу к Богу с восхождением по ступенькам карьеры? Иоанн Лествичник писал свою знаменитую «Лествицу» о духовном росте. Но в его книге нет советов о том, как сделать карьеру. Похоже, что мысль о социальной успешности мало занимала Святых Отцов. Они думали о спасении своих чад, а не об их земном процветании. Но разве нельзя это совмещать? Ведь это было бы так прекрасно: процветающий, социально успешный человек делает карьеру, при этом духовно растёт и легко спасается. Вы недоверчиво качаете головой? Можно ли это совместить? Или нужно выбирать для себя что-то одно: либо духовное восхождение, либо карьерный рост? Лествица или карьерная лестница?

Когда я думаю об этом, я вспоминаю двух своих подруг. Мы дружим очень долго, можно сказать, всю сознательную жизнь. Обе они верующие женщины, воцерковленные, но пути их к Богу были очень разными. Первая моя подруга пришла к Богу в детстве. У неё верующие родители. Они привили девочке любовь к храму, к службам. С восемнадцати лет Татьяна (назовём её так) на клиросе, она вот уже больше 25 лет по воскресным дням ходит в церковь. У Татьяны верующий муж, который вместе с ней поёт на клиросе. Трое детей, которые также не представляют своей жизни без Бога. Всё в жизни Татьяны ровно и спокойно, нет особенных бурь и катаклизмов. Конечно, бывают и какие-то скорби, но эта дружная семья встречает трудности единым фронтом и легко перелистывает грустные страницы. Мы знаем, что у Татьяны есть крепкие молитвенницы — мама и старшая сестра, которые не оставляют её семью без молитвенной поддержки. Таня делится с нами: когда подступают трудности, она знает, что её мама и сестра тут же обращаются с молитвой к Господу, к своему любимому Святителю Николаю Чудотворцу, и скорби отступают. Такой путь к Богу Святые Отцы назвали бы средним путём, «царским». Ровно идёт Таня по жизни, нет у неё каких-то тяжёлых смертных грехов, бурного прошлого, абортов, обращения к экстрасенсам, гаданий и тому подобного. Не за что уцепиться тёмной силе. Всегда спокойная, уравновешенная, добрая, Татьяна — наша духовная поддержка и опора.

И на работе всё у неё ладится. Много лет работала она бухгалтером, а 5 лет назад, продвинувшись по карьерной лестнице, стала главным бухгалтером крупной государственной организации. На работе её ценят и уважают за порядочность, неконфликтный характер. Не смеются, когда она на корпоративных вечеринках во время поста выбирает постные блюда. Наоборот, она подаёт окружающим прекрасный пример православного воцерковленного человека, одновременно успешного в своей карьере. Можно ли сказать, что Таня целенаправленно стремилась к карьерному росту? Однозначно, нет. Она не гналась за должностью, должность нашла её сама. Как сложится Танина жизнь дальше? Я не знаю. Но думаю, что её путь к Богу будет таким же ровным, царским путём. Наша подруга очень почитает Оптинских старцев и часто на память цитирует Амвросия Оптинского: «Жить проще — лучше всего. Голову не ломай. Молись Богу. Господь всё устроит, только живи проще. Не мучь себя, обдумывая, как и что сделать. Пусть будет — как случится, — это и есть жить проще». «Нужно жить, не тужить, никого не обижать, никому не досаждать, и всем моё почтение». Когда мы спрашиваем у Тани, как это — не тужить, она приводит продолжение этого высказывания, менее известное: «Жить — не тужить — всем довольной быть. Тут и понимать-то нечего». Таня растёт духовно и восходит от силы в силу. Карьерный рост тоже налицо.

А вот у второй подруги нашей, Елены (назовём её так), к сожалению, совмещать это не получилось. Елена выросла в обычной советской семье. В церковь ходили, чтобы окрестить ребёнка или отпеть родственника. С детства не приученная к храму, не знающая, что такое исповедь и причастие, что такое молитвенное предстательство родных и близких, лишённая молитвенной поддержки, Лена была твёрдо уверена, что «Бог в душе». В храм ходила на Рождество и на Пасху, хотя считала себя верующим человеком. Детей своих Елена тоже не приучила к церковной жизни. Мы любили Лену за добрый и искренний характер, весёлый и жизнерадостный нрав. Но ей не доставало цельности и твёрдости Тани, понимания, как это — жить по Заповедям Христовым, как поступать правильно в сложных жизненных ситуациях. Невенчанный брак, аборт, сделанный в слезах, под давлением мужа-атеиста, пристрастие к картам Таро, сонникам, гаданиям — всё это не способствовало духовной жизни Лены. Но, трудолюбивая, умная, волевая, с университетским образованием, она уверенно поднималась по ступеням карьерной лестницы. Была уверена, что каждый человек — кузнец своего счастья, своей судьбы. Чем выше поднималась Лена по ступеням карьерной лестницы, тем сильнее она менялась. Всё реже становились наши дружеские встречи. Лене было не до нас. Днём на работе, даже в воскресные дни. А по вечерам постоянно приглашают то на корпоративные вечеринки, то на шашлыки, в рестораны, в сауну. На наши телефонные звонки по вечерам всё чаще отвечала она нетрезвым голосом.

И вот Елена становится руководителем крупной и процветающей организации. С нами она прежняя, но окружающие жалуются, что стала она нетерпима к чужому мнению, не говорит, а вещает, давит на людей. На наших глазах развивалась классическая ситуация искушения властью. Таня качала головой и тихо повторяла мне слова Оптинских старцев: «Можно спастись и в миру, да не на юру». Ещё она молилась за подругу детства. И вот «перемена десницы Вышняго»: смена городской администрации и кадровые перестановки. Лена теряет работу. Когда человек видит цель жизни в своей карьере, такой удар страшен. Лене за 40, и начинать карьеру заново в этом возрасте трудно. А разве в этом смысл жизни? Такие жизненные коллизии игумен Никон (Воробьёв) определял как посещение Божие. Он писал: «Это посещение Божие, чтобы люди поняли цену и прочность мирской жизни». Мы поддерживали Лену. И вот она уже вслед за Таней читает Оптинских старцев. И повторяет нам поучения Амвросия Оптинского: «За всякую неприятность благодари Бога, помня, что она послана тебе ради твоей пользы. Повторяй себе: «Я и той доли не стою, которою в настоящее время наградил меня Господь»«. Лена воцерковляется, сейчас это глубоко верующий человек. Скорбь привела её к Богу. Прежние друзья, наперебой приглашающие на шашлыки и в рестораны, куда-то исчезли. Лена иначе, более скромно одевается. Воцерковившись, она выбросила сонники и карты Таро, больше не отвечает нам по телефону по вечерам нетрезвым голосом. Работает она сейчас на очень скромной должности, но выглядит гораздо более счастливым человеком. У неё появился духовный отец, она ездит в паломнические поездки. Читает духовные книги, регулярно исповедуется и причащается. Вслед за мамой пришли к Богу и дети. Как знать, может быть, её сегодняшняя социальная неуспешность в глазах Бога выше, чем её прошлая карьерная успешность и довольство собой?

Вот такие примеры. Таня, которая совмещает духовную жизнь и карьерный рост. И Лена, которая начала свою духовную жизнь, восхождение по Лествице, только потерпев падение с лестницы карьерной. Почему не всем удаётся совмещать карьерную лестницу и Лествицу?

Многое зависит от воцерковленности человека, от того, как он начал свою духовную жизнь. Афонский старец Порфирий Кавсокаливит предостерегает от неправильного начала духовной жизни: «Когда человек неправильно начал духовную жизнь или его отягощает что-то наследственное, тогда он видит, как перед ним появляется сатана и устраивает ему шум». Теперь давайте честно ответим на вопрос: все ли мы начинаем нашу духовную жизнь правильно? Приходим к Богу с детства, а не в зрелом возрасте, испытав скорби и болезни, переполненные страстями и грехами? После семидесяти лет Богоборческого государственного строя сказать, что к Богу мы пришли ещё в детстве, могут очень немногие люди. Многих ли из нас не отягощает ничего наследственного? Не стоят ли за нами наши старшие родные — атеисты? А может и Богоборцы? Те, кто занимался атеистической пропагандой? Дежурил на подступах к храму, чтобы не допустить туда молодых верующих людей? Разрушал и закрывал церкви?

Старец Порфирий Кавсокаливит предупреждал: «Не будем давать диаволу прав. Лазейка — это и есть право. Удаляясь от Бога, ты подвергаешь себя опасности, потому что сатана находит тебя свободным и владычествует над тобой». Многие ли из нас могут сказать, что не давали диаволу прав над собой? Многие ли из нас не знают, что такое аборт? Никогда не гадали и не обращались к экстрасенсам, гадалкам? Не пробовали гадать сами, открывая добровольно дорогу к своей душе тёмной силе? И теперь, когда такие люди приходят к Богу, бесы не хотят мириться с лёгкой потерей добычи. Человека бросает из стороны в сторону, его мучают многочисленные страсти, искушения, одолевает уныние, отчаяние. Просто ли такому человеку в общественной, социальной жизни? Если мы будем расстраиваться, что такой человек худо-бедно пытается бороться со страстями, восходить по духовной лествице, но охладевает к карьере, то не уподобимся ли мы тем несмысленным людям, которые желали бы, чтобы тяжелобольной принял участие в конкурсе красоты? Тут бы душу спасти! Не до жиру, как говорится, быть бы живу.

Бывшая целительница-экстрасенс Н. теперь помогает в храме. О её социальной успешности говорить не приходится. Несколько лет подряд она просто жила в сторожке при храме, спасаясь от бесовских страхований. В церкви ей было легче. Сейчас она нигде не работает. Прибирается в храме. Часто ездит по монастырям и подолгу живёт там на послушании. Если сравнивать её прошлую жизнь и настоящую, то, возможно, в глазах неверующих людей, она проиграла. Сравните богатую, благополучную даму, возглавляющую процветающую фирму по нетрадиционным методам лечения с нынешней Н. — скромно одетой и часто нуждающейся. Жалеет ли она о своей социальной неуспешности? Нет. Она радуется, что не оказалась в психиатрической больнице. И благодарит Бога, что не отринул её, привёл в храм.

Мы часто забываем, что Господь ведёт нас по жизни. Что существует Промысл Божий, о котором Преподобный Варсонофий Оптинский говорил: «У кого в душе мир, тому и на каторге рай». «Только тогда ты обрящешь мир, когда будешь верить в Промысл Божий». Святые Отцы определяли Промысел Божий, как действие Божие, которое ставит человека в наилучшие условия с точки зрения его спасения. Господь промышляет обо всех нас. И обстоятельства нашей жизни, наша карьерная успешность или неуспешность — зависят от Промысла Божия, заботящегося о нашем спасении. Григорий Богослов писал: «Когда даст Бог, ничего не сделает зависть, а когда не даст, не поможет никакой труд». Святые отцы также утверждают: «Людей кротких, трудолюбивых, делающих всё единственно для славы Божией, Господь всегда возвышает и даже нередко чудесным образом. Люди никогда не сильны унизить того, кого захочет Бог возвысить».

О нашей социальной успешности или неуспешности, карьерном росте, условиях нашей жизни хорошо сказал священник А. Ельчанинов: «Условия, которыми окружил нас Господь, — это единственный возможный для нас путь спасения; эти условия переменятся тотчас же, как мы их до конца используем, обративши горечь обид, оскорблений, болезней, трудов — в золото терпения, безгневия, кротости».

Так что же, Лествица или карьерная лестница? Возможно ли подниматься одновременно по обеим? Может ли и должен ли быть социально успешным верующий воцерковленный человек? Может быть социально успешным, а может и не быть. Если его карьера не мешает делу его спасения, то он может иметь и власть, и богатство. Апостол Павел говорил, что научился вести духовную жизнь вне зависимости от внешних обстоятельств: «Я научился быть довольным тем, что у меня есть. Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всём: насыщаться и терпеть голод, быть и в обилии и в недостатке. Всё могу в укрепляющем меня Иисусе Христе».

Господь, которому всё возможно, силен устроить любые внешние обстоятельства для своих избранников. Нет сомнений, что в подходящее время Он приведёт верующего в Него человека в нужное место и поместит его в подобающие условия. Но искушения властью и богатством проходят далеко не все. Это очень тяжёлые испытания для человека. По словам святого Иоанна Златоуста, «как слишком большая обувь натирает ногу, так слишком большое жилище натирает душу». Апостол Павел писал: «Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем вынести из него. А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти».

Значит, от нас зависит трудиться, а Господь сам решит, полезно ли для нас восхождение по карьерной лестнице. И если карьерный рост или богатство будут мешать спасению человека, то Промысл Божий отведёт такие искушения от своего верного чада. Лучше спастись, будучи скромным служащим, чем погибнуть, будучи президентом компании. Поэтому переживать за верующих, что не все из них социально и профессионально успешны, не все достигли высот карьеры, — значит не верить в Промысл Божий о каждом человеке. Забывать, что Господь своим ученикам обещал спасение, а не земные блага, не социальную успешность.

И продвижение по Лествице добродетелей духовных всегда важнее продвижения по карьерной лестнице.

Ольга Рожнёва

Интернет-магазин икон "Главикона.ру"

Помогите Машеньке