FAQ  -  Terms of Service  -  Contact Us

    
Search:
Advanced Search
 
Posted: 28/07/2012 - 8 comment(s) [ Comment ] - 0 trackback(s) [ Trackback ]
Category: исповедь, покаяние

alt

Украденная пшеница.

Исповедуясь, один человек признался, что украл у своего соседа сто снопов пшеницы.
Перед тем как отпустить его грехи, священник спрашивает:
- И сколько же раз вам пришлось ходить за ними?
- Четыре раза, отец мой. Я прихватывал каждый раз по двадцать снопов.
- Но это будет только восемьдесят снопов!
- Да, остальные двадцать я прихвачу после исповеди.
Тот, кто идет на исповедь, не раскаявшись в своих грехах, чем-то похож на того человека, который снова собирался красть пшеницу. Когда раскаяние искреннее, то грех вызывает чувство отвращения.

Posted: 23/02/2012 - 8 comment(s) [ Comment ] - 0 trackback(s) [ Trackback ]
Category: исповедь, покаяние

«Понеже пришел еси во врачебницу...»

Игумен Валериан (Головченко)

Архимандрит Мелхиседек

Наступает Великий Пост. «Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения...», – молим мы Бога. Тема Исповеди и покаяния звучит в каждой православной душе. Невозможно встретить Светлое Христово Воскресение нераскаянным. Невозможно явиться на этот духовный пир в «небрачных одеждах».

Именно в период Поста мы гораздо острее осознаем необходимость духовного руководства (окормления) для своей души. Для тех, кто недавно переступил церковный порог, самое время задуматься о том, как найти своего духовника, своего пастыря «словесных овец Христовых».

* * *

«Как найти духовника? Для чего вообще нужен духовник? Неужели я просто не могу, осознав свои грехи, попросить у Бога прощения? Для чего мне «посредник», и кто дал ему право распоряжаться моей судьбой?» – эти вопросы можно услышать довольно часто. Попытаемся, хотя бы кратко, ответить на них.

Духовник – не «посредник», а свидетель нашего покаяния. Он будет свидетельствовать на Страшном Суде, что мы осознавали свои грехи и стремились исправиться. Право прощать человеческие грехи дано священникам Самим Богом (Ин. 20, 22...23).

* * *

Если Вы больны и хотите излечиться от недугов, то постараетесь обрести своего постоянного лечащего врача. Лечащему врачу нет нужды перед каждым приемом перечитывать Вашу историю болезни – все ваши хвори ему хорошо известны.

Так и христианин, стремящийся к избавлению от недугов духовных, стремится найти постоянного духовника. Как же его найти?

Один семинарист, из неофитов (новообращенных), пришел на исповедь к великому старцу. После исповеди спросил батюшку:

– Как мне найти духовника? Хотел бы, батюшка, к Вам ходить, но у меня столько вопросов, что я Вас ими «задолбаю»! Что делать?

– Не унывать, и молиться Божией Матери. Чтобы Она Сама послала тебе духовника. А ко мне не стесняйся, подходи, если что.

– А как молиться об этом Богородице?

– Вот так просто и молись. Когда утренние или вечерние молитвы закончил, воздохни от всего сердца и попроси ее: «Матерь Божия, Пресвятая Владычице Богородице, пошли мне духовника!» Ходи чаще на исповедь, и вскоре среди обилия батюшек сам узнаешь своего духовника.

Так вскоре и произошло. Чтобы развеять всякие сомнения насчет своего выбора, этот семинарист получил от старца благословение окормляться у выбранного батюшки.

Итак:

Молись Божией Матери, чтобы Она Сама послала тебе духовника. Чаще бывай на исповеди. Ищи духовника «доступного», с которым будешь иметь возможность часто общаться. Ищи того, с кем будет полное взаимопонимание, не будет недомолвок. Того, которому будешь доверять больше, чем кому-либо. Того, кого не постесняешься переспросить, если что непонятно. Ищи духовника не многословного, а многоназидательного. Чтобы каждое слово было как жемчужина. Ищи духовника строгого прежде к самому себе, но милосердного к падшим. Того, в сердце которого живет любовь Христова. Ищи «врача своих недугов».

* * *

Исповедуя одну женщину, батюшка понял, что все ее беды вокруг неурожая картошки. Подбросив ей такую «скорбь», демон постоянно тянул ее в гнев и раздражительность, в зависть и осуждение. Оказав «первую духовную помощь», батюшка понял, что его собственного опыта «городского жителя» явно недостаточно для успешного врачевства духовного недуга. И посоветовал обратиться к отцу С. Поскольку отец С. и духовно опытнее, и огородник известный.

Через месяц женщина от всего сердца поблагодарила за совет. Отец С. и духовный совет ей дал, и про картошку проконсультировал. В ее жизни произошло главное – она нашла своего духовника, слово и благословение которого было для нее авторитетным.

* * *

Если Вы уже нашли себе духовника, то не удивляйтесь бесовским попыткам воспрепятствовать вашей духовной связи. Ничего так не желает бес, как поссорить Вас с духовником.

Одному человеку как-то показалось, что он нашел своего духовника. С батюшкой складывались доверительные отношения, было взаимопонимание. Но сделать решительный шаг и прийти на исповедь к нему он боялся. «Ведь этот священник хорошо ко мне относится, уважает меня. Как же смогу я ему рассказать о себе всю правду, поведать о своих мерзких грехах?» Сомнения терзали душу, и он все откладывал свое покаяние. Когда же душевная боль переполнила его, он решился пойти на исповедь. Выбранный для покаяния день начался с телефонного звонка. Позвонил один «малознакомый персонаж» и, ни с того ни с сего, стал со злобой хулить того священника, храм, где он служит, да и все Православие в целом. Демонская злоба была столь явственна и очевидна, что человек уже нисколько не сомневался в своем выборе. Если демону так ненавистно его стремление вверить свою душу этому батюшке – то это точно Божия воля!

Зная, что в это время батюшка должен быть в храме, наш герой прямиком отправился туда. И замер перед закрытыми дверями! Стояла ненастная погода, лил холодный дождь. «А я никуда не уйду! – сказал себе человек, – Буду стоять здесь хоть несколько дней, пока не дождусь этого батюшку». И Господь не посрамил его, вознаградив стремление к покаянию. Не прошло и трех минут, как подъехал батюшка.

А потом была исповедь, были слезы сокрушения. И наполненный Христовой любовью голос священника: «Бог простил тебя, чадо».

* * *

Безусловно, при современном дефиците общения, «жители бетонных коробок» стремятся к взаимному доверию, хотят взаимопонимания. И в духовнике очень хочется встретить родственную душу.

Один человек в начале своего духовного пути искал себе духовника. Он порой дерзновенно просил Бога дать ему некое указание, некое «знамение». Стоит отметить, что увлекался он военной историей. И постеснялся бы признаться кому из священников в подобном «милитаризме». Однажды заехал по делу к одному знакомому батюшке. Переступил порог – и замер от удивления. На вешалке в прихожей батюшкиной квартиры висели «стандартные трофеи следопыта» – немецкая каска и гофрированная противогазная банка. Точно такие же, как и у него самого дома! Этот батюшка стал его духовником и другом. Какие мы, такие и чудеса нам: «Бог посылает чудо чудакам».

...Не судите слишком строго об их увлечениях. Интерес оптинского старца Нектария к техническим новинкам того времени современники тоже считали блажью...

* * *

Духовники, как и врачи, бывают разные. И по опыту, и по «специализации». Не каждый врач одинаково разбирается во всех болезнях. Так и не каждый священник может, к примеру, быть военным капелланом или исповедовать заключенных. Но, подобно тому, как каждый врач может оказать первую медицинскую помощь, так и каждый священник может оказать «первую помощь» духовную – принять Вашу исповедь. А уж за советом лучше всего обратиться к специалисту, разбирающемуся в Вашем «недуге».

Среди духовников, как и среди врачей, бывают свои «молодые специалисты» и свои «профессора». Подобно тому, как молодые хирурги любят резать, так и многим молодым священникам свойственна некоторая категоричность суждений. Это отчасти оправдано – «лучше перебдеть, чем недобдеть». По мере приобретения опыта врачевство становится более искусным.

Есть среди духовников и своя «профессура» это те, кого называют старцами. Они получили от Главного Врача душ и телес наших особый талант – дар духовничества. Как и к медицинским профессорам, к ним обычно большие очереди. И не стоит беспокоить их по мелочам.

Возраст духовный не зависит от возраста телесного. История Церкви знает старцев и весьма молодых годами.

Но следует опасаться «младостарцев», от прелести бесовской напустивших на себя лишь вид «благодатности». Настоящая мудрость познается не в мудровании, а в простоте общения. Все подлинно великие отличались этой простотой.

* * *

Побывав на приеме у известного профессора медицины, человек получил точный диагноз заболевания, рецепты лекарств и рекомендации «медицинского светила»:

– А теперь, милейший, наблюдайтесь у своего участкового доктора. Если будут какие вопросы – все к нему. Ко мне подойдете через годик-полтора, надеюсь, уже полностью здоровым.

Так и к старцу следует не бегать каждые пять минут, а взяв благословение, исполнять его, советуясь в деталях на исповеди у своего «участкового доктора» приходского священника.

* * *

Сколько раз предупреждали врачи: «Не занимайтесь самолечением! Загоните себя в могилу!»

И в духовной жизни так. Не может человек сам себя вытащить за волосы из пучины грехов. Сколько раз мы, осознав свои грехи, обещали себе больше этого не делать. И вновь творили то же самое. Псалмопевец Давид сравнивает это с псами, съедающими то, что только что изблевали. Мы настолько огрубели духовно, что боимся человеческого презрения больше, чем кары Господней. У нас хватает «мужества» бросить вызов Небесам и сотворить грех, прекрасно понимая, что всеведущий Бог видит и наши дела, и наши помыслы. Мужества не хватает лишь признаться в этом не себе самому, а Богу в присутствии духовника. Мы стыдимся людей больше, чем Бога...

Даже самый духовно опытный человек не в состоянии помочь себе сам. Лишь если кто другой «выверит тебя по Христу», сможешь с Божией помощью исправиться. Это подобно тому, как самые точные приборы тоже периодически нуждаются в проверке. Поэтому и самые великие старцы имели духовников. А заниматься «духовным самолечением», полагаясь лишь на свой опыт, – путь глубочайшего самообольщения, духовной прелести и погибели.

Один батюшка впал в некое согрешение. Имея уже кое-какой пастырский опыт, он знал достаточно о борьбе с этим грехом. И книг много прочитал, и сам не раз врачевал подобные немощи у других. Но самому себе помочь не мог. Его взгляд всегда был субъективным: он был то излишне строг, то чрезвычайно милостив к себе. А то и просто чего-то не замечал за собой. Когда же покаялся перед духовником, то получил от него столь простой и действенный совет, до которого никогда бы сам не додумался.

* * *

«Да, мне стыдно признаться на исповеди в своих страстях. Мне стыдно обнажать свою душу перед «посторонним человеком»».

Но ведь не стыдимся мы обнажаться перед врачом. Мы с готовностью показываем ему даже сокровенные участки своего тела в надежде получить исцеление. А для исцеления духовного необходимо обнажить свою душу. В деле здоровья «посторонними» могут быть Ваши родные и знакомые. А врач и духовник не «посторонние»!

Нам гораздо легче рассказать о своих бедах соседям или друзьям, чем духовнику! А толку? Ну, посетуют, посочувствуют. И надают советов «в меру собственной испорченности»! Если вы больны – идите к врачу!

Невольно вспоминается один человек, который всем знакомым рассказывал о замучившем его геморрое. Пока один из приятелей не стал всенародно бестактно подшучивать на тему «больной задницы»...

Тайна исповеди священна гораздо более, чем врачебная тайна. Болтливого врача ждут лишь «оргвыводы». Нарушившего тайну священника извергают из сана.

* * *

Одну и ту же болезнь можно лечить по-разному. У каждого врача свой метод, и каждый метод по-своему хорош. Если же воспользоваться всеми советами одновременно, то ничего толкового не выйдет. Больным уже будут заниматься патологоанатомы...

И в жизни духовной так. Есть люди, которые «бегают по духовникам». Наберут разных советов и благословений часто несовместимых друг с другом «духовных лекарств». Это может стать причиной духовной смерти.

Если нашел духовника – держись за него. Помни, что демон будет всячески стараться вас поссорить, внушить недоверие к духовнику.

* * *

Существует немного причин оставления своего духовника. Самая объективная – это уклонение духовника в ересь или раскол. Но даже в этом случае необходимо поставить его в известность о причине своего «ухода». Известно немало случаев, когда впавшие по наущению диавола в ересь духовники раскаивались, будучи обличаемы от своих духовных чад. Бывало и так, что священник придерживался ложного мнения не от злокозненности, а по недомыслию. Своевременное увещевание помогало ему вернуться к истине.

В одном монастыре братия возроптала: «Не будем больше ни служить, ни здороваться с отцом N. – он на проповеди высказывал еретические мысли!». Так и шептались меж собою, пока Бог не надоумил их обратиться к настоятелю монастыря, мол, прогони еретика! Настоятель покачал головой: «А Евангелие что говорит? Если брат твой согрешит – обличи его наедине! Кто из вас, прежде чем жаловаться мне, указал брату на его заблуждение?» Вразумленная отцом-настоятелем братия отправилась к «еретику» и изложила свои претензии к его проповеди и воззрениям. Согрешивший же брат сначала удивился, а после со слезами просил у них прощения. Он благодарил их за вразумление и просил молиться за него. Ибо, как выяснилось, согрешил не по причине любви к лжеучениям, а от скудоумия и недостатка образования. Так его душа была уврачевана, а не погибла в изгнании.

Ни в коем случае нельзя покидать своего духовника без его на то согласия. Если же общение с духовником становится весьма затруднительным из-за перемены места жительства или по другой веской причине, то необходимо сразу выяснить с ним вопрос о Вашем дальнейшем духовном окормлении. Благословит ли он окормляться у кого другого, или порекомендует пользоваться его советами по переписке, а исповедоваться у любого священника – не столь важно. Будьте уверены – Господь подаст ему достаточно мудрости, чтобы не бросить Вас на произвол судьбы.

* * *

– Ну, что у Вас болит? – спрашивает доктор пришедшего пациента.

– Ничего, – отвечает тот.

– А ко мне чего пожаловали? – удивился врач.

Так порой бывает и на исповеди. Вроде и на исповедь пришел человек, а грехов своих не осознает, считая себя чуть ли не безгрешным. Это лишь свидетельствует о духовной слепоте, помрачении души. Ведь чем ближе к свету стоишь, тем более мелкие пылинки видишь на своей одежде. Лишь стоящий во мраке не замечает, что его одежда грязна. Потому-то святые мужи считали себя грешнейшими из людей, ибо стоя в свете Божества, замечали мельчайшие пылинки грехов на «одежде души своей».

Не стоит уповать на прозорливость батюшек, которые «как рентгеном» увидят все наши проделки. Никакой прозорливец не исправит нас, пока мы сами не осознаем всю глубину своих падений.

* * *

Есть много грехов, неведомых нам по милости Божией. Есть много грехов, в которые по благости Бога мы не впадали. Поэтому не стоит лживо заявлять: «Всем грешен!»

* * *

– Доктор! Вы мне таблетки прописали, а что-то не помогает...

– А вы их принимаете? Регулярно?

– Не-а...

– А что же вы от меня хотите? Чтобы я за вас их принимал?

Никакие полученные от духовника советы и благословения не помогут нам, если мы не будем их исполнять.

* * *

Епитимия, налагаемая духовником – не наказание, а всего лишь горькая пилюля, необходимая для нашего скорейшего выздоровления.

* * *

Напоследок наверное не лишним будет напомнить в русском переводе то увещание, с которым обращается священник к кающимся:

«Вот, чадо, Христос невидимо стоит, принимая исповедь твою. Не устыдись и не побойся, да не скроешь что от меня. Но не смущаясь скажи, что сделал, да получишь оставление грехов от Господа нашего Иисуса Христа. Вот и икона Его пред нами, я же всего лишь свидетель, да свидетельствую пред Ним обо всем, что скажешь мне. Если же что скроешь от меня, то двойной грех иметь будешь. Осознай, что ты пришел в лечебницу – да не уйдешь отсюда неисцеленным».

P.S. Если у Вас уже есть духовник, то Вы имеете полное право не обращать никакого внимания на приведенные выше советы. Спросите лучше об этом у него, и поступайте так, как он благословил Вам.

Posted: 5/11/2011 - 5 comment(s) [ Comment ] - 0 trackback(s) [ Trackback ]
Category: исповедь, покаяние

alt

Допустима ли общая исповедь. Духовное значение высказывания своего греха на исповеди.

Немало душ проснулось от греховного сна в минуты исповеди. Но, конечно, гораздо больше ушло бы спасенными от аналоя, если бы пастыри, которым вверяют они свои совести, больше отдавали внимания, души и сердца этому святому таинству. Для священника таинство Исповеди — часто единственный момент, когда он может говорить с человеческой душой. Но и этого священник лишает себя и приходящего к покаянию, вследствие получившей весьма большое распространение в нашей Церкви практике совершения так называемой «общей исповеди».

Многие из мирян (и многие уже священники) не понимают всей глубины и духовного значения именно выискивания и признания на исповеди своего греха. Грех, который человек «постеснялся» исповедать пред священником, несомненно, остается занозой в душе человека; и в свое время человек опять легко может впасть в этот грех. При общей исповеди почти не бывает этого личного высказывания и признания своих грехов.

Общая исповедь — это по сути только вид проповеди с общим перечислением грехов и последующим наложением на главу каждого епитрахили, с чтением разрешительной молитвы. В лучшем случае проводимая сейчас во многих местах общая исповедь — это только хорошая подготовка к чистосердечному раскаянию и исповеданию своих личных грехов священнику у аналоя. Общая исповедь допустима только в исключительных случаях большого наплыва исповедников, например, в Великом посту, когда бывает священнику физически невозможно исповедовать всех индивидуально.

Итак, как правило, исповедь должна быть индивидуальной, будучи предваряема покаянным словом ко всем, приступающим к таинству. Общая исповедь большею частью отучает прихожан от должного истинного покаяния, сознания — «зрения» своих грехов, сокрушения о своих грехах. Не бывает здесь горячего стыда о своем грехе, омерзения к своему греху, того глубокого духовного перелома и перерождения, как это возможно при выявлении личной греховности на личной исповеди. И бывает так, что с общей исповеди многие прихожане уходят без исповеди, т. е. не принеся истинного покаяния и не получив, вследствие этого, и прощения грехов...


Гермоген Шиманский. О таинствах. Таинство Покаяния

http://www.pravoslavie.ru/put/2121.htm

Posted: 5/11/2011 - 4 comment(s) [ Comment ] - 0 trackback(s) [ Trackback ]
Category: исповедь, покаяние


Исповедь и Причастие – вместе или врозь? Беседа со священником Вадимом Леоновым


Протоиерей Вадим Леонов

altПредлагаем вниманию наших читателей беседу кандидата богословия Валерия Духанина с преподавателем Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета и Сретенской Духовной семинарии, доцентом, священником Вадимом Леоновым на тему «Реформация литургических традиций Русской Православной Церкви».

 

— Отец Вадим, давайте обсудим очень важную тему — значение таинства Покаяния или Исповеди в духовной жизни современного православного христианина. Иногда даже в церковных средствах массовой информации начинают высказываться мнения, будто бы современная практика Исповеди ущербна, исповедоваться надо только тогда, когда возникнет внутренняя потребность, а причащаться нужно почаще, желательно на каждой литургии, при каждом посещении храма. Звучат призывы никак не связывать в церковной практике совершение этих Таинств. Что вы можете сказать, отец Вадим, о значении таинства Исповеди?

 

— Могу сказать лишь то, о чем веками свидетельствует Церковь: Покаяние — это одно из семи важнейших Таинств, которые обеспечивают полноту духовной жизни человека и его спасение. Без Покаяния спасение не возможно. Это фундамент духовной жизни. Святые отцы называют таинство Покаяния вторым Крещением, ибо в нем очищается и возрождается душа человеческая и становится способной принимать благодатные дары других церковных Таинств, в том числе и Евхаристии. Кто в какой-то мере игнорирует это Таинство или пренебрегает им, а такие тенденции в наше время стали появляться, тот рискует всю свою духовную жизнь превратить в лицемерный фарс.

Я думаю, что эти стремления принизить значение Исповеди для духовной жизни христианина возникли в православной среде под влиянием протестантизма на церковное сознание. К сожалению, протестантизм на Западе деформировал сознание католицизма, а теперь добрался и до Православия. Исповедь?— необходимое условие для того, чтобы душу привести в бого­угодное состояние. Мы читаем у святых отцов о?том, что вся ­духовная жизнь человека зиждется на Покаянии. Исповедь — это главное средство для глубокого Покаяния. Святитель Игнатий Брянчанинов в своих творениях отмечал, что значение Исповеди в жизни православного христианина возрастает и будет возрастать, поскольку люди все реже используют другие духовные средства. Мы не умеем молиться и не проявляем старания, не проявляем усердия к посту, легко поддаемся греховным соблазнам. Если мы еще вытолкнем и Исповедь на периферию нашей духовной жизни, то тогда нас можно брать голыми руками.

Но здесь возникает сразу вопрос: я же могу покаяться дома во время личной молитвы, зачем необходима Исповедь в церкви?

— Давайте сразу разведем эти понятия — личное покаяние, которое, несомненно, слышит Господь, и церковная Исповедь как таинство. Да, Господь слышит и часто прощает человеку многие грехи, оплаканные им в личной молитве. И когда мы в Церкви говорим: «Господи, помилуй», — Господь нам многое прощает. И тем не менее это не заменяет таинства Исповеди, потому что человеку необходимо не только получить прощение грехов, но и требуется благодать для уврачевания греховной раны и еще необходима благодатная сила, чтобы содеянный грех больше не повторялся. Эти дары подаются в церковной Исповеди, в этом величайшем Таинстве духовного возрождения, поэтому оно крайне необходимо в жизни христианина. Скажу по своему опыту: когда я учился в семинарии, у меня была возможность в Троице-Сергиевой лавре каждую неделю исповедоваться, и я помню свое внутреннее состояние тогда, насколько глубоко и тонко переживалось все греховное в личной жизни и легче было этому противостоять. Потом наступил другой период в жизни, когда я стал исповедоваться реже, может быть, раз в две-три недели. И это уже было другое состояние. Как будто бы все мои органы чувств огрубели и притупились. Сознанием грех фиксируется, а внутренних сил для сопротивления меньше. Человеку, который сомневается в истинности, действенности и пользе Исповеди, предлагаю на личном опыте попробовать, что это такое, подойдя к ней предельно ответственно и серьезно.

 

— Но, отец Вадим, а как же говорят, что в некоторых других Поместных Православных Церквах, скажем в Греции, бывает, что верующие причащаются регулярно, а исповедуются не так часто. Хотя одновременно надо признать, что в греческих монастырях большое внимание уделяется частой регулярной Исповеди. В связи с этим мне вспоминается труд сербского профессора Владеты Еротича, который пишет, что для достойного Причащения надо прибегать к регулярной Исповеди, чтобы Исповедь обязательно предшествовала Причастию. Но как быть, когда нам ставят в пример практику других Церквей, где не обязательно исповедуются перед причащением. Так, может быть, и нам не надо исповедоваться?

 

alt— В Русской Православной Церкви существует замечательная традиция исповедоваться перед каждым Причастием, и дай Бог, чтобы она сохранялась еще долгое-долгое время. Конечно же, в этом вопросе есть свои нюансы. Здесь не может быть формального подхода. Но если говорить в общем, Исповедь перед Причастием — это очень важный и полезный духовный принцип. Да, действительно, в некоторых Поместных Церквах эта практика выглядит немного иначе, чем у нас. Порой сравнивают русскую традицию с греческой, где на Исповедь люди идут тогда, когда они ощущают в этом потребность. Надо отметить, что история возникновения этой традиции в Греции — отдельный специальный и неоднозначный вопрос. Например, в XIV в. свт. Григорий Палама в своей проповеди «О Святых и Страшных Христовых Тайнах» прямо указывает на необходимость Исповеди перед Причастием: «Если же с дурною совестью, и не получив, благодаря Исповеди, отпущение грехов от приявшего власть разрешать и связывать их, и прежде чем обратиться к Богу, прежде чем исправиться по правилу благочестия, мы приступаем [к Святым Тайнам], то, конечно, это делаем в суд себе и на вечное мучение, отталкивая от себя и самые Божие щедроты и терпение Его к нам». Подробное обсуждение истории возникновения разобщенной практики Исповеди и Причастия в грекоязычной среде выходит за рамки нашей беседы. Согласимся с тем, что она сейчас реально существует. Но, почему эта традиция, на мой взгляд, не применима в современной церковной жизни в России? Прежде всего потому, что греческий народ не пережил такой период безбожия, который достался нам. Современные греки вырастают в православных семьях. В большинстве своем они знают, что такое грех и что такое добродетель. У них Православие — это государственная религия. Их воспитывают в православных традициях уже несколько поколений, и эта традиция не прерывалась. Поэтому в их сознании многие важные принципы духовной жизни укоренены с детства. Им без особых наставлений понятно, что если я сегодня согрешил, то мне нельзя сегодня причащаться, необходимо пойти к духовнику на Исповедь.

В нашем Отечестве, которое пережило страшный период гонения на Церковь, люди искренне потянулись в храм. Это замечательно. Но в силу своей духовной неосведомленности в большинстве своем не понимают тяжести совершаемых ими грехов, чаще всего вообще их не видят. Сейчас издается много православной литературы — это прекрасно, но много ли ее читают те люди, которые делают первые шаги к храму? Современный человек читает очень мало, поэтому просветительские возможности печатной продукции не стоит переоценивать. В такой ситуации без обязательной Исповеди перед Причастием не обойтись. Любой священник многократно сталкивался с такими примерами: человек приходит на Исповедь, кается в недавно совершенном грехе блуда, прелюбодеяния или аборта и тут же говорит: батюшка, благословите причащаться, я с утра ничего не ел. Человек говорит это искренне, он не намерен причаститься в осуждение или сознательно пренебречь принципами духовной жизни, он их просто не знает. Или другой, еще более распространенный пример: человек не видит в себе ни одного греха или называет формально какую-нибудь общую фразу без малейшего сокрушения или самоукорения и стремится к Святой Чаше. Если бы у нас не существовало традиции исповедоваться перед Причастием, то кто, когда и где поможет таким людям? Давайте вспомним грозные слова апостола Павла о недостойном причащении: «кто будет есть Хлеб сей или пить Чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от Хлеба сего и пьет из Чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1 Кор. 11, 27–30). Если мы хоть ненадолго задумаемся над этими апостольскими словами, то к чему они нас приведут? К Исповеди. Если сейчас отвергнуть принцип взаимосвязи Исповеди и Причастия и предоставить всем возможность решать вопрос об Исповеди исходя из личных соображений, то мы уподобимся неразумной матери, которая родила ребенка, а потом вынесла его на улицу, положила на перекрестке и, оставляя его, сказала: руки, ноги, голова у тебя есть, там храм, здесь дом, за пригорком огород — иди трудись, питайся и живи богоугодно.

Конечно же, принципом взаимосвязи Исповеди и Причастия необходимо пользоваться с рассуждением, как сказано в Евангелии: «суббота для человека, а не человек для субботы». В церковной жизни есть периоды, когда взаимосвязь между Исповедью и Причастием может быть не столь однозначной. Например, в период Страстной седмицы, когда идут длительные напряженные богослужения и многие прихожане ревностно посещают их. В это время во многих храмах благоразумно предлагается прихожанам поисповедоваться в течение Страстной седмицы и далее причащаться и в Великий Четверток, и на Святую Пасху, так же предлагается причащаться и на Светлой седмице. Однако эту практику механически переносить на весь церковный год, мне кажется, было бы необдуманно и неправильно.

 

— Иногда как раз и слышны такие голоса, что вот сколько раз ни пришел в храм, на литургию, столько и причащайся. А исповедоваться — ну, может, два раза в год или еще реже. И еще говорят: но ведь священники, когда служат литургию, они ведь редко перед этим исповедуются?

 

— Вопрос о частоте причащения очень важный и сугубо личный. Здесь не может быть простых штампованных ответов. В церковной традиции есть некие общие правила, но они не являются строгим шаблоном для всех без исключения. Этот вопрос необходимо решать индивидуально на Исповеди. Святитель Иоанн Златоуст ясно выразил основное условие для периодичности Причащения: «Одно только время для приступания к Тайнам и Причащения — чистая совесть», а Исповедь — это главное средство для очищения совести. В церковной жизни приходится сталкиваться с самыми разными примерами. Есть такие люди, которые раз в году готовятся, исповедуются и причащаются. Это, конечно, мало, но и тому надо радоваться и молиться, чтобы из этой искры возгорелось пламя любви ко Господу. Понятно, что для таковых Причастие без тщательной Исповеди быть не может. Есть те, кто проявляет усердие в каждом многодневном посте — тоже, слава Богу, укрепи их, Господи, и для них Исповедь необходима перед Причастием. Есть такие, кто готовится и причащается раз в месяц или на каждый двунадесятый праздник или не реже чем раз в три недели — замечательно, да не ослабнет их усердие, но без регулярной Исповеди перед Причастием оно едва ли сохранится. Некоторые христиане проявляют особое усердие и стремятся причащаться даже каждый воскресный день. Если это совершается не как дань литургической «моде», не как некая «обновленческая повинность», не как привычка, но по благословению духовника «со страхом Божиим и верою…», то, несомненно, и они пожнут свой благой плод. Если прихожанин находится в регулярном общении со своим духовником, возможны и немного иные формы взаимосвязи Исповеди и Причастия, но несомненно, что Исповедь должна быть частой. Впрочем, последний пример касается достаточно опытных христиан, «у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла» (Евр. 5, 14).

Священники — это, по идее, люди из разряда опытных христиан. Кроме этого, специфика священнического служения часто такова, что он не имеет возможности исповедоваться перед каждой литургией, например, если он один на приходе. В таких ситуациях священники исповедуются при любой другой возможности. Миряне часто не видят, как священнослужители перед Причастием исповедуются в алтаре друг другу, и потому думают, что священники это делают очень редко. Не будем забывать, что священникам в таинстве Рукоположения даруется благодать «…немощная врачующая и оскудевающее восполняющая…», которую не имеют миряне и в силу которой священник имеет возможность совершать литургию, и, соответственно, причащаться более часто, чем миряне. За эти дары и возможности он несет ответственность перед Богом несравнимо большую, чем кто-либо из мирян — «от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12, 48). Поэтому никогда в Церкви духовная жизнь мирянина и священника не рассматривалась совершенно одинаково.

 

— Спасибо, отец Вадим, за ответ. Об этом были глубоко содержательные статьи в журнале «Благодатный Огонь». Но давайте рассмотрим такую ситуацию. Допустим, когда люди хотят причаститься, они идут вначале на Исповедь, стоят в очереди, ожидают, когда подойдут к батюшке, все расскажут, потом примут отпущение грехов. Не служит ли в таком случае Исповедь препятствием для более глубокого усвоения литургии, когда надо постоять, вникнуть в молитвы? Что вы скажете? Такие мнения высказываются в наши дни.

 

— Проблема, которую вы обозначили, не вероучительная, не каноническая, не литургическая, а чисто организационная. Просто надо упорядочить приходскую жизнь в храме, в том числе и Исповедь, найти для этого место и время. Святейший Патриарх благословил, чтобы в каждом храме были дежурные священнослужители, нужно объявить об этом людям, сказать, что в такие-то дни у нас находится дежурный священник, приходите, исповедуйтесь. Не обязательно Исповедь совершать только во время всенощной или перед литургией и уж крайне нежелательно во время литургии. Кроме этого, священники могут наставить кающихся так, чтобы они, исповедуясь, выражали суть греховного поступка и реально приносили раскаяние в том, что совершили, а не просто пересказывали свою жизнь, не оставляя времени исповедоваться другим. В этом случае исповедь будет содержательной, действенной, принесет пользу и не будет занимать очень много времени.

 

— Но вот как бывает, что из этой чисто организационной проблемы иногда делают выводы иного характера, говорят: давайте вообще отменим Исповедь, главное, почаще причащаться, а уж Исповедь — это нечто второстепенное; давайте разделим эти два Таинства. Хотя мы знаем, что Таинства Крещения и Миропомазания неразрывно следуют одно за другим, и вообще в Церкви Таинства связаны друг с другом. Мне кажется, что здесь нельзя так просто разрывать. Иногда так вот и говорят: причащайтесь почаще, а уж Исповедь… по необходимости. Хотя в письмах архимандрита Иоанна (Крестьянкина) мы читаем: «Причащаться без исповеди нельзя». Что вы можете сказать в этом отношении?

 

— Если разобщить Исповедь и Причастие, то, без сомнений, люди будут меньше исповедоваться. Сомневаюсь, что это принесет им пользу, но от этого удобнее всего будет нам, священникам, потому что Исповедь?— это самое тяжелое Таинство в Церкви для священнослужителей. Почему? Представьте, что в течение нескольких часов вам люди высказывают свои грехи и боль, и это делается несколько дней в неделю. Они не просто каются, но нуждаются в вашем сострадании и совете. Без благодати Божией это перенести невозможно. Это очень тяжело. Поэтому понятно, что в решении данного вопроса кто-то по-человечески пытается найти более легкие пути. Признаюсь, мне самому порой приходят такие мысли, но при этом сразу вспоминается фраза из Священного Писания: «горе пастырям, которые пасли себя самих! не стадо ли должны пасти пастыри?» (Иезек. 34, 2).

Необходимо отметить, что эту проблему уже обозначил Святейший Патриарх Алексий на двух Епархиальных собраниях, которые проходили в Москве. Он обратил внимание на странную практику, возникшую в некоторых московских приходах. В частности, на Епархиальном собрании 2005 года он сказал: «Кроме того, от прихожан требуют, чтобы они причащались как можно чаще, не менее одного раза в неделю. На робкие возражения верующих, что сложно еженедельно достойно готовиться к принятию Святых Таин, такие священники утверждают, что всю ответственность они берут на себя. В результате теряется свойственное православным людям благоговение и страх Божий пред Святым Причастием. Оно становится чем-то привычным, обычным и будничным». На следующем Епархиальном собрании в 2006 г. Святейший Патриарх опять обратился к этой теме. В одной из записок ему задали такой вопрос: «На прошлом Епархиальном собрании Вы, Ваше Святейшество, предупреждали об опасности потери благоговения к Святым Тайнам при очень частом причащении, например один раз в неделю. Та же самая озабоченность выражается в Православном Катехизисе святителя Московского Филарета, который рекомендует мирянам причащаться не чаще одного раза в месяц. Те же опасения можно найти в трудах святителя Феофана Затворника и последних Глинских старцев. Почему же по-прежнему в некоторых московских храмах, несмотря на Ваши предупреждения, практикуется еженедельное и даже более частое причащение мирян, в результате чего прихожане теряют благоговение и страх перед Святым Таинством?» Святейший Патриарх ответил: «Видимо, те, кто допускает такую практику, незнакомы с Православным Катехизисом святителя Филарета, а также с трудами святителя Феофана Затворника и не проявляет желания с ними ознакомиться». Мне кажется, что реформаторам в этой области необходимо прислушаться к словам Святейшего Патриарха.

В заключение скажу, что Церковь Православная — это великая наследница Христа и Апостолов, а Православие — это неоценимое сокровище, которому мы, по милости Божией, оказались причастны. Однако значимость духовного опыта Православия осознается не столько через отвлеченные рассуждения и богословствования, сколько через личный опыт жизни. Если у нас есть вопросы или сомнения в отношении того или иного церковного утверждения или традиции, то надо войти в нее, вжиться, начать жить в соответствии с этим учением. Только тогда откроется, насколько глубока и духоносна практика православной жизни, и все вопросы снимутся сами собой.

http://www.blagogon.ru/

Posted: 27/10/2011 - 15 comment(s) [ Comment ] - 0 trackback(s) [ Trackback ]
Category: исповедь, покаяние

alt

Кающемуся и сомневающемуся

Простил ли Господь исповеданные грехи? Если исповеданы они с полною верой, простил, без сомнения. Пишете, что иногда "мучают старые грехи"... Значит, имеете полезное напоминание о своей бывшей греховности (зазнались, может быть, в чем-либо) или в вас обнаруживается недостаток веры в совершившееся Божие прощение.

Прощение принятое ярко переживается. В прощении нет сомнений. И при спасительном напоминании о прошлых грехах тоже нет сомнений в их прощении, но есть лишь сокрушение и стыд за содеянное. Сомнение в прощении бывает искушением от лукавого. Зло мешает людям приносить полное, горячее раскаяние, а если раскаяние принесено, зло пытается заставить сомневаться в прощении. Такое сомнение может проявиться и у людей искренне благоговейных, покаянно стремящихся к Богу.

Напоминанием прежних грехов злой дух хочет заставить души бесплодно мучиться и ослабевать в святом стремлении к Богу. От этих призраков прошлого душа иногда мучается более, чем от реального зла. Мнительность духовная лишает душу цельности, и лучше назвать это не страданием от греха, но мучением маловерия.
Надо домогаться мира души, чтоб "отвалил ангел камень от гроба" и воссияла в нас радость прощения и воскресения.

Иногда для этого довольно лишь одного вздоха.


Письма к верующим
Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской)

Archive
Categories

Требуется материальная помощь
овдовевшей матушке и 6 детям.

 Помощь Свято-Троицкому храму