FAQ  -  Terms of Service  -  Contact Us

Search:
Advanced Search
 
Posted: 14/07/2011 - 3 comment(s) [ Comment ] - 5 trackback(s) [ Trackback ]
Category: монатыри

 

Новый Валаам

 

Четыре Новых Валаама известны в истории православного монашества. Три первых были основаны выходцами со старого Валаама ещё в XIX веке на Аляске, в Уссурийском крае и на Алтае. Кстати, монастырь на Аляске (точнее — на о. Еловый неподалёку от Кадьяка) процветает и по сей день в лоне Американской православной церкви. Четвёртый — дал приют беженцам со старого Валаама в самые тяжёлые для русского православия годы.

          После того, как Финляндия обрела независимость, старый Валаам неожиданно оказался за границей. И это спасло его, потому что в отличие от оставшихся на территории Советского Союза монастырей он не был закрыт. Конечно, и с финскими властями не просто было сосуществовать православному монастырю. Но именно Валаам, Пюхтица и Печеры Псковские стали теми живыми ниточками, благодаря которым не прервалась традиция монашеской жизни на Руси...

          В результате развивавшегося наступления войск Красной армии зимой 1939–1940 гг. правительство Финляндии принимает решение об эвакуации населения, попадавшего в полосу боевых действий. Были тогда эвакуированы во внутреннюю Финляндию и монастыри: Коневский, Линтульский и Валаамский. Самих монахов вывозили пароходом, через Сортавалу. Имущество — позднее, по льду Ладоги, на грузовиках. Вывозили все монастырские святыни, иконы, облачения, богослужебную утварь. Слишком хорошо известна была судьба церковного имущества, оказавшегося в руках большевиков. Всего монастырь покинули тогда 205 человек.

          Поначалу валаамская братия обосновалась на западе страны, в народных школах, разбросанных в окрестностях местечка Каннокоски. В классах на скорую руку сколачивались деревянные нары. Многие старцы не сумели пережить эвакуацию; умерло около 20 человек. Но надо было как-то обустраиваться. Начались поиски места для нового монастыря. Не осталось в стороне и финское правительство. Президент Каллио был родом из Приладожья, и проблемы Валаама не были ему чужды. Среди предложенных вариантов была и расположенная на берегу озера Юоярви на территории коммуны Хейнявеси усадьба министра Юрьё Германа Саастамойнена. Чем-то прибрежное место это напомнило монахам старый Валаам. Да и название у усадьбы было подходящее: Папинниеми, в переводе с финского — ‘Поповский мыс’. А тут ещё на чердаке старого усадебного дома нашли невесть откуда взявшуюся икону свв. Сергия и Германа Валаамских. Откуда им было взяться в лютеранской семье? Это посчитали знамением, и вскоре братия перебралась на новое место. Тогда же, в 1940, обустроили и первую церковь в честь Преображения Господня, соединив вместе два старых сарая.

 

alt

Ворота усадьбы Саастамойнена — внутренние Святые ворота монастыря. Странным образом украшающая их характерная для русского севера пропильная резьба сочетает в себе элементы языческие (солярный круг) и христианские (крест)

 

alt

Усадьба Юрьё Саастамойнена. Сейчас здесь находится канцелярия монастыря

 

alt

Старая монастырская церковь, сооружённая из двух сараев

 

alt

Старая монастырская звонница

 

alt alt

Монастырский амбар

 

          Возглавил эвакуацию в Финляндию тогдашний настоятель монастыря игумен Харитон (Дунаев) (18721947). Юноша, происходивший из костромских крестьян, стал трудником на Валааме ещё в 1894. Постриженный в монашество в 1905, он уже в 1908 стал экономом монастыря, т.е. должен был отвечать за всё монастырское хозяйство. В 1910 году отец Харитон был рукоположен во иеромонахи, а в 1933 избран настоятелем Валаамского монастыря. Игумен Харитон был автором книги, посвящённой учению об Иисусовой молитве или «умном делании», которая переиздаётся и в наши дни[MVV1].

 

alt              alt

Игумен Харитон (Дунаев)

 

          С началом Войны-продолжения, когда финские войска вновь оккупировали Приладожье, некоторые из монахов сделали попытку вернуться на архипелаг. Но прижиться там так и не смогли. Вот и пришлось окончательно обустраиваться на новом уже месте. В 1943 г. в состав обители влились монахи из Печенгского монастыря. Основанный св. Трифоном на берегах Баренцева моря этот монастырь был самым северным на планете. Однако близость Никелевых рудников делала его расположение стратегически важным, и вскоре — по заключённому между Финляндией и Советским Союзом договору —  Печенгский залив отошёл к СССР.

Поначалу братия с Коневца, подобно валаамской, пыталась выживать самостоятельно, обосновавшись неподалёку, в расположенной на территории земли Саво усадьбе Хиекка. Однако к середине 1950-ых гг. выходцы с Коневца остались вдевятером… И вот в 1956 оставшиеся из коневецких насельников влились в число обитателей Нового Валаама.

          Главной проблемой монастыря стало вскоре медленное, но неуклонное вымирание его обитателей. В условиях лютеранской Финляндии притока новых послушников не было. Вскоре дело дошло до того, что остался единственный служащий священник, он же и настоятель монастыря отец Симфориан (18921981).

 

alt

Архимандрит Симфориан

 

Лишь в конце 60-ых годов стали появляться первые насельники из православных финнов. Началась работа по переводу на финский язык богослужебных книг. Число братии стабилизировалась в районе 10 человек. Последний из монахов старого поколения — бежавший из Печенги отец Акакий умер в 1984 году. Ко времени смерти он был самым старым человеком во всей Скандинавии. Ему было 110 лет, когда-то он начинал свой подвиг послушником на Соловках и в монастыре исполнял послушание конюха.

          Огромную роль в возрождении монастыря сыграл возглавивший Финскую православную церковь в 1960 г. архиепископ Павел. Он появился на свет в Петербурге в 1914 году под именем Георгия Гусева. В 1919 г. семья Юры перебирается в Выборг, и он превращается в Юрьё Олмари. Однако православию родители Юры, не смотря на стремление к полной, по возможности, натурализации, не изменили. Юрий поступает в располагавшуюся на северном берегу Ладоги, в Сортавале, духовную семинарию, а в 1939 принимает на старом Валааме монашеский постриг с именем Павла. Пережив в годы Советско-Финской войны глубокий духовный кризис, иеромонах Павел укрепляется в вере и избранном им иноческом пути, а после смерти архиепископа Германа Аава возглавляет Финскую православную церковь, которая отныне развивается по-новому, с акцентом не столько на национальные особенности финского православия, сколько на стремление к возрождению самих первооснов христианства. Архиепископ Павел становится неформальным лидером Нового Валаама. Именно благодаря нему Новый Валаам приобрёл своё нынешнее лицо.

 

alt alt alt alt

Павел, Архиепископ Карельский и Финляндский (1914–1988)

 

          Нынешний Новый Валаам — это уже вполне современный монастырь. В современной Финляндии он играет роль православного миссионерского центра. Отсюда — и его символическая открытость миру: здесь никогда не было традиционной для монастырей ограды. Здесь работает православный народный университет.

 

alt

 

alt

Мозаика, изображающая свв. Сергия и Германа Валаамских, на стене посвящённого им придела нового Спасо-Преображенского собора. В руках святые держат модель построенного Иваном Кудрявцевым храма

 

          В 1975–1977 году по проекту архитектора Ивана Кудрявцева был возведён новый Спасо-Преображенский собор, воплотивший многие элементы традиционного псковского зодчества. К северо-западной части главного объёма храма примыкает зимний придел в честь основателей материнской обители — святых Сергия и Германа Валаамских.

 

alt

Коневская икона Божьей Матери

 

Среди прочих, вывезенных с Ладожского озера святынь, в соборе хранятся три чудотворные иконы. Древнейшая из них — Коневская икона Божьей Матери, которой когда-то благословил будущего основателя Коневецкого монастыря св. Арсения Коневского настоятель афонской сербской обители. По иконографии относится эта икона к изводу Одигитрии и изображает младенца Иисуса, сидящего на руках у Своей Матери. При этом младенец держит в руках голубка — как символ той жертвы, которую принёс Господь, посылая Своего сына в мир. Икона была эвакуирована с Коневца в 1939 и оказалась на Новом Валааме вместе с переселившимися туда коневецкими монахами.

 

alt

Валаамская икона Божьей Матери

 

          Вторая чудотворная икона — Валаамской Божьей Матери была написана в XIX столетии прославленным иконописцем со Старого Валаама — св. Алипием. Богоматерь изображена стоящей босиком, в полный рост на облаке, облачённой в красный гиматий и держащей перед собой Богомладенца. Этот образ восходит к изводу богородичных икон, известному под названием Никопеи, т.е. Приносящей Победу.

 

alt

Икона Божьей Матери «Сладкое лобзанье»

 

          Третья чудотворная икона — совсем небольшая по размеру — принадлежала прославленному старцу св. Антипе Валаамскому. Он не расставался с ней до конца жизни, и только затем она стала достоянием братии. Эта икона относится к изводу Божьей Матери Милующей, на иконах которого Богородица прижимается к младенцу щёчкой, как бы милуется с ним. Известна эта икона под названием Сладкое Лобзание или Гликофилуса.

          Начать прогулку по монастырю, впрочем, логичнее с сохранившихся зданий старой усадьбы Саастомойнена. В первую очередь — это сам усадебный дом, в котором располагается теперь канцелярия монастыря. По левую руку от него стояли когда-то два ветхих сарая. Ещё в сороковые годы их соединили вместе и перестроили в первый монастырский храм — так называемую старую церковь. О том, что это церковь, догадаться можно лишь по небольшому кресту над простой двускатной крышей. Сейчас церковь почти не используется, лишь иногда её отпирают для экскурсионных групп, чтобы наглядно рассказать об истории монастыря.

          Рядом со старой церковью стоит невысокая, квадратная в плане, тоже бездействующая ныне деревянная колокольня, а чуть в стороне  — двухэтажный монастырский амбар.

          По правую руку от усадебного дома, против старой церкви, вытянулись в линию бывшие дома для работников, ныне используемые как гостевые.

 

alt

Старинная винодельческая бочка

 

          Каре старой усадьбы замыкает выкрашенное красной охрой здание, в котором в летнее время работают сувенирные лавки. На вывеске гордо красуется слово ‘laffka’ — одно из многочисленных финских заимствований из русского, связанных с темой торговли. Рядом — скверик, приспособленный для приезжающих в монастырь детей и украшенный забавными фигурами вырезанных из дерева животных. За ним — монастырская винодельня. С давних времён при монастыре разводили чёрную смородину, которая и по сей день служит основой при производстве монастырских плодово-ягодных вин. У входа в винодельню — две гигантских старинных винных бочки, с которыми так любят фотографироваться наши туристы.

 

alt alt

Монастырская «Laffka»

alt

Детский уголок и «Белый» гостевой дом

 

          Помимо собора на главную монастырскую площадь выходят здания трапезной и паломнической службы с сувенирными лавками. Впрочем, и трапезная удивительным образом совмещает в себе функции места, где питаются монастырские насельники, с рестораном для туристов в духе шведского стола. Центральную часть здания занимает большой зал, а в торцах спрятаны ещё два красиво декорированных помещения, использующихся, вероятно, в случае приёма почётных гостей.

 

alt

В монастырской библиотеке

 

          К западу от собора расположилось сложной формы здание, в котором находятся монастырский музей, библиотека и зал для заседаний, в котором проходят конференции, и проводятся лекции православного университета. В музее собрана неплохая коллекция, посвящённая Старому Валааму, и проводятся выставки современного финского искусства.

 

alt

Комплекс монастырских зданий: библиотека, музей и конференц-зал

 

alt alt

Из коллекции монастырского музея. Старый Валаам в середине и в конце XVIII столетия

 

alt

Занятие Народного университета в монастырском конференц-зале

 

alt

Братские корпуса

 

          От старого усадебного дома вниз, к берегу озера Юоярви, ведёт аллея из мощных, двухсотлетних елей. Чуть в стороне, в глубине сада, на территории, недоступной для туристов, виднеются два невысоких братских корпуса. Между ними и аллеей  — аптекарский огород с лекарственными растениями и зеленью для трапезной. По другую сторону аллеи — обширные плантации чёрной смородины. Аллея заканчивается пристанью, от которой монастырский катерок «Св. Сергий» возит летом паломников в недалёкую Линтулу. У пристани — рубленая часовенка в честь покровителя всех путешествующих св. Николая Чудотворца, украшенная по-деревенски резными причелинами и деревянными полотенцами. Крытая лемехом главка создаёт иллюзию северной русской архитектуры. И только материал, из которого изготовлен сруб, эту иллюзию разрушает: на Руси храмы и избы рубились из кругляка. Использованный на Новом Валааме полубрус — примета деревянной архитектуры Скандинавии XVIII и XIX веков.

 

alt alt

«Святой Сергий»

 

alt

Никольская часовня у пристани

alt alt

Дверная ручка и конёк Никольской часовни

 

          У самой винодельни начинается предназначенная для уединённых монашеских молитв тропа, которая тянется через лес к расположенному на берегу озера Юоярви поклонному кресту. В Карелии такие кресты не зарывали в землю, которой здесь местами почти нет, а устанавливали в наполненные камнями деревянные срубы — ряжи.

 

alt

Озеро Юоярви осенью

alt alt

Поклонный крест на берегу озера Юоярви

 

          У моста, на краю монастырского парка притулился бывший дом управляющего усадьбой. За мостом, примерно в километре от монастыря расположено братское кладбище. Здесь нашли последнее упокоение бежавшие со старого Валаама монахи. Здесь похоронены настоятели монастыря и реформировавший Финскую православную церковь архиепископ Павел (1914–1988). А также известный финский поэт Пентти Саарикоски (1937–1983), один из главных бунтарей против буржуазного общества и буржуазной культуры в Финляндии 70-х. У входа на кладбище из земли вырастает крохотная часовенка св. Иоанна Предтечи. Другая, чуть побольше, посвящённая выходцу со старого Валаама св. Герману Аляскинскому, выстроена в центре кладбища.

 

alt alt

Часовня св. Иоанна Предтечи

alt

Часовня св. Германа Аляскинского

 

 

Пентти Саарикоски (1937–1983)

 

alt

Могила Пентти Саарикоски — объект поклонения финских любителей поэзии. Она украшена десятками воткнутых в землю шариковых ручек

 

          Особый интерес представляют традиционные карельские надгробия ‘гробу’. Они создавались в Карелии, в тех местах, где много камня и мало земли. Где зачастую и похоронить-то покойника нельзя по-человечески. Если тело нельзя было, как следует, закопать, его обкладывали камнями, а сверху делали напоминающее лежащий на камнях гроб надгробие из тёса. Несколько таких ‘гробу’ можно увидеть и на кладбище Ново-Валаамского монастыря.

 

alt alt


 

Archive
Categories

Требуется материальная помощь
овдовевшей матушке и 6 детям.

 Помощь Свято-Троицкому храму