FAQ  -  Terms of Service  -  Contact Us

Search:
Advanced Search
 
Posted: 22/10/2011 - 1 comment(s) [ Comment ] - 5 trackback(s) [ Trackback ]
Category: Цитаты

Альберт Эйнштейн, физик, создатель теории относительности.

 «Я верю в Бога как в Личность и по совести могу сказать, что ни одной минуты моей жизни я не был атеистом».

 «Нельзя читать Евангелие, не чувствуя действительного присутствия Иисуса, Его Личность пульсирует в каждом слове».

 «Правда, я иудей, но лучезарный опыт Иисуса Назорея произвел на меня потрясающее впечатление. Никто так не выражался, как Он. Действительно, есть только одно место на земле, где мы не видим тени, и эта Личность — Иисус Христос. В Нем Бог открылся нам в самом ясном и понятном образе. Его я почитаю».

 Уильям Шекспир, великий драматург.

 «Я вручил мою душу в руки Бога, моего Создателя, и абсолютно непоколебимо верю в Иисуса Христа, моего Спасителя».

 Александр Пушкин

 «Есть Книга, в которой каждое слово истолковано, объяснено, проповедано во всех концах земли, применено ко всевозможным обстоятельствам жизни и происшествиям мира; из которой нельзя повторить ни единого выражения, которого не знали бы наизусть, которое не было бы уже пословицей народов.

 Книга сия называется Евангелием — и такова её вечно новая прелесть, что если мы, пресыщенные миром или удручённые унынием, случайно откроем её, то уже не в силах противиться её сладостному влечению».

 «Я думаю, что мы никогда не дадим народу ничего лучше Писания… Его вкус становится понятным, когда начинаешь читать Писание, потому что в нем находишь всю человеческую жизнь. Религия создала искусство и литературу; все, что было великого в самой глубокой древности, все находится в зависимости от этого религиозного чувства, присущего человеку так же, как и идея красоты вместе с идеей добра… Поэзия Библии особенно доступна для чистого воображения. Мои дети будут читать вместе со мною Библию в подлиннике… Библия — всемирна».

 Блез Паскаль, французский математик, писатель, ученый.

 «Евангелие даёт человеку утешение, в каком бы положении и в каких бы условиях он не находился. Христос притягивает к Себе всё человечество… Без учения Христа у человека будут пороки и бедствия, заблуждения, мрак, отчаяния, смерть. Исполняя учение Христа, люди могут освобождаться от этого. Во Христе — вся наша добродетель и блаженство. Без учения Христа люди заели бы друг друга, мир сделался бы адом и развратился бы».

 «Только Бог может заполнить вакуум в сердце каждого человека. Ничто из сотворённого человеком этот вакуум заполнить не может. Только Бог, Которого мы познаём через Иисуса Христа, заполняет эту пустоту»

 «Познание Бога без познания своей греховности приводит к гордости. Познание своей греховности без познания Бога приводит к отчаянию. Познание же Иисуса Христа приводит на верный путь, так как в Нём находим мы Бога и свою греховность».

 «Есть только три разряда людей. Одни обрели Бога и служат Ему, люди это разумны и счастливы. Другие не нашли и не ищут Его, эти безумны и несчастливы. Третьи не обрели, но ищут Его, эти люди разумны, но еще несчастливы».

«Земную науку надо понять, чтобы ее полюбить, а Божественную надо полюбить, чтобы понять ее».

 Николай Гоголь

 «Владеем сокровищем, которому цены нет, и не только не заботимся о том, чтобы это почувствовать, но не знаем даже, где положили его. У хозяина спрашивают показать лучшую вещь в его доме, и сам хозяин не знает, где лежит она. Эта Церковь, которая, как целомудренная дева, сохранилась одна только от времен апостольских, в непорочной первоначальной чистоте своей, эта Церковь, которая вся с своими глубокими догматами и малейшими обрядами наружными как бы снесена прямо с Неба для русского народа, которая одна в силах разрешить все узлы недоумения и вопросы наши, которая может произвести неслыханное чудо в виду всей Европы, заставив у нас всякое сословье, званье и должность войти в их законные границы и пределы и, не изменив ничего в государстве, дать силу России изумить весь мир согласной стройностью того же самого организма, которым она доселе пугала, — и эта Церковь наша незнаема! И эту Церковь, созданную для жизни, мы до сих пор не ввели в нашу жизнь!»

 «Не будьте мёртвыми душами, но живыми. Есть только одна дверь к жизни, и эта дверь — Иисус Христос»

  Макс Планк, немецкий физик-теоретик, основатель квантовой механики.

  «Куда бы мы ни обращали наши взоры, каким бы ни был предмет нашего наблюдения, мы нигде не находим противоречия между наукой и религией. Мы, скорее, констатируем их абсолютную гармонию в основных пунктах, особенно в области естествознания. Как религия, так и наука, в конечном результате, ищут истину и приходят к исповеданию Бога».

  Федор Достоевский

 «…Мерзавцы дразнили меня необразованною и ретроградною верою в Бога. Этим олухам и не снилось такой силы отрицание Бога, какое положено в Инквизиторе и в предшествовавшей главе, которому ответом служит весь роман. Не как дурак же, фанатик, я верую в Бога. И эти хотели меня учить и смеялись над моим неразвитием. Да их глупой природе и не снилось такой силы отрицание, которое перешел я. Им ли меня учить.»

 «Христианство есть единственное убежище Русской земли от всех ее зол».

 Луи Пастер, французский микробиолог и химик, основатель современной микробиологии и иммунологии.

 «Я мыслил и изучал, потому и стал верующим, подобно бретонскому крестьянину. А если бы я еще более размышлял и занимался науками, то сделался бы таким верующим, как бретонская крестьянка».

 «Потомки в один прекрасный день от души посмеются над глупостью современных нам учёных-материалистов. Чем больше я изучаю природу, тем более изумляюсь неподражаемым делам Создателя».

 Николай Пирогов

 «Я не могу слышать без отвращения ни малейшего намека об отсутствии творческого плана и творческой целесообразности в мироздании, а посему существование Верховного Разума, а следовательно и Верховной Творческой Воли, я считаю необходимым и неминуемым роковым требованием моего собственного разума. Так, если бы я и хотел теперь не признавать существование Бога, то не мог бы этого сделать, не сойдя с ума».

 Карл Линней, шведский испытатель, создатель системы классификации животного и растительного мира.

 «Вечный, беспредельный, всеведущий и всемогущий Бог прошел мимо меня. Я не видел Его лицом к лицу, но отблеск Божества наполнил мою душу безмолвным удивлением. Я видел след Божий в Его творении; и везде, даже в самых мелких и незаметных Его произведениях, что за сила, что за мудрость, что за неизреченное совершенство! Я наблюдал, как одушевленные существа, стоя на высшей ступени, связаны с царством растений, а растения, в свою очередь, с минералами, которые находятся в недрах земного шара, и как сам шар земной тяготеет к солнцу и в неизменном порядке обращается вокруг него, получая от него жизнь».

 Лев Толстой

 «На протяжении тридцати пяти лет моей жизни я был в полном смысле слова нигилистом, не то, чтобы специалистом-революционером, но не верящим ни во что. Но пять лет тому назад ко мне пришла вера. Теперь я верю в доктрину об Иисусе Христе, и вся моя жизнь неожиданно совершенно изменилась… Жизнь и смерть перестали быть для меня злом, вместо безнадёжности и отчаяния, я теперь ощущаю радость и счастье, которых не сможет отнять у меня даже смерть».

 Исаак Ньютон, ученый, физик, математик.

 «Небесный Владыка управляет всем миром как Властитель вселенной. Мы удивляемся Ему по причине Его совершенства, почитаем Его и преклоняемся перед Ним по причине Его беспредельной власти. Из слепой физической необходимости, которая всегда и везде одинакова, не могло бы произойти никакого разнообразия; и все соответственное месту и времени разнообразно сотворенных предметов, что и составляет строй и жизнь вселенной, могло произойти только по мысли и воле Существа самобытного, Которое я называю Господом Богом».

 Александр Герцен

 «Евангелие я читал много и с любовью, по-славянски и в лютеровском переводе. Я читал без всякого руководства, не все понимал, но чувствовал искреннее и глубокое уважение к читаемому. В первой молодости моей я часто увлекался вольтерианизмом, любил иронию и насмешку, но не помню, чтоб когда-нибудь я взял в руки Евангелие с холодным чувством; во все возрасты, при разных событиях я возвращался к чтению Евангелия и всякий раз его содержание низводило мир и кротость на душу».

 Наполеон Бонапарт, французский государственный деятель, полководец.

 «Александр Македонский, Август Кесарь, Карл Великий и я сам основали громадные империи. А на какой основе состоялись эти создания наших гениальностей? На основе насилия. Один лишь Иисус Христос основал Свою империю любовью… И будьте уверены, что все они были настоящими людьми, но никто из них не был подобен Ему; Иисус Христос больше, чем человек… На расстоянии тысячи восьмисот лет Иисус Христос предъявляет трудное для выполнения требование, превосходящее все другие требования. Он просит человеческого сердца».

 Виссарион Белинский

  «Есть Книга, в которой сказано всё, всё решено, после которой ни в чём нет сомнения, Книга бессмертная, святая, Книга вечной истины, вечной жизни — Евангелие. Весь прогресс человечества, все успехи в науках, философия, заключаются только в большом проникновении в таинственную глубину этой Божественной Книги. Основание Евангелия — откровение истины посредством любви и благодати».

 Федор Тютчев

 Когда пробьет последний час природы,

Состав частей разрушится земных:

Все зримое опять покроют воды,

И Божий Лик изобразится в них!

 Конрад Аденауэр, первый канцлер ФРГ.

 «Если Христос не жив сегодня, тогда у мира нет вообще никакой надежды. Только факт воскресения дает надежду на будущее».

 Авраам Линкольн, президент США.

 «Я часто преклонял мои колени пред Богом, побуждаемый сильным убеждением, что ни к кому другому я не могу обратиться в моей нужде».

 «Я верю, что Библия — наилучший дар Божий человеку. Всё прекрасное от Спасителя мира передаётся нам через эту Книгу».

 Владимир Соловьев

 «Во всяком сомнительном случае, если только осталась возможность опомниться и подумать, вспомните о Христе, представьте Его себе живым, каков Он и есть, и возложите на Него всё бремя ваших сомнений».

 Тарас Шевченко

 «Сейчас моё единственное утешение — это Евангелие. Я читаю его ежедневно, ежечасно».

 Иоганн Гете, немецкий мыслитель, поэт.

 «Пусть мир прогрессирует и развивается, сколько ему угодно, пусть все отрасли человеческого исследования и знания раскрываются до высшей степени, ничто не может заменить Библию, она — основа всякого образования и всякого развития!»

 «Человеческий ум может разрастись сколь угодно, но выше величия и нравственной культуры христианства, как они отражены в Евангелиях, он не пойдёт… Я считаю все четыре Евангелия, безусловно, истинными, ибо в них проявляется отблеск величия личности Христа и в такой форме, в какой только Божество могло явит Себя на земле… Если меня спрашивают, согласна ли моя натура оказать Ему благоговейное поклонение, я отвечаю: безусловно. Я поклоняюсь Ему, как откровению высшего принципа нравственности».

 Анна Ахматова

 Распятие

 Хор ангелов великий час восславил,

И небеса расплавились в огне.

Отцу сказал: «Почто Меня оставил!»

А Матери: «О, не рыдай Мене…»

 

Магдалина билась и рыдала,

Ученик любимый каменел,

А туда, где молча Мать стояла,

Так никто взглянуть и не посмел.

 Николай Коперник, польский астроном, создатель гелиоцентрической системы мира.

 «Переплетенная терпением, моя жизнь была одной радостью. Хотя перед величием Божиим я должен сознаться: Вседержитель! Мы не постигаем Его. Он велик силою, судом и полнотою правосудия, но мне казалось, что я иду по следам Бога. Чувствую, недалеко и моя смерть, но это меня не пугает. Всемогущий Бог найдет для моего духа иную форму бытия, поведет меня дорогой вечности, как ведет блуждающую звезду через мрак бесконечности. Я спорил с людьми за правду, но с Богом — никогда, спокойно ожидая конца отмеренного мне времени».

 Джордж Байрон, английский поэт.

 «Если Человек может быть Богом и, если Бог может быть Человеком, то Иисус Христос был и Тем и Другим».

 Михаил Ломоносов

 «Природа есть в некотором смысле Евангелие, благовествующее громко творческую силу, премудрость и величие Бога. И не только небеса, но и недра земли проповедуют славу Божию».

 Чарльз Диккенс, английский писатель и мыслитель.

 «Я предал душу свою на милость Божию во Христе Спасителе».

 Чарльз Дарвин, ученый, основатель теории эволюции.

 «Я никогда не был атеистом в смысле отрицания существования Творца».

 «В первую клетку жизнь должна была быть вдохнута Творцом».

 «Мир покоится на закономерностях и в своих проявлениях представляется, как продукт разума — это указание на его Творца».

 Иммануил Кант, философ.

 «Существование Библии является наибольшим, наивысшим благословением, какое только человечество когда-либо испытало».

 «Все книги, которые я читал, не дали мне того утешения, которое мне дало Слово Божее: «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мною». (Пс.22:4)»

 Роберт Бойль, ученый, химик.

 «В сравнении с Библией всё человеческие книги являются малыми планетами, которые свой свет и блеск получают от Солнца».

 Иоганн Кеплер, ученый, астроном.

 «Велик наш Господь и велика держава Его, И премудрости Его нет конца. Хвалите Его солнце, луна и звёзды, и планеты, — на каком бы языке восхваление не происходило. А также вы, свидетели Его открытых истин, и ты, душа моя, воспевай честь и славу Господу всю твою жизнь».

 Анри Беккерель, французский физик, предвестник открытия радиоактивности.

 «Именно мои работы привели меня к Богу, к вере».

 Галилео Галилей, итальянский физик, математик, астроном, поэт.

 «Священное Писание никогда не может ни лгать, ни ошибаться. Всё, что оно говорит, совершенно непреложно. Как оно, так и природа, созданы божественным Словом: Библия — по внушению Духа Святого, а природа — к исполнению Божественных велений».

Posted: 22/10/2011 - 1 comment(s) [ Comment ] - 5 trackback(s) [ Trackback ]
Category: поэзия

 

Вы, кто в дебри ушли дремучие

Без меча, с одним крестом,alt

И воздвигли храмы могучие
Только веры своей огнем.
Вы, Святой Руси созидатели
И за правду ее борцы,
Перед Богом в ней предстатели,
Ее Церкви земные отцы.
Вы, горевшие чистым пламенем
В тесноте суровых веков,
Поднимитесь пресветлым знаменем
Над печалью своих лесов!
Потеряв родные обители
Мы бредем в поту и пыли...
Помолитесь о нас, святители,
Подвижники Русской земли!
   
- Любовь Глухова

Posted: 22/10/2011 - 2 comment(s) [ Comment ] - 5 trackback(s) [ Trackback ]
Category: слово пастыря

«Мы носим имена святых, которые прожили жизнь и осуществили на земле своё призвание; мы им посвящены, как храмы посвящаются тому или другому святому; и мы должны вдумываться и в значение его имени, и в ту личность святого, которая нам доступна из его жития. Потому что он не только является нашим молитвенником, заступником и защитником, но в какой-то мере и образом того, чем мы могли бы быть. Повторить ничью жизнь нельзя; но научиться от жизни одного или другого человека, святого или даже грешника, жить более достойно себя и более достойно Бога – можно.»

 

Антоний, митрополит Сурожский

Posted: 22/10/2011 - 1 comment(s) [ Comment ] - 1 trackback(s) [ Trackback ]
Category: Цитаты

Дорожи временем. Оно дороже золота: им покупается вечность.Не теряй ни одной минуты, чтобы не купить на нее что-нибудь для вечности. Лови минуты, чтобы уловить годы и не упустить всей жизни.

 

Кирилл, епископ Мелитопольский

Posted: 18/10/2011 - 1 comment(s) [ Comment ] - 3 trackback(s) [ Trackback ]
Category: Новомученики

 

Они шли умирать за веру и святой крест

Новомученики Дерновы они шли умирать за веру и святой крест

Автор: Людмила Пахомова

В феврале 1918 года в Елабуге были расстреляны красногвардейцами протоиерей Павел Дернов и трое его сыновей – Борис, Григорий и Семен, старшему из которых было 20 лет, а младшему едва исполнилось 17. В то смутное, ожесточенное время город не раз переходил в руки то красных, то белых, и крови как с той, так и с другой стороны было пролито немало. Однако гибель отца Павла с сыновьями в этой чреде жертв революции всегда стояла особняком. Никаких документов – допросов, приговоров – не сохранилось. Скорее всего, их просто не было.

Отец с детьми были расстреляны по указанию Ефима Колчина, руководителя прибывшего из Сарапула карательного отряда. Расстреляны без всякого суда и следствия. И вот что странно: их смерть с самого начала не давала покоя большевикам. Позднее отец Павел с сыновьями были причислены к «организаторам мятежа» против красных, и это утверждение прочно закрепилось в революционной «летописи» города. Последнее подобное упоминание о них можно было прочесть в книге «Над шишкинским бором рассвет», опубликованной в Татарском книжном издательстве в 1989 году. Между тем к этому году прошло уже восемь лет с того времени, как протоиерей Павел Дернов и его сыновья были прославлены в лике святых новомучеников Русской Православной Церковью За рубежом. А за много лет до этого, в 1918 году, примерно через месяц после гибели семьи Дерновых, патриарх Тихон совершил заупокойную литургию по новым священномученикам и мученикам, среди которых поминались протоиерей Павел и чада его.

Что же в действительности послужило причиной их мученической гибели? Самое полное и достоверное свидетельство об этом оставила единственная дочь отца Павла Варвара, написавшая в 1976 году воспоминания «Об отце и братьях».

Семья Дерновых. Фото из архива А.С. Филипповой
Семья Дерновых. Фото из архива А.С. Филипповой

Обратимся к этим воспоминаниям, раскрывающим трагические страницы истории.

«В начале 1918 года в Киеве был убит митрополит Владимир. Кто он был и за что его убили, я не знаю, имя его запомнила потому, что потом оно произносилось на всех заупокойных ектениях рядом с именами моего отца и братьев. И патриарх Тихон анафематствовал большевиков. Это был ответ на убийство митрополита Владимира. Анафематствуя большевиков, Тихон приказал прочесть его “буллу” на торжественном служении в храме (у нас читали в соборе) и потом совершить крестный ход. На столь торжественном служении следовало произнести проповедь. Кто же ее произнесет? Отец Павел Дернов! Известный всему городу оратор, человек, владеющий даром слова. Это было решение елабужского духовенства, которое и обратилось к папе с просьбой или предложением сказать эту проповедь, и папа согласился. Я думаю, что он хорошо понимал, на что идет…

Анна Аркадьевна Дернова. Фото из архива А.С. Филипповой
Анна Аркадьевна Дернова. Фото из архива А.С. Филипповой

Хорошо помню бурный разговор между папой и мамой вечером. Говорила очень взволнованно мама: “Что ты делаешь, у тебя дети!” Надо сказать, что я никогда не слышала никаких размолвок между родителями. Либо они уж очень любили друг друга, либо отец обладал такой кротостью и в такой степени, что никогда слова спора, столкновения в нашей семье между родителями не случалось. И это был единственный бурный разговор, который я слышала и хорошо помню. Что отвечал отец, я не знаю. Он уже решил для себя, принял на себя это обязательство. И вероятно, не сомневался, что последует расплата.

И вот состоялось это торжественное служение в соборе. Отец вышел на амвон говорить проповедь. Было это 10 или 11 февраля старого стиля 1918 года. Говорил он вот о чем – я помню только драматический сюжет и не помню ни одного имени: ни императора, ни временщика. В Константинополе при каком-то императоре был временщик, который забрал всю власть в стране, и император поступал так, как ему подсказывал временщик. А тот совершал одно зло за другим, все именем императора, и не было от него пощады несогласным с ним. Люди, попавшие в немилость к временщику, могли спастись только у алтаря храма, так как в Византии существовал древний обычай, что даже преступник, нашедший убежище в храме, получал защиту, и его нельзя было казнить. Надменный злодей временщик стал добиваться у императора отмены древнего обычая. И… добился! После того не было уже никакой преграды его своеволию и его злодеяниям. И в гордости своей он посягнул на то, что оскорбил императрицу. Она пала в ноги императору и просила защиты. Только тогда из уст ее узнал император о злых делах, которые творились его именем, и приказал схватить временщика и казнить его. А тот бежал и укрылся в храме, припав к алтарю. Однако это уже не могло спасти преступника: он сам позаботился о том, чтобы перестал действовать древний закон христианского милосердия. Но тут вышел сам Константинопольский патриарх и заступил дорогу посланным схватить преступника. И тем утвердил неприкосновенность Божиего храма.

Я думаю, что отец был отличный рассказчик. Проповеди, нравоучения, выводов не было, был только рассказ о драматических столкновениях, связанных с неприкосновенностью храма. И потому я помню этот рассказ почти 60 лет, и никогда забыть его нельзя…

И вот вечером 12 февраля, довольно поздно, раздался звонок. Это пришли директор реального училища Пантелеймон Александрович Вербицкий и его жена… Волнуясь, они сказали, что пришла Красная гвардия. А несколькими часами позднее – мы еще не спали, но я уже лежала в кроватке, – был снова звонок. Известие, которое и пугало, и было тем, что ожидали: обыск. Я помню, как папа за стеной моей детской прошел в свой кабинет. Почему-то я поняла, что он идет молиться. Мне надо было встать и пойти к нему. И зачем я не встала? А я ждала, когда он пойдет обратно. И этого не услышала. Наверное, он спустился из залы по парадной лестнице и вышел. Потом я слышала, как шумно и возбужденно собирались мальчики и как мама сказала что-то вроде: мальчики, вы потише или поосторожнее. И больше мы их живыми не видели и не слышали…

Павел Александрович Дернов. Фото из архива А.С. Филипповой
Павел Александрович Дернов. Фото из архива А.С. Филипповой

Не могу вспомнить, как скоро, но стало известно, что папа расстрелян на Тойме у Моралевской мельницы. А мальчики сидят в каком-то комитете. Словом, к вечеру тело папы было привезено, обмыто, облачено в священнические одежды и положено на стол. Есть предположение, что его не расстреляли, а закололи штыками. Во всяком случае, у него была одна огнестрельная рана на лице навылет со щеки на щеку. То ли удостоверялись, жив или умер, то ли добивали. А когда через несколько дней после похорон маме сказали, что можно съездить на Моралевскую мельницу, то оказалось, что на льду Тоймы громадное кровавое пятно. Мама зачерпнула этого кровавого снега. Помню, как его везла. Хозяин мельницы Моралев убеждал маму, что он все видел и что когда отца привезли, то он просил дать ему возможность исповедаться. Правда это или фантазия Моралева, я не знаю, но на отца это похоже. Он и перед такой смертью хотел, чтобы ему отпустили грехи, согласно его нерушимой вере…

Когда моим братьям сказали о смерти отца, они повели себя так, как и должны были вести все нормальные люди. Вероятно, они кричали и обвиняли. И что еще они могли и должны были говорить и кричать в это время и в этот момент?!

Как это было, никто и никогда не узнает. Но братьев сейчас же среди бела дня вывели и повели на расстрел. Вели к спуску на дамбу и потом по дамбе, и все это видели. Они что-то кричали для передачи маме, что-то вроде того, что они идут умирать за веру и святой крест. Есть множество свидетелей этого смертного пути моих братьев. Они еще помнят эти трагические, страшные и, может быть, героические слова. Братья, во всяком случае, думали, что именно так надо идти умирать. И я думаю, что именно так и никак иначе.

Их расстреливали, по-видимому, спешно: пришлось добивать. У Бори было избито лицо, его добивали по голове. У Гриши было что-то страшное: его застрелили разрывной пулей в затылок и разлохматили весь низ лица, челюсть, язык. Он в гробу лежал с толстой повязкой на лице. Говорят, что Сеня в последний миг испытал ужас смерти, ему за неделю до того исполнилось 17 лет. Его тоже убивали разрывной пулей, но она развернула ему ногу. Лицо его было единственное из всех четверых цело и спокойно. Есть фотография их четверых на столе. Отец с закрытым воздухом лицом – так хоронят духовных. Лица трех братьев видны ясно и отчетливо.

Во время войны, когда боялись, что немцы ворвутся в Ленинград, одна скверная баба, которой мама почему-то доверяла, сказала, что маме нечего бояться, надо только показать немцам эту фотографию. А мама ответила: “А потом что? А что бы сказал Павел Александрович? ” И мы знаем, что бы он сказал! Он проклял бы нас, встав из гроба!

Но я должна еще рассказать, как маме сообщили о том, что мальчики убиты. Мы все уже знали, но сказать ей никто не мог решиться.

Дом Дерновых в Елабуге (вторая половина ХХ в.). Фото из архива А.С. Филипповой
Дом Дерновых в Елабуге (вторая половина ХХ в.). Фото из архива А.С. Филипповой

Мама сидела на стуле в той самой большой столовой, о которой я уже говорила. Все эти дни у нас в доме было множество народа, а тут ее окружали учительницы из гимназии, воспитательницы из епархиального училища, кто-то из монастыря. Множество народа. И в дверь с лесенки, из маленькой прихожей, именно там, где я в последний раз слышала папины шаги, вошел дедушка Аркадий Иванович. Он держал перед собой руки, как-то полусогнутые, с полусжатыми кулаками. И мама сразу закричала что-то вроде: “Убиты?” И дедушка сказал: “Да, Анюта, расстреляны!” А мама воскликнула: “Да будет воля Твоя!”

Я рассказала в основном все. Могила их цела. Хотя кладбище давно закрыто. Они захоронены в кирпичном склепе. Недавно через бывшее кладбище прошла какая-то траншея. Этих могил, к счастью, она не затронула. Но все равно никто не лег рядом с ними и не ляжет больше.

Они были обречены. Мальчики после смерти отца непременно попали бы в Белую армию. И непременно омочили бы руки в крови. А может быть, потеряли бы человеческое, духовное, стали убийцами.

Они умерли чистыми. Мир их праху!»

Тяжело и горько читать эти строки. Но такова была Божия воля, чтобы именно в Елабуге, которая в то время входила в Вятскую епархию, появились первые новомученики Вятской земли.

Первое упоминание о них сделал в 1999 году в книге «Живые иконы» член комиссии по канонизации святых Вятской епархии А.В. Маркелов. А с 2002 года по благословению митрополита Вятского и Слободского Хрисанфа комиссия приступила к сбору сведений о жизни и гибели протоиерея Павла Дернова. В 2008 году, к 90-летию мученической кончины отца Павла и его сыновей, А.В. Маркелов выпустил брошюру «Первые новомученики Вятской земли», в которой он написал: «Вывести работу на новый этап помогло пришедшее в Вятку письмо Д.С. Дернова, внука отца Павла. Дмитрий Сергеевич просил владыку Хрисанфа рассмотреть вопрос о прославлении отца Павла.

Сбор материалов шел непросто. В то же время было известно, что еще в 1981 году отец Павел с чадами был прославлен Русской Православной Церковью За границей в Соборе новомучеников и исповедников Российских».

1 июня 2007 года на сайте Казанской духовной семинарии появилось следующее сообщение: «17 мая этого года состоялось подписание Акта о каноническом общении между Русской Православной Церковью (РПЦ) и Русской Православной Церковью За границей (РПЦЗ). Благодаря этому важнейшему событию стало возможным признание и включение в месяцеслов Казанской епархии святых новомучеников, пострадавших в Казанском крае в годы гонений безбожной советской власти и канонизированных РПЦЗ в 1981 году, но которые еще не были прославлены Русской Православной Церковью».

После того как в конце 1920-х годов Анна Аркадьевна Дернова с дочерью Варварой и сыном Сергеем переехали в Ленинград, никто из родственников не был в Елабуге. И только в 2008 году по приглашению Елабужского государственного музея-заповедника в городе впервые побывала внучка отца Павла Анна Сергеевна Филиппова. Она приехала в надежде отыскать на разоренном Троицком кладбище могилу родных. И ей, действительно, указали место захоронения, на которое несколько верующих женщин приходили молиться. Однако позднее выяснилось, что могила новомучеников находится не там.

В семейном архиве жившей с дочерьми в Алма-Ате В.П. Дерновой удалось отыскать ее переписку с неким Иваном Кощеевым. Его юность прошла в Елабуге, откуда он впоследствии уехал в Москву. Но о родине всегда скучал и постоянно приезжал в Елабугу. Он-то и прислал Варваре Павловне схему расположения могилы, где ориентиром служил вход в некогда самую красивую, но разрушенную Троицкую церковь. Установить место захоронения помогли сотрудники музея-заповедника.

В очередной приезд в августе этого года Анна Сергеевна заказала надгробный памятник, а через месяц вновь приехала на его открытие. Символично, что этот день, 30 сентября, совпал с днем памяти Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, а также с попразднством Воздвижения Креста Господня.

На открытие надгробного памятника приехали из Вятки А.В. Маркелов и настоятель Свято-Троицкого собора г. Уржума священник Андрей Лебедев, пришли прихожане елабужских храмов, сотрудники музея-заповедника во главе с генеральным директором Г.Р. Руденко. Выступая перед собравшимися, Гульзада Ракиповна Руденко назвала знаменательное событие продолжением долгого пути покаяния. Она рассказала о том, как усилиями сотрудников музея-заповедника и городских властей удалось установить ограждение вокруг сохранившейся части кладбища, не затронутой современной застройкой; расчистить руины Троицкой церкви, над которой долгие годы возвышался земляной холм; установить и разложить найденные в самых разных местах надгробные памятники и плиты. На Троицком кладбище, сказала она, захоронены целые купеческие династии, чьими стараниями созидались архитектурные красоты Елабуги, возводились храмы и многочисленные учебные заведения.

Низкий поклон за память от всех потомков Дерновых – внуков, правнуков и праправнуков – передала Анна Сергеевна Филиппова. Со словами особой благодарности она обратилась к сотрудникам музея-заповедника, сказав, что без их помощи, сочувствия и поддержки они ничего не смогли бы сделать.

«Отец Павел Дернов служил в вашем городе всю жизнь, – рассказал А.В. Маркелов. – Казалось бы, внешне это был достаточно простой священник. В отличие от своего старшего брата Александра Дернова, который являлся настоятелем Петропавловского собора в Санкт-Петербурге, протопресвитером придворного духовенства, членом Священного Синода. Но именно отцу Павлу и его сыновьям суждено было совершить этот духовный подвиг, который и для нас может служить примером того, как нужно жить и умирать».

Под молитвенные песнопения настоятель елабужского прихода во имя Святой Троицы отец Геннадий Колесников совершил заупокойную литию по

новомученикам протоиерею Павлу и чадам его Борису, Григорию и Симеону. К надгробному камню были возложены живые цветы.

В тот же вечер в здании бывшей женской гимназии, где отец Павел много лет был законоучителем и настоятелем Рождественско-Богородицкой церкви, на заседании Елабужского краеведческого центра прошла встреча с А.С. Филипповой и А.В. Маркеловым, который рассказал о работе над изданием «Первые новомученики Вятской земли». А.С. Филиппова поделилась воспоминаниями о своей бабушке Анне Аркадьевне и тете Варваре Павловне Дерновых, рассказала, как было найдено захоронение, показала фотографии из семейного альбома, многие из которых были сделаны в дореволюционной Елабуге. Священник Андрей Лебедев говорил о необходимости дальнейшего изучения жизни и деятельности отца Павла Дернова, который был не только истинным пастырем, но и замечательным педагогом, писателем, историком, общественным деятелем и врачом-гомеопатом.

Есть события, чьи значение и смысл осознаются не сразу, а становятся понятными только со временем. Елабуга открыла и заново обрела для себя сразу четверых замечательных граждан, подвижников веры и совести. Поминая на богослужениях священномученика Павла Дернова, архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий называет его Павлом Елабужским. А в двух местных храмах уже есть его иконы.

 
***
Posted: 18/10/2011 - 3 comment(s) [ Comment ] - 2 trackback(s) [ Trackback ]
Category: поэзия

***

 

Шагну безмолвно к алтарю.

- «Зачем пришла?» – меня Он спросит.

- Дай Бог, и мне, и сентябрю

Другую, солнечную осень!

 

- Бери! И наслаждайся всласть

Всем тем, что есть на этом свете.

Листва не может не упасть,

И перестать быть ветром ветер.

 

Чтоб мир не ввергнуть в пустоту,

Не веря в свет иллюминаций,

И солнце на своём посту

От гроз устало отбиваться.

 

Прими тоску, что жжёт виски,

И красит волос цветом пепла,

Без огорчений, по-людски.

Душа не умирает. Крепнет.

 

Фальшь и парадов, и побед

Так изощрённа на распутье..

Остынет пыл кровавых лет,

Не понимая главной сути:

 

Среди содеянных невзгод,

Что сотворили сами люди,

Не осень, худшей из погод,

А безнадёга  души студит".

 

Людмила Линдтроп

Posted: 18/10/2011 - 4 comment(s) [ Comment ] - 4 trackback(s) [ Trackback ]
Category: поэзия

Тихо в чаще можжевеля по обрыву.

Осень, рыжая кобыла, чешет гривы.

 

Над речным покровом берегов

Слышен синий лязг ее подков.

 

Схимник-ветер шагом осторожным

Мнет листву по выступам дорожным

 

И целует на рябиновом кусту

Язвы красные незримому Христу.

 

Сергей Есенин

Posted: 16/10/2011 - 4 comment(s) [ Comment ] - 4 trackback(s) [ Trackback ]
Category: слово пастыря

"...Любовь к Богу – не просто какое-то абстрактное чувство. Любовь к Богу должна выражаться в том, чтобы мы всегда относились к Нему с доверием, чтобы мы обращались к Нему в молитве, надеясь получить просимое, но  ничего не требуя. В нашем отношении к Богу должна преобладать мысль о том, что воля Божия важнее нашей человеческой воли, что Господь часто лучше нас самих знает, что нам потребно, что Он любит каждого из нас больше, чем мы любим сами себя. Если мы так научимся строить свою жизнь, то все остальные заповеди приложатся, и уже не надо будет думать, какая из них больше, а какая меньше. Как говорил блаженный Августин: «Возлюби Бога и делай что хочешь». Это значит, что если человек по-настоящему любит Бога, то все остальное приложится, все остальные заповеди он, так или иначе, будет соблюдать, ему не надо будет думать об этом, это естественным образом приложится к его доброму христианскому образу жизни...."

 

Митрополит Иларион Алфеев

 

Posted: 16/10/2011 - 3 comment(s) [ Comment ] - 4 trackback(s) [ Trackback ]
Category: слово пастыря

"...Именно любовь Божия, укорененность в исполнении Божественных заповедей дает людям возможность и силы носить тяготы друг друга – не воспринимать друг друга как отдельных индивидуумов, не стремиться все взять в свои руки и ничего не отдать другому, а жить так, чтобы радость другого становилась моей радостью, скорбь другого становилась моей скорбью, и чтобы свою жизнь и интересы не отделялись от интересов и жизни других людей. У каждого из нас есть свои интересы, свои заботы, но мы должны помнить о том, что мы находимся в одном корабле: если корабль потонет, то мы все утонем, а если он доплывет до цели –  все доплывем до цели. А иначе и быть не может. Не может быть так, чтобы корабль шел, и одна часть пассажиров достигла цели, а другая – нет. Все мы находимся в едином корабле, который называется Церковью Христовой..."

 

Митрополит Иларион (Алфеев)

Posted: 14/10/2011 - 0 comment(s) [ Comment ] - 4 trackback(s) [ Trackback ]
Category: Святые места
Свято-Покровский монастырь в Киеве  

alt

alt

Свято-Покровский монастырь

alt

Великая княгиня Александра Петровна

alt

alt

Великая княгиня Александра Петровна

 

История Свято-Покровского монастыря в Киеве величественна и трагична. В годы воинствующего атеизма он разделил судьбу тысяч других подобных учреждений, когда после нескольких десятилетий активного строительства и расцвета был в одночасье осквернен, разграблен и затем предан забвению. Правда, в отличие от многих своих собратьев, не был уничтожен полностью. Его строения хотя и пострадали, но все же сохранились до наших дней. Ныне обитель переживает свое второе рождение…
В Свято-Покровском женском общежительном монастыре время от времени служат панихиды по великой княгине Александре Петровне. Ее родственные связи восходят к российским самодержцам Петру I, Петру III, Екатерине II, Павлу I… Заслужила же княгиня Александра Петровна почитание и славу на всю империю благотворительной деятельностью и в частности — основанием в Киеве Покровского монастыря.
В 1856 году, в неполные 18 лет, принцесса Александра-Фредерика-Вильгельмина вышла замуж за великого князя Николая Николаевича, брата Александра II, прозванного в народе за избавление от крепостнического гнета Освободителем. Всю свою жизнь Александра Петровна активно занималась благотворительностью. Она основала в Санкт-Петербурге Покровскую общину сестер милосердия, семнадцать лет кряду была председателем Общества детских приютов, в которых содержалось около 5 тысяч сирот. Как это часто бывает с людьми, заслуживающими лучшей участи, судьба нанесла княгине тяжкий удар. Однажды, когда Ее Высочество проезжала по городу, лошади понесли. В результате падения с кареты на брусчатку Александра Петровна серьезно повредила позвоночник. Холодный и сырой климат северной столицы оказался вредным для больной, и в 1881 году она решила переехать в Киев, хотя в Алупке имела собственный дворец.
С разрешения недавно вступившего на престол Александра III великая княгиня поселилась в царском дворце города Киева (ныне — Мариинский). Затем длительное время Александра Петровна жила в доме графини Колонна-Чосновской на Липках, на Виноградной улице (теперь — улица академика Богомольца). Больная была парализована и могла передвигаться только в инвалидной коляске.
Набожная и милосердная великая княгиня, как видим, не избалованная судьбой, задумала основать на ближайшей окраине Киева — Лукьяновке — обширную монашескую обитель с устройством множества благотворительных заведений. Основным предназначением монастыря, по воле княгини, было предоставление приюта бедным женщинам, желавшим посвятить себя Церкви и ближним. За 50 тысяч рублей (сумма достаточно большая) Александра Петровна выкупила у города два смежных участка незастроенной земли. Проект будущих церковных, жилых, больничных и хозяйственных зданий составил известный и весьма талантливый архитектор Владимир Николаевич Николаев.
Построенная в 1893 году бесплатная амбулаторная лечебница для неимущих по своим размерам, удобству и оснащенности не имела равных во всей империи. Здесь без всякой тесноты принимали до 500 больных в день. Первые "фотографии лучами Рентгена" были сделаны в Покровском монастыре уже спустя год после их открытия. Благодаря высокой квалификации врачей смертность при операциях составляла не более 4%. В статистических сборниках такой процент "удачных исходов" воспринимался как что-то сверхъестественное. Такому результату способствовал хороший уход за больными (его обеспечивали более 100 человек младшего медицинского персонала) и калорийное питание. Вот, например, чем кормили больных 30 апреля 1896 года: завтрак — чай с булкой, молоко, масло, яйца; обед — зеленый борщ, жаркое, компот; ужин — суп и тушеное мясо с картошкой. По назначению врача пациенты дополнительно получали сырые яйца, вино и другие продукты. Средняя продолжительность пребывания людей в лечебнице составляла, согласно статистике, 28 дней. Некоторые находились в больнице от 1 года до 3 лет, то есть до той поры, пока не достигался положительный результат лечения (к примеру, при туберкулезе костей и суставов, остеомиелите).
Двухэтажная аптека (здесь же находились провизорские помещения, где производились в нужном количестве лекарства) бесплатно выдавала медикаменты малоимущим на основе рецептов, выписанных монастырскими врачами. В монастыре был организован приют на 50 коек для слепых и неизлечимо больных, здесь же находились бараки для инфекционных больных...
Сама великая княгиня занимала скромную келью. Как настоятельница она управляла всем хозяйством, расходуя на содержание и расширение монастыря личные средства. Любопытен тот факт, что все расходы Александры Петровны в первые годы существования монастыря тайно контролировались спецслужбами: в архивах сохранились секретные донесения киевскому генерал-губернатору о том, "сколько, кому и куда было направлено средств". Ни одна "комиссия" так и не смогла "придраться". В обители попросту не существовало "черной" бухгалтерии. А расходы были внушительными. Только на текущие потребности монашеской обители княгиня каждый год тратила до 50 тысяч рублей, а на больницу — еще 80 тысяч. Образцовая лечебница, столь необходимая Киеву и губернии, являлась предметом главной заботы Александры Петровны. Ежегодно здесь делали до 300 хирургических операций. Причем абсолютное большинство из них — успешно…
В стенах монастыря великая княгиня смогла, наконец, стать на ноги. Своей исцелительницей она называла чудотворную икону Почаевской Божией Матери, которой преданно молилась, прося об избавлении от болезни. В благодарность за милость княгиня сама ухаживала за больными — мыла лежачих, часто была при них сиделкой и в определенный период сама поселилась в больничной палате, присутствовала на операциях, при необходимости даже ассистировала хирургам.
В 1894 году Синод принял решение: к процветающему Покровскому монастырю приписать Межигорский монастырь, пребывавший в полном упадке. Хотя захиревшая Межигорская обитель и была в некотором смысле обузой, но, осознавая, что такое решение было Промыслом Божиим, княгиня согласилась. Межигорье, благодаря усилиям царственной инокини, значительно поправило свои дела, обрело второе рождение…
Последние годы жизни великая княгиня и не менее великая инокиня Александра Петровна (Анастасия) посвятила возведению большого числа необходимых монастырской клинике больничных зданий и созданию величественного собора Святого Николая. Этот обширный и величественный храм заложили в 1896 году в присутствии императора Николая II и его супруги Александры Федоровны. Государь лично пожертвовал на строительство 80 тысяч рублей. К 1900 году строение Николаевского собора было готово вчерне, и княгиня-основательница даже успела увидеть наяву очертания его величия. А вскоре началось резкое обострение давней болезни, и страдалица скончалась. Похоронена великая княгиня Александра Петровна в саду монастыря рядом с Покровской церковью. На ее могиле, согласно завещанию усопшей, — скромный деревянный крест…
Хотя обитель была закрыта еще в 1925 году, однако в 1942 году вновь распахнула двери своих храмов и с тех пор уже не закрывалась. После войны здесь силами насельниц был организован госпиталь, а впоследствии — лазарет. В 1981 году на территории монастыря случился грандиозный пожар, после которого втайне от богоборческих властей заново расписали Николаевский собор.
За время существования безбожной советской власти монашеская усадьба значительно уменьшилась: ее потеснили многоэтажные дома, построенные на некогда обширной территории монастыря. В советское время в монастырских корпусах размещались различные учреждения, не имевшие ни малейшего отношения к обители: районные и правоохранительные органы, стоматологическая поликлиника, бюро по ремонту радиотехники, отраслевая больница, и даже… абортарий. Из трех десятков построек, которыми ранее располагал монастырь, в его ведении оставили лишь семь, остальные — либо разрушили, либо передали другим организациям. Сейчас в монастыре проживает около 300 монахинь. Они возвращают к жизни то, что было уничтожено племенем воинствующих безбожников. В последние годы после ремонта здесь открыт храм преподобного Агапита Печерского при монашеской богадельне, первый храм обители — Покровский. Жизнь продолжается…


« Last Page  |  viewing results 11-20 of 70  |  Next Page »
Требуется материальная помощь
овдовевшей матушке и 6 детям.

 Помощь Свято-Троицкому храму