FAQ  -  Terms of Service  -  Contact Us

Search:
Advanced Search
 
Posted: 30/06/2010 - 2 comment(s) [ Comment ] - 1 trackback(s) [ Trackback ]
Category:

 Архимандрит Тихон (Секретарев) - настоятель Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. Обитель расположена в городе Печоры Псковской области. По сути, монастырь - одно из градообразующих предприятий этого небольшого городка. - Отец Тихон, вы не только занимаетесь духовной деятельностью, но и являетесь работодателем для многих людей: монахов, послушников и прочих, кто так или иначе трудится для монастыря или в монастыре. В чем особенность монастыря как места работы? - Господь Адама и Еву призывал возделывать рай и хранить, то есть призывал к труду. Труд над собой, труд, преображающий нашу действительность, окружающий мир. В монастырях издревле сочетались молитва и труд - не только физический, но и интеллектуальный. Там работали и летописцы, и переводчики, и проповедники. И мы не исключение в истории, слава Богу. - Над чем в основном трудятся сейчас в монастыре? - Главный наш труд в обители - это богослужение, интеллектуальный, умственный труд. Второе - чтение, чтобы совершалась молитва. Затем работа над собой. И обитель надо сохранять, и экскурсии проводить, и реставрировать утварь, облачение и так далее. Обеспечение теплом, электроэнергией - это тоже труд. И братия максимально в этом участвует. - Но и без помощи обычных людей не обходится? - Все не охватить. Поэтому появляются люди, которые работают по трудовому договору в монастыре. У нас среди братии есть профессионалы, люди с техническим образованием. Один, например, курирует газовую котельную, но у нас должен быть специалист, который бы занимался электроснабжением. И мы его нанимаем. - Существуют ли какие-то особые требования, которые предъявляются к работникам монастыря? - Я считаю, что в монастыре персонал должен быть высококвалифицированный - раз, высокооплачиваемый - два. И третье, естественно, это должны быть порядочные люди. Слава Богу, труженики наши, с которыми мы общаемся, довольны тем, что они работают в монастыре. - Эти наемные работники обязательно должны быть православными? - Нет. Если он специалист, порядочный человек, но не православный - пожалуйста. В области культурного, человеческого общения, социального служения нет различий. Труд в монастыре подходит под понятие социального служения церкви. У нас нет предубеждений. Но что радует - в конечном счете наши работники становятся христианами. Я не буду переходить на личности, но есть такие свидетельства. Потому что видят в церкви, в монастыре уважительное отношение к труду. В частности, уважительное отношение к женщинам, к людям в возрасте. - А труд братии вы как-то контролируете? - Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй на последнем соборе сказал, что к братии в монастырях нельзя относиться как к рабочей силе. Нет у нас такого отношения. От братии и от себя требую только двух вещей: первое - быть на службе утром и вечером, второе - ходить в трапезную, где мы подкрепляем физические силы и слушаем жития святых. Я не контролирую, как они работают. - А кто контролирует? - Для этого есть эконом. Но и он тоже не все охватывает. - Почему? - Потому что мы доверяем человеку, его совести. И точно так же рабочих мы не контролируем. Можно сделать мониторинг работы того или иного человека, взять часы и посмотреть, как он работает. Но мы не стоим над ним, как работодатель. Мне не нравится это слово. Мы для них в первую очередь пастыри. Человек - это собрат, который стоит рядом лицом ко Христу. Так вот, мы доверяем совести этого человека. Другое дело, если он, например, напился в обители. Тогда увольняем сразу: "Извини, мы доверяли, а ты не оправдал доверие". - Вы увольняли кого-то, можете привести конкретный пример? - Я уже упомянул: водитель, которому мы доверили перевозку детей, за рулем был пьяный, и я его сразу уволил. И никогда больше ему не дам возможности работать, при мне во всяком случае. Он берет на себя ответственность за жизнь, а жизнь вопиет к Богу, он себе вечность закроет этим. Поэтому увольняем. Но еще раз говорю: у нас нет давления на рабочего. У него есть совесть, а мы стараемся по совести оплачивать его труд. У нас довольно высокие зарплаты по сравнению с городскими, и получают их официально, мы платим налоги. - Это значит, что желающих у вас работать много, есть конкурс? - В некоторой степени да. У нас есть банк данных тех, кто желает трудиться, и мы выбираем. Небольшое количество претендентов есть. Например, приходит человек, который хочет работать водителем. Мы берем резюме и говорим: во-первых, у нас место занято, во-вторых, там два, три или четыре прошения уже есть, и мы из них выбираем, кого возьмем на работу, естественно, с испытательным сроком. - У монастыря есть штатное расписание? - Конечно, есть. Мы исходим из того, что нам необходимо сохранять историко-архитектурное наследие. Для этого набираем нужное количество работников. Но еще раз говорю, по большей части трудится братия. - А монахи и иеромонахи есть в штатном расписании? - Нет, конечно, нет. У них другая область. Они должны выслушать пришедшего человека. - Юридически их труд как-то оформлен? Трудовая книжка и зарплата у них, например, есть? - Нет, этого ничего нет. И в этом нет необходимости. Мы пришли сюда трудиться ради Христа, и мы трудимся. Мы обеспечены тем, что нужно - одеждой, жильем, питанием и по необходимости лечением. - А как же быть с пенсией? - Пенсия по старости начисляется, трудовой стаж монастырский не учитывается. Но, с другой стороны, в этом нет необходимости. Человек у нас обеспечен, я не слышал нареканий от наших. - В монастырь можно прийти послушником, потом принять постриг, дальше продвигаться. То есть делать карьеру. Но карьеризм - это, наверное, осуждаемое церковью стремление, сродни гордыне? - Не совсем так. Карьера - это нормально, потому что человек хочет реализовать свои способности. Он идет в семинарию, академию и в Лавре трудится. Он будущий кандидат в епископы, например. Пожалуйста. Но у нас в Псково-Печерском монастыре карьеру не делают. Я ни одного человека не знаю, который бы пришел и заявил: хочу, мол, быть архиереем, например. Я бы сказал: "Ты ошибаешься, тебе нужно пойти в семинарию, академию". Когда нашему монаху предлагают священный сан, он идет к духовнику. Нет препятствий от духовника - он принимает сан. Но это не стремление к карьере. - Вы могли бы пожелать что-то читателям этого материала? - Мы желаем всем читателям преображения души. Желаем, чтобы они обрели истину, к которой стремится дух человеческий, чтобы они были здоровы, чтобы газета была для них интересной, давала им и духовный материал для размышления, и интеллектуальный, и чисто человеческий. Будьте здоровы и Богом хранимы. - Спасибо. Архимандрит Тихон (Алексей Николаевич Секретарев) - наместник Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря с 1995 года. Родился: 24 января 1955 года в Подмосковье в семье священнослужителя. Образование: учился в Ижевском механическом институте, но не окончил его. В Псково-Печерском монастыре с 1976 года.


Интернет-магазин икон "Главикона.ру"

 Помощь Свято-Троицкому храму