FAQ  -  Terms of Service  -  Contact Us

Search:
Advanced Search
 
       

Икона Пантелеймона, житие Святого Пантелеймона (полное). Иконография извода, о чем молится, значение

Икона Святого Великомученика Пантелеймона целителя

 

Если Вас одолеет тяжелая болезнь, то помолитесь иконе Святого Пантелеймона. В свое время он был одним из лучших врачей, но даже сейчас, он не перестает им быть, даруя исцеление всем, кто обращается к нему с искренней молитвой. Его чудотворная сила столь велика, что даже безнадежно больные и представители других конфессий начинают чувствовать себя лучше после молитвы ему.

Оглавление:

  1. Икона Святого Великомученика Пантелеймона целителя из мрамора
  2. Житие Святого Великомученика Пантелеймона целителя. 
  3. Икона Пантелеймона целителя значение для верующих. Иконография
  4. О чем молятся и в чем помогает икона Святого Пантелеймона целителя

 

Житие Святого Великомученика Пантелеймона целителя (Полное). Биография (история жизни)

 Источники, откуда был взят текст про икону Пантелеймона и жизнеописание святого:

https://ikony-glivi.by/ikony/panteleimon

https://ikony-glivi.by/product/panteleimon_starina_1

https://ikony-glivi.by/product/panteleimon_maliy_2

https://ikony-glivi.by/product/panteleimon_maliy_3

Во времена тиранического царствования императора Максимиана, с легкой руки которого начались Великие Гонения на христиан, весь цивилизованный и не очень мир поклонялся идолам. Христианская вера не принималась ни в каком виде, а те немногие, кто осмеливался говорить в открытую о своей вере, умирали как мученики. В те времена, в Вифинии, в городе Никомедия, проживал будущий великомученик Святой Пантелеймон.

Икона Святого Великомученика Пантелеймона для врача. Минск

Родился он в семье богатого и прославленного человека Евстрогия, тогда как его мать звали Еввулой, в последствии причисленную к лику Святых, была страстно предана христианству, после того как узнала о вере от своих родителей. Отец Пантелеймона был верующим язычником, горячо преданным идолопоклонником из-за чего, его отец и мать часто не сходились во взглядах. Свое ребенка они назвали Пантолеон, что означает «Лев во всем, т.к. родители хотели, чтобы он вырос мужественным и сильным. Впоследствии будущий целитель будет крещен как Пантелеймон, что означает «милосердный».

С юных лет Святая Еввула воспитывала свое дитя по христианским обычаям, пытаясь наставить его на путь истинной веры. Она давала ему знание о едином и истинном Боге, живущем на небесах, об Иисусе Христе, что бы Пантолеон мог верить и радовать Господа своими добрыми делами и отвернуться от языческого многобожия. Ребенок следовал советам своей матери и, насколько позволил его возраст, принял их. Но ему было не суждено принять веру в столь малом возрасте, ибо его мать, Святая Еввула, скончалась, когда он был еще ребенком. После ее смерти, ребенок пошел по стопам отца, который начал активно водить его поклоняться идолам.

Позже Пантолеона отправили в языческую гимназию, он прошел там обучение, и был отправлен в медицинскую школу, где был доверен знаменитому на тот момент врачу Евфросину, у которого Пантелеймон постигал основы науки врачевания. Будучи обладателем цепкого ума, юноша легко усваивал все знания, и со временем превзошел своих сокурсников, и даже смог сравниться со своим учителем.

Император Максимиан узнал об успехах юного целителя, поскольку в то время проживал в Никомедии и активно выискивал христиан. Случилось это в период обострения, когда в императорском дворце случился поджог, в котором, естественно, обвинили христиан. Максимиан приказал сжечь 20 000 молящихся христиан в церкви на Рождество.

Доктор Евфросин был придворным врачом, поэтому часто приезжал в императорские резиденции тирана. Во время своих посещений Евфросин стал часто брать с собой молодого Пантелеймона, красотой и разумом которого были впечатлены все при дворе и даже сам император. Когда император узрел юношу, он спросил:

«Откуда он и чей он сын?».

Получив ответ, император приказал ему как можно быстрее закончить медицинскую подготовку, поскольку захотел, чтобы юноша был подле него, он счел его достойным служить ему.

Икона Святого Великомученика Пантелеймона для врача. Минск

В те дни в Никомидии жил старый священник по имени Ермолай. Из-за опасений быть замученным безбожниками он жил в подполье с несколькими христианами в маленьком и ничем не примечательном доме. Пантелеймону приходилось почти ежедневно навещать своего учителя и так получалось, что ему приходилось проходить мимо дома, в котором прятался Ермолай. Последний почти сразу заприметил юношу с волевым взглядом и добрым лицом и понял, что тот может быть обращен в истинную веру.

В один из дней Святой Ермолай вышел из своего дома и поприветствовал идущего домой Пантелеймона и предложил юному лекарю посетить свое скромное жилище, от чего Пантолеон, будучи кротким и послушным по своей натуре, отказываться не стал. Святой Ермолай сразу же начал расспрашивать мальчика о том, кто он, чем живет и во что верит. Мальчик, будучи воспитанным быть честным и открытым, рассказывал о себе все, о своих родителях, какой веры были они и как он, будучи ребенком потерял мать. Выслушав юного целителя, Ермолай спросил:

«Я вижу ты хороший ребенок и у меня есть вопрос. Чьей веры ты хотел бы придерживаться: отца или матери?»

Посредством этих слов Святой Ермолай нашел возможность для начала плодотворной беседы с помощью которой он начал сеять семя сомнения в душе мальчика, подобно семенам упавшими в хорошую землю и рассказывать ему о постулатах веры христианства:

«Внемли мне, юнец», - произнес Ермолай, - «Следующие мои слова будут чистой правдой. Врачебное искусство Асклепиада, Гиппократа и Галена помогает людям, но даже оно не всесильно. Более того, если говорить о Богах, которым приносят жертвы Император Максимиан, Евстрогий и другие безбожники, являются ложными, а все их поклонение является лишь маскарадом и ересью.»

«Однако есть лишь один настоящий и всесильный Бог – Иисус. Поверив в Него, ты сможешь исцелять любую болезнь, именем Его. Он Тот, Кто вернул возможность видеть тем, кто был лишен зрения, Он очистил тех, кто был болен проказой, Он тот, кто воскрешал мертвецов и лишь одним словом освобождал людей от одержимости демонами, которым поклоняются язычники.»

«Но кто из ныне живущих будет способен перечислить все свершенные Им чудеса?» Точно так же, как мы не можем сосчитать песчинки на берегу моря, звезды на небе или капли воды в идущем дожде, точно так же для простого смертного невозможно перечислить все чудеса Его и постичь величие Господа. Он сильнейший помощник всем тем, кто возносит молитвы Ему, Он утешает скорбящих и исцеляет больных, Он оберегает от несчастий, снимает оковы с души, и Он дает возможность свершать чудеса искренне любящим Его.»

Икона Святого Великомученика Пантелеймона для врача. Минск

После всех этих слов, Пантелеймон не мог не внять учению старца и проникнуться им в своем сердце. В конце, он радостно воскликнул:

«В детстве я часто слышал обо всем этом от своей матушки и неоднократно видел, как она возносила молитвы тому Богу, о котором мы сегодня говорили»

С тех пор юный лекарь стал частым гостем в доме старого священника и ежедневно внимал его речам, укрепляя свою веру. Каждый раз, когда Пантелеймон шел от учителю Евросина после обучения искусству целительства, он не мог не зайти попутно к старому Ермолаю и не получить от него новую порцию наставлений по спасению своей души и новую порцию знаний о постулатах веры христианства.

Однажды, идя к священнику от учителя Евфросина, Пантелеймон слегка отклонился от своего обычного пути и случайно наткнулся на тело мертвого ребенка, которого укусила огромная ядовитая змея, и саму змею, лежавшую рядом с ребенком. Узрев эту сцену, Пантолеон был несколько напуган и даже решил отступить назад, но потом передумал и произнес:

«Наступил тот час, когда я должен проверить все то, что рассказывал мне старый священник Ермолай». Вознесся взор к небу, он произнес:

«Господь Иисус Христос, я, недостойный взывать к Тебе, молю тебя. Коль Ты хочешь, чтобы я присоединился к твоей пастве, яви мне Свою силу, чтобы это дитя жило именем Твоим»

И в этом же момент, ребенок открыл глаза, словно от долгого сна и Пантелеймон полностью проникся верой в Бога. Он вознес глаза в сторону и с радостными слезами на глазах поблагодарил Господа за то, что тот вывел его к своему свету. После этого юный целитель сразу же пошел к старому священнику и, пав к его ногам, слезно попросил крестить его. Целитель рассказал Ермолаю, что произошло: как дитя ожило во имя Христа и что змея умерла.

Святой Ермолай решил убедиться в произошедшем лично и отправился к тому месту, о котором говорил Пантелеймон. Увидев мертвую змею, Ермолай перекрестился и поблагодарил Господа за сотворенные им чудеса и за то, что с помощью этого Господь привел Пантолеона к нему. Вернувшись в свой дом, Ермолай окрестил Пантолеона во имя Отца, Сына и Святого Духа, после чего тот получил свое новое имя - Пантелеймон. Затем священник совершил литургию в одной из комнат дома и поведал целителю о Божественных Тайнах Тела и Крови Христа.

 Икона Святого Великомученика Пантелеймона для врача. Минск

После крещения Пантелеймон оставался со старым священником в течение семи дней, впитывая новые знания подобно страждущему, нашедшему источник воды в пустыне. Спустя семь дней, Пантелеймон отправился домой. Возмущенный отец в беспокойстве спросил его где он пропадал все эти дни.

«Все эти дни я находился со своим учителем при императорском дворе», - ответил Пантелеймон. Нам нужно было вылечить больного, особо любимого императором, и мы не оставляли этого больного в течение семи дней, до тех пор, пока не убедились, что больной излечился» - именно эти слова произнес целитель и при этом он не сказал и слова лжи, ибо в форме притчи он говорил правду, но иносказательно. В притче Пантелеймон обозначил Ермолая Никомидийского своим учителем, под императорским двором он подразумевал дом и комнату священника, в которой его крестили, а под больным он подразумевал себя, которого полюбил Господь и которому оказывалось лечение в течение семи дней.

Так как он некоторое время не появлялся у своего учителя Евфросина, то у него тоже возник вполне обоснованный вопрос: «О мой ученик, где ты пропадал все эти дни?»

«Мой отец не так давно приобрел новое имущество и послал меня разобраться. Мне пришлось изучить все, что там было. Смею вас заверить, что уплаченная цена стоило того». Здесь он снова аллегорически выразился о полученном им Священном крещении и других знаниях, которые для него бесценны, ибо были получены им от своего «отца», т.е. Ермолая. После этих слов, Евфросин перестал задавать вопросы, но Святой целитель болезней Пантелеймон все еще был очень обеспокоен тем, как вывести своего отца из тьмы идолопоклонства и привести его к свету познания Христа. Беседуя с ним каждый день, разумно выбирая слова, он постепенно начал выводить своего отца к свету.

Постоянно задавая вопросы своему отцу, Святой заставил его потерять веру в своих богов и начать понимать ложь и заблуждение идолопоклонства. Его отец раньше приносил идолам большое количество жертв каждый день, но теперь он перестал поклоняться им и начал даже презирать их.

Видя это, Пантолеон возрадовался тому, что посеял семя сомнения в душе Евстрогия, сомнения в правильности идолопоклонничества, но ему не удалось окончательно убедить его в своей правоте. Пантолеон часто думал о том, чтобы пойти и разбить стоящих в отчем доме идолов, но он сдерживал себя. Делал это он чтобы не гневить отца, которого, согласно заповеди, мы должны почитать, а также за тем, чтобы отец, когда поймет истину о Боге, захотел собственноручно уничтожить идолов в доме.

В один из дней к Святому целителю болезней Пантелеймону пришел слепой, который попросил его исцелить от недуга и при этом он молвил следующее: «Прошу, помоги тому, кто слеп и лишен радости видеть бесценный свет. Все целители этой страны пытались вылечить меня, но так и не смогли избавить меня от хвори. Более того, вместо исцеления я потерял возможность лицезреть те блики света, что мог, и лишился всего своего состояния. Я потратил все, чтобы заплатить им, и взамен избавления от болезни я обрел только боль, отчаяние и потерял свое время».

Икона Святого Великомученика Пантелеймона для врача. Минск

Выслушав слепого, после некоторых раздумий в ответ Святой целитель болезней молвил:

«Если вы потратили все свои деньги на тех врачей, от которых вы не ничего не получили, как вы будете платить мне, если вы исцелитесь и будете способны видеть?»

«Я отдам все, что у меня осталось, - воскликнул слепой, - я с готовностью отдам вам все!».

«Дар зрения, - сказал Святой Пантелеймон, - , будет дан вам Небесным Отцом, через меня, Его недостойного слугу.  Я не в праве брать деньги за это, лучше распредели то, что вы обещали мне среди бедных.»

После этих слов Евстрогий, отец Пантолеона, подошел к своему сыну и спросил: «Сын мой, не спеши давать ложных обещаний о том, что ты не сможешь дать, иначе ты одурачишь как человека, стоящего перед тобой, так и самого себя. Уверен ли ты на самом деле, что ты сможешь дать этому человеку больше, чем другие, более опытные врачи?»

«Ни один из целителей этого города, - парировал Святой, - не знает предела моих знаний. Есть существенная разница между моим учителем, передавшим мне эти знания и остальными целителями.»

Предполагая, что его сын имеет в виду своего учителя Евфросина, Евстрогий подметил: «До меня доходил слух, что Евфросин тоже лечил этого слепого, но даже он не оказался способен излечить его»

«Отец, ждите и смотрите! Заверяю вас, что скоро  вы сами сможете увидеть мой подход к лечению подобных недугов», - сказал в ответ Пантелеймон. После этих слов, целитель прикоснулся пальцами к глазам слепого и произнес: «Во имя Господа моего Иисуса Христа, который просветляет слепых, прими свое зрение».

После этих слов глаза слепого распахнулись, и он смог видеть. В этом самый момент, Евстрогий и бывший слепой уверовали в Господа. Чуть позже они оба прошли через обряд крещения старым священником, после чего отец Пантелеймона вместе со своим сыном пошли разбивать всех идолов в доме. Уничтожив все символы лжебогов они сбросили то, что от них осталось в яму и присыпали ее землей. После этих событий Евстрогию было отведено не так много времени на этой земле, он вскорости скончался. В результате, Пантелеймон унаследовал все огромное отцовское состояние и первым его деянием стало освобождение всех его рабов и щедрое вознаграждение всех свободных людей, служивших ему все эти годы.

Пантелеймон отдавал свои сбережения всем нуждающимся: нищим, бедным, сиротам и вдовам. Пантелеймон часто ходил в тюрьмы и навещал заключенных пострадавших в оковах. Он утешал их лечением и дарил им то, в чем они в тот момент нуждались. Пантелеймон исцелял не только от ран, но также пытался спасти или облегчить от страданий и бедности.

Пантелеймону был дан дар исцелять самим Господом, и целитель пользовался им на безвозмездной основе, причем исцеляя не столько лекарствами, сколько призывая имя Христа. В этот период времени Пантолеон действительно становится Пантелеймоном, т.е. «милостивым ко всем», оправдывая свое имя, данное при крещении. Тем, кто нуждался, он оказывал помощь и исцелял всех без оплаты. Весь город обращался к нему со своими болезнями и оставлял всех остальных врачей без работы, потому что они ни от одного из них жители не могли получить настолько качественное и быстрое лечение, как от Пантелеймона, который успешно лечил всех и ни от кого не принимал оплату.

Многим людям помог Пантелеймон и имя милосердного врача стало известно всем, в то время как имена других врачей подвергались нападкам и насмешкам. Очевидным результатом стало то, что остальные лекари начали испытывать сначала ревность, а потом и гнев к Святому.

Однажды, еще до описанных выше событий, лекари увидели того самого, исцеленного Пантелеймоном слепого и подумали, а ни тот ли самый это человек, искавший лечения у нас, но которого нам не удалось вылечить? Каким образом он может теперь видеть? Кто тот великий целитель, кто помог этому человеку снова открыть глаза?

Икона Святого Великомученика Пантелеймона для врача. Минск

Переглянувшись, они решили расспросить мужчину как он восстановил зрение, а тот решил не скрывать, что ему помог Пантелеймон. «Сразу видно великого ученика, великого мастера!» сказали они, ибо знали чей он ученик.

Но чего они не знали, так это того, как Пантелеймон исцелял людей, и невольно признали, что Святой был своего рода учеником Господа. Несмотря на то, что прилюдно эти лекари восхваляли достижения Пантолеона, в глубине своих сердец они таили зависть и злобу. Они пытались найти хоть какой-нибудь повод для того, чтобы причинить вред Пантелеймону или даже убить его. И таковой повод им представился, ведь в один из дней они прознали о том, что он ходил и исцелял раны тех, кто страдал во имя Христа в тюрьмах, о чем они немедленно сообщили Максимиану:

«О наш Император! Наглый юнец, которому вы приказали изучать медицинскую науку и хотели, чтобы он остался у вас при дворе, явно отвергает вашу доброту. Он посещает тюрьмы, общается с христианами, ненавидящими и порицающими наших богов. Вы же сами знаете, что они пытаются обратить других в свою нечестивую веру. Если не избавиться от этого юнца как можно быстрее, то от него могут быть большие проблемы, ибо за лечением к нему наведывается все население нашего славного города. Более того, свой талант в медицине, которым он исцеляет, этот безбожник не приписывает Асклепию, либо иному нашему богу, а богу христиан. Более того  все, исцеленные им, начинают верить в этого бога!»

Услышав эти речи, император был глубоко шокирован и приказал найти слепого, исцеленного Пантолемоном и доставить его во дворец, чтобы тот дал показания и служил точным доказательством для слов других лекарей.  Когда мужчина был найден, император спросил его: «Скажи, человек обретший зрение, как именно Пантолеон вернул тебе способность снова видеть свет?»

«Он произнес имя Христа, - ответил мужчина, - и прикоснулся к моим глазам, и я сразу же обрел зрение». «И ты думаешь, - спросил император, - кто исцелил твой недуг, Иисус или боги?»

«Император!» ответил слепой: «Эти доктора, которых вы сейчас видите вокруг себя, последние годы делали все возможное, чтобы исцелить меня. Они забрали все, что у меня было, и не только не смогли облегчить мои страдания, но и также лишили меня тех малых лучей света, которые я мог видеть, и, наконец, оставили меня слепым. Пантелеймон одним прикосновением и именем Христа смог вернуть мне зрение. Поэтому, о Император, суди и решай для себя, кто наш истинный бог: Асклепий и другие боги, которых я долгое время призывал и которые не смогли вернуть мне способность видеть, или Иисус Христос, к которому лишь раз воззвал один единственный Пантелеймон и сразу же вылечивший меня от хвори.»

Император не смог сразу как-то ответить на это изречение, но все же решил переубедить бывшего слепого:

«Не говори глупостей, о человек, и не упоминай Христа перед моим ликом. Очевидно, что это наши боги вернули тебе зрение!»

Не прислушиваясь к властной речи императора и глядя в глаза тирана, исцеленный человек ответил Максимиану еще более смело, чем слепой из Евангелие, (Иоанна 9:27): «Вы говорите глупости сами, о мой император, когда говорите, что ваши боги, будучи сами слепыми, способными сами дать другим зрение. Как они, так и вы, вы просто не хотите видеть истину.»

Император впал в гнев и тотчас же приказал обезглавить смельчака. После этого император послал за Пантолеоном. Когда солдаты вели целителя к императору, он пел слова псалма Давида (Пс 108). Таким образом, своим телом он как бы представал перед земным царем, но своим духом - перед царем небесным.

 Икона Святого Великомученика Пантелеймона для врача. Минск

Взглянув на него, уже успокоившийся император Максимиан начал осторожно убеждать целителя следующими словами:

«Разные нехорошие вещи я тут услышал Пантолеон. Эти люди рассказывают о том, как ты критикуешь и хулишь Асклепия и остальных богов, в то время как сам славишь Иисуса и считаешь его своим единственным Богом. У меня есть предположение, что ты не осознаешь в полной мере, как много времени я потратил ради тебя, и какую великую честь я оказал тебе, когда решил принять тебя в моем дворе, когда приказал твоему мастеру как можно быстрее выучить тебя на лекаря, чтобы ты мог быть всегда подле меня. Но ты явно презираешь все мои усилия, раз ты обратился к моим врагам! В тоже время, я отказываюсь верить, в то, что они говорят о тебе, ибо лгать – это природа людей. Поэтому я послал за тобой, чтобы, в присутствии меня и этих славных людей, ты мог разоблачить клевету этих хулителей и вместе с нами принести жертву нашим богам»

«Мы должны доказывать силу нашей веры делами, а не словами, о мой император, ответил целитель, - ибо истина рождается при свершении нами дел, а не из наших речей, сколь бы сладостными они не были. Поэтому, принимайте на веру то, что я отрицаю всех ваших богов и даже самого Асклепия, верьте в то, что я прославляю своего Господа, Иисуса Христа, ибо только по Его делам я узрел, что лишь он – единственный Бог. Вы только послушайте, какие чудеса сотворил наш Господь: он сотворил небеса и землю, воскресил тех, кто мертв, вернул зрение слепцам, излечил пораженных проказой и лишь одним единым словам поднимали парализованных из постелей. Какие из ваших богов, которым вы так рьяно поклоняетесь, могут повторить это? Способны ли они вообще на созидание и всепрощение?»

«Если вы действительно желаете узреть всемогущество моего Бога, то лучше увидеть его в деле. О император, покажите привести сюда смертельно больного человека, которого уже ни один врач не отважился бы лечить. Пусть твои жрецы попытаются призвать твоих богов, а я вознесу молитву своему Богу. Кто бы из богов не исцелил больного, пусть именно его признают единственным Богом, тогда как остальные будут отвергнуты»

Подобное предложение Пантелеймона-целителя пришлось по нраву императору и искомый больной был тут же приведен ко двору. Люди императора привели человека, который уже многие годы лежит парализованным на кровати подобно дереву, не способный пошевелить какой-либо конечностью. После этого пришли императорские жрецы, идолопоклонники с медицинским опытом, и они предложили Пантолеону попробовать сначала вознести молитву своего Богу, на что Святой ответил лишь усмешкой.

После чего жрецы стали взывать к своим богам. Один из них взывал к Асклепию, другой Зевсу, третий звал Диану, четвертые взывали к дьяволам, но никто из них не получил какого-либо ответа. Они еще долгое время безуспешно пытались возносить свои молитвы, но все было тщетно. В конце концов, Пантелеймон начал смеяться. Заметив это, император с видимым недовольством приказал:

«Ну, Пантолеон, теперь твой черед доказывать, силу этого твоего Бога»

«Прикажите остальными жрецам выйти, о император» - попросил Пантелеймон, что они и сделали. Пантелеймон подошел к кровати больного, поднял глаза к небесам и помолился Господу, после чего взял руку парализованного в свои руки и сказал тому встать с кровати. Парализованный сразу же почувствовал силу, пришедшую к нему извне, поднялся, радостно захохотал и пошел домой на своих двоих домой, исцеленный Пантелеймоном.

Многие люди, имевшие честь самолично видеть это чудо, стали убежденными христианами, что не могло не разозлить императора. Жрецы, стоявшие рядом с ним, скрежеща зубами сказали:

«О наш император, внемлите нам, если этот безбожный юнец останется жив, жертва нашим богам будет обесценена, а христиане будут смеяться над нами. Убей этого бесстыдника, как можно скорее, о император»

Но император, еще лелея надежду, лишь сказал Пантелеймону:

«Пантолеон, вознесу молитву нашим богам и принеси им жертву и не умирай просто так здесь и сейчас. Ты хоть знаешь, сколь много людей было убитой мной лишь потому, что они отрицали моих богов и отвергали мои самые лучшие пожелания. И я более чем уверен, что ты знаешь обо всех пытках, которые пришлось претерпеть безбожнику Анфиму»

«Все, кто умер с именем Господа на устах не погибли,- отвечал Пантелеймон, - но они обрели себя и вечную жизнь. И если Анфим, будучи старым немощным стариком и слаб телом, смог перенести все твои мучения ради своей веры, то я, будучи молодым и сильным смогу стерпеть многим больше. Моя жизнь не будет значить ничего, если я не смогу умереть за Христа и даже если я умру, я буду считать это величайшим благословением»

На эти слова император мог лишь вздохнуть и приказать повесить Великомученика на дереве, содрать с него одежду и начать пытать железными крюками, а раны прижигать горящими свечами и факелами. Пережив все эти страдания, Пантелеймон произнес:

«О, милостивый Господь! Поддержи меня в сей трудный час, даруй мне силы и терпение пережить эти мучения до конца»

Господь явился ему в образе священника Ермолая и сказал, чтобы он не боялся и всегда будет с ним. После чего, руки палачей в тот же момент ослабли, а оружие выпало из них и  горевшие свечи тут же погасли. Увидев это, Максимиан приказал снять мученика с дерева и спросил:

«Откуда берется сила твоей магии? Почему она смогла повлиять как на твоих мучителей, так и на горевшие свечи» «Моя магия - это Христос», - ответил мученик. «Его всемогущая сила действует на все».

«И что ты будешь делать дальше? - спросил Максимиан, - я ведь могу придумать для тебя еще более жестокие пытки!»

«Чем больше выпадет мне мучений, - ответил мученик, - тем большей силой и терпеньем наделит своего слугу мой Бог и тем больше ты будешь пристыжен»

На эти слова император лишь пожал плечами и дал приказ расплавить свинец в огромном котле и поместить в него Пантелеймона. Когда свинец расплавился, и целитель поднялся в котел, он закрыл глаза и помолился. Во время молитвы, Бог снова появился перед ним в образе Ермолая.

Он взял  руку Пантелеймона и повел его прямо в котел, огонь под которым тотчас погас, а свинец, неистово бурлящий мгновение назад, остыл. Наблюдавшие это были поражены этим чудесам, и даже император не выдержал и закричал:

«Что еще я могу сделать, если он способен потушить огонь и остудить свинец? Какую пытку мне придумать для этого мага? Поскольку он вряд ли сможет околдовать все море, бросьте его на дно морских глубин, где немедленно погибнет.»

Люди Максимиана тотчас же схватили Пантелеймона и отправились с ним к морю, где он был усажен в лодку, а к его шее был привязан огромный камень. Отплыв достаточно далеко от берега, слуги императора сбросили его за борт, тогда как сами поплыли обратно. Будучи оставленным в море, перед Мучеником появился Господь в образе Ермолая и камень стал легче пера. Пантелеймон, держась за руку Господа смог не только спокойно держаться по морской глади, но даже смог ходить по воде, подобно Христу. Когда Святой дошел до берега, он, восхваляя своего Бога, встал перед Максимианом.  

«Каковы приделы твоего могущества, безбожник, что ты с его помощью смог даже море подчинить своей воле?»

«Это все сила Господа, о император» - ответил Пантолеон

«Т.е. ты можешь править даже морем?» - Спросил севшим голосом император

«Даже морская гладь подчиняется воле моего Учителя. Я не правлю морем, но наш Господь и Учитель каждого существа, является владыкой как неба и земли, так и моря.»

После этого раздосадованный император приказал подготовить арену с высокими стенами, чтобы отдать великомученика на съедение диким зверям. Весь город собрался на это зрелище, желая увидеть, как дикий зверь растерзает красивого молодого человека. Сам император явился увидеть эту сцену. Посмотрев на великомученика Пантелеймона, он произнес:

«Этих зверей я готовил специально для таких как ты! Но послушай меня, будь благоразумен и не заставляй твоего императора отдавать этот приказ, покайся и смени свою веру, в ином случае тебе будет уготована весьма жалкая смерть.»

Но, не смотря на эти слова, Великомученик предпочел быть разодранным дикими животными, но не поддаться уговорам императора. Но в очередной раз Святой был спасен Господом, явившимся ему в образе священника Ермолая, который заставил животных стать покорными, подобно ягнятам, до такой степени, что те только и могли что лизать Великомученику ноги.  Когда люди увидели это, они были поражены и в один голос кричали: «Велик Бог христиан! Освободите этого невинного и праведного юношу!»

Преисполненный гневом император приказал солдатам обнажить свои мечи и направить их против тех, кто прославлял Христа как Бога. 

Так как весь текст не влезает (не смотря на то, что в редакторе оно отображается нормально), за продолженеим рекомендую перейти по ссылке, там есть удобное оглавление со всеми частями жития:

https://ikony-glivi.by/ikony/panteleimon

75    
(0)
Интернет-магазин икон "Главикона.ру"

 Помощь Свято-Троицкому храму